Интернет в Беларуси оставят вне закона?

В проекте закона об информации, который готовится к рассмотрению в парламенте, интернет не упоминается в принципе...

Интернет в Беларуси оставят вне закона?Еще на этой сессии Палаты представителей депутаты должны рассмотреть проект закона об информации, разработка которого ведется уже не один год. В комментариях независимых СМИ этот законопроект чаще всего характеризуют как документ, направленный на усиление контроля над прессой со стороны государства. Одним из самых обсуждаемых пунктов проекта закона было намерение ввести в правовое поле деятельность интернет-изданий.

В последние годы фактически вся независимая белорусская пресса, лишенная возможности легально печататься и распространяться, вынуждена была уйти в Сеть, куда регулирующие щупальца Министерства информации пока не дотягиваются. Очевидно, что в рамках существующего законодательства борьба со свободомыслием на виртуальных просторах для власти сродни походу Дона Кихота на ветряные мельницы. Интернет не подпадает ни под нынешнюю версию закона об информации, ни под версию закона о СМИ.

Предполагалось, что в новой версии закона об информации Всемирной сети дадут юридическое определение и, соответственно, смогут определить рамки и требования для работы в интернете отечественных СМИ.

Но, как оказывается, в проекте закона об информации, информатизации и защите информации, который готовится к рассмотрению в парламенте, интернет не упоминается в принципе.

Татьяна СафроненкоС таким заявлением 16 ноября на страницах «Советской Белоруссии» выступила заместитель председателя комиссии по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и предпринимательству Палаты представителей Татьяна Сафроненко.

«Нигде в законопроекте не найдете даже такого понятия, как «интернет». Мы отказались от его упоминания в принципе, равно как и от термина «сайт». Почему? Проблема ведь здесь не только в правовом аспекте. Те, кто утверждает, что этим законом государство пытается взять под контроль интернет-ресурсы, вероятно, не совсем понимают, о чем вообще идет речь. Никому в мире пока еще не удалось этого сделать. И я думаю, что человек, которому подобное окажется под силу, вправе будет рассчитывать на Нобелевскую премию», — сказала Татьяна Сафроненко.

По мнению депутата, в плане ответственности сетевых СМИ вполне достаточно административного и уголовного кодексов.

«В этом законопроекте изначально не стояло цели ужесточить или ограничить деятельность электронных масс-медиа. Его нормы не будут распространяться на общественные отношения, связанные с работой СМИ в принципе и охраной информации как объекта интеллектуальной собственности. И вообще, что касается права граждан на информацию, то по сравнению с первоначальной редакцией мы убрали из проекта 11 статей, которые в той или иной степени ограничивали его», — говорит депутат.

Как объяснила Татьяна Сафроненко, новый закон «должен заложить основы государственной политики в сфере информатизации и защиты информации. В нем сформулированы права и обязанности ее обладателей. Кроме того, документ восполняет пробелы, касающиеся порядка и условий доступа граждан к открытой информации публичного характера, информационной безопасности государства. Любой, скажем, гражданин по этому законопроекту имеет право на защиту информации о своей частной жизни от вмешательства со стороны третьих лиц, на тайну корреспонденции, телефонных и других сообщений. Отдельное направление — организационные и технические меры защиты сведений, содержащихся в государственных информационных системах. О чем идет речь? Скажем, вы не желаете предоставлять кому-то свои персональные данные, вы имеете на то право. Но есть же случаи, когда мы просто обязаны предоставлять такие сведения. Наши персональные данные, например, хранятся в регистре МВД. Если отказаться от этого нельзя, то, по крайней мере, запретить распространять эти сведения в свободном доступе мы вправе будем потребовать».

Между тем, в апреле-июле этого года при поддержке Фонда развития правовых технологий проводилась международная экспертиза законопроекта об информации. В заключении экспертов содержится вывод, что данный законопроект «будет ограничивать свободу информации и СМИ в манере, которая противоречит европейским стандартам, установленным различными инструментами в рамках Совета Европы и Евросоюза».

По мнению экспертов, предложенная версия законопроекта «создает все условия для произвольности решений на любом уровне их принятия». «Закон не сможет помочь в определении направления работы государства, не говоря уже об общедемократических принципах, и единственная группа лиц, которая в краткие сроки сможет извлечь из него выгоду, — это главы учреждений, которые будут интерпретировать данный закон», — говорится в заключении. Эксперты также подчеркивают, что использованные в законопроекте понятия «очень запутаны».

Еще в июле та же Татьяна Сафроненко, говоря о проекте закона, называла его достаточно «сырым». Характеризую документ, депутат обратила внимание на присутствие в нем слишком большого числа отсылочных норм. По ее словам, заявления разработчиков о том, что закон рамочный, недостаточно убедительны. «Рамочных законов у нас и так уже хватает», — говорила депутат, добавив, что в таком варианте законопроект может быть отклонен.

Ограничительным в плане содержания и предписывающим в плане регистрации называл проект закона об информации представитель ОБСЕ по свободе СМИ Миклош Харашти 4 июня на встрече с журналистами в Минске. «Ограничительный и предписывающий характер является смыслом этого закона», — добавил представитель ОБСЕ.

Вместе с тем, по словам Татьяны Сафроненко, парламентская комиссия учла ряд замечаний по законопроекту, в том числе от ОБСЕ. Также свои замечания и предложения представили Администрация президента и Белорусская ассоциация журналистов.

Андрей БастунецКак рассказал «Белорусским новостям» заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов, юрист Андрей Бастунец, в проекте закона действительно были учтены некоторые замечания БАЖ. В частности, введено четкое разграничение сфер регулирования — деятельность СМИ регулируется законом «О средствах массовой информации», а не законом «Об информации».

Вместе с тем, Андрей Бастунец отметил, что говорить о том, что проект закона об информации не затронет интересы интернет-изданий, все же преждевременно. «Возможно, рабочая группа по разработке проекта закона поняла всю тупиковость попыток контролировать интернет и пытается уйти от лобового регулирования этой сферы», — говорит Андрей Бастунец. По словам той же Татьяны Сафронковой, когда проект закона поступил в парламент из правительства, «там почти в каждой статье было упоминание Интернет». «Но охватить это невозможно», — сказала депутат в интервью пресс-службе БАЖ.

Но в месте с тем, как отмечает Андрей Бастунец, в последней рабочей версии законопроекта, которая есть в БАЖ и рассматривается сейчас в профильной парламентской комиссии, присутствуют определения информационного ресурса, информационных сетей и заложены нормы регистрации таких ресурсов. Также, по словам эксперта, законопроект до сих пор содержит множество отсылочных норм, которые позволяют государству использовать контролирующие функции с помощью подзаконных актов.

Как предполагают в БАЖ, из нынешнего текста проекта закона об информации вполне могут быть исключены некоторые строгие статьи с тем, чтобы рассмотреть документ в первом чтении еще в ходе этой сессии.

Ну а как будет выглядеть законопроект перед вторым чтением, можно только догадываться.