Сыр-бор вокруг бора

Проблемы по превышению содержания бора в питьевой воде столицы в системе коммунального водопровода...

какую воду мы пьемВ требования к химическому составу питьевой воды, поступающей через систему централизованного водоснабжения, внесены изменения. Но не в сторону улучшения ее качества и снижения количества нежелательных и вредных элементов. Согласно постановлению Министерства здравоохранения, в санитарные правила и нормы, касающиеся питьевой воды, вносятся изменения, увеличивающие допустимое содержание в питьевой воде бора в два раза.

Теперь в воде централизованных систем питьевого водоснабжения допустимое содержание бора увеличилось с 0,5 на мг/дм3 до 1 мг/дм3. Постановление вступает в силу 3 января 2008 года. Информация об этом размещена на официальном сайте республиканской санслужбы.

Заведующий отделением коммунальной гигиены Республиканского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья Семен Позин подтвердил «Белорусским новостям», что изменение произошло, однако причин изменения не назвал.

Врач-гигиенист Городского центра гигиены и эпидемиологии Наталья Конышева предположила, что, «возможно, изменение норматива связано с тем, что в Беларуси он был меньше, чем в некоторых других странах».

Руководитель ЭКОО «Неруш» Владимир Зуев предположил в интервью «Белорусским новостям», что изменение норматива по бору как-то связано с приближением к нормам Евросоюза. «Вот Польша ввела норматив Евросоюза, а потом через несколько лет вошла в ЕС. Так что в этом смысле это неплохой признак», — пошутил эксперт.

Действительно, в странах Евросоюза с 1998 года количество бора не должно превышать в питьевой воде 1 мг/дм3. В соседней России нормативно закреплен показатель в 0,5 мг/дм3. При этом, на основе исследований, проведенных Всемирной организацией здравоохранение, для бора была определена величина переносимого суточного потребления, равная 88 мкг/кг массы тела, и уже на ее основе выработана рекомендация по уровню содержания бора в воде — 0,3 мг/дм3.

Таким образом, очевидно, что единого стандарта, которого бы придерживалось большинство стран, нет.

Между тем известно, что бор — достаточно опасный элемент. Как рассказала Наталья Конышева, бор является химическим ингредиентом, относящимся ко второму (высокому) классу опасности. Его нормирование в воде осуществляется по санитарно-токсикологическому принципу.

Известно, что бор, в случае, если его концентрация превышает допустимые нормативы, совсем небезобиден. «Он негативно действует на углеводный обмен и репродуктивную функцию человека, на работу желудочно-кишечного тракта», — рассказала Н.Конышева.

Оксид бора и ортоборная кислота относятся к сильнодействующим токсичным веществам. Непродолжительное вдыхание воздуха, умеренно загрязненного соединениями бора, вызывает у людей раздражение носоглотки и глаз. Исследования на животных показывают, что при вдыхании воздуха с высоким загрязнением соединениями бора развивается поражение легких.

При поступлении боратов или борной кислоты внутрь с водой или пищей бор быстро и почти полностью поглощается из желудочно-кишечного тракта. При длительном воздействии соединений бора нарушение процессов пищеварения приобретает хронический характер (развивается так называемый «борный энтерит»), возникает и борная интоксикация, которая может поразить печень, почки, центральную нервную систему.

При этом специалист подчеркнула, что речи о негативном влиянии бора при его концентрации в 1 мг/дм3 не идет: «Такая концентрация, на мой взгляд, неспособна негативно воздействовать на здоровье человека».

Насколько присутствие бора вообще характерно для Беларуси? Владимир Зуев надеется, «что в питьевой воде в Беларуси как не было, так и не будет проблем с высоким содержанием бора».

Н.Конышева солидарна с ним и, комментируя ситуацию в Минске, заметила: «Проблемы по превышению содержания бора в питьевой воде столицы в системе коммунального водопровода не существует».

Вообще же, пояснила специалист, «наличие бора характерно для некоторых артезианских скважин, эксплуатирующих водоносные горизонты на глубине более 100 метров».

Часть воды из подземных источников поступает потребителю из водозаборных скважин. Она имеет хорошие характеристики, а скважины, заметила специалист, «здоровы и характеризуются экологической чистотой». Высокое содержание таких микроэлементов, как барий, фтор и бор — природная характеристика такой воды. При этом Н.Конышева заметила, что в любой скважине концентрация меняется постоянно. Подземные воды двигаются, происходит иногда большее, иногда меньшее вымывание почв. Специалист заметила, что присутствие этих веществ объясняется присутствием бора в породах. По словам Натальи Конышевой, бор в Беларуси встречается как ингредиент, в основном, природного происхождения.

В питьевой же воде, которая поступает потребителю, концентрация бора не превышает нормативы санитарных правил, подчеркнула Н.Конышева. Это происходит, в частности, потому, что вода, поступающая к нам как питьевая, «смешивается с водой из скважин, где бора нет или определяется только на уровне чувствительности приборов».

На вопрос «Белорусских новостей» о качестве воды в Минске специалист заметила, что «проблем с качеством питьевой воды в столице нет». Есть, правда, некоторые неприятные моменты — в Московском, Фрунзенском, Октябрьском районах вода характеризуется присутствием запаха из-за обеззараживания воды хлором. При этом запах соответствует нормативам. По химическому составу вода в столице нормированного качества.

Кроме того, декабрь в целом — период достаточно благоприятный для качества воды. Нет ливней, талых вод.

При этом Наталья Конышева заметила, что и весь год должен быть благоприятным для качества и безопасности воды, и она должна соответствовать санитарным нормам. «По крайней мере, именно к этому мы стремимся», — заключила собеседник «Белорусских новостей».