Дети убегают и из благополучных семей

Возраст у подростков такой беспокойный. Но замечено: дети из благополучных, обеспеченных семей и быстрее возвращаются домой...

Вика АлексеенкоК 29 января во Фрунзенском РУВД Минска зарегистрировано 19 заявлений о без вести пропавших гражданах. Среди них — одна школьница.

В новую квартиру на улице Колесникова 15-летняя Вика Алексеенко вместе с мамой и братьями-сестрами переехала из Заводского района Минска 10 января, а уже 20-го вечером вышла погулять и домой не вернулась.

Мама обратилась в милицию с заявлением: пропала дочь. Поиски пропавшего без вести человека начинаются в день подачи заявления, а не через три дня, как было в СССР. В течение 10 дней сыщики проводят проверку по заявлению, и если человека не удается найти, принимается решение о возбуждении уголовного дела по розыску без вести пропавшего гражданина.

— В минувшем году у нас в районе было 350 заявлений о без вести пропавших гражданах, — говорит старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска Фрунзенского РУВД Минска Игорь Щеняев. — Из них 100 заявлений касались детей и подростков. К счастью, все дети живы-здоровы, они убегали из дома после конфликтов с родителями, учителями, просто в поисках приключений. Что касается взрослых, то один человек был убит, и случилось несколько некриминальных смертей. Допустим, человек умер от сердечного приступа прямо на улице, а документов при нем не было.

— Но в таком случае об этом человеке с описанием всех примет должна быть информация в Бюро регистрации несчастных случаев.

— Мы работаем в контакте с БРНС и иногда действительно сразу находим «потеряшек». Это люди, попавшие в какую-то чрезвычайную ситуацию, находящиеся в больнице без сознания, без документов.

— А что с остальными взрослыми «пропажами»?

— Банальные истории. Человек уехал в другой город или даже страну и не желает общаться с родными. Они его начинают искать, чаще из каких-то меркантильных соображений: продажа квартиры, уменьшение коммунальных платежей. Недавно приходит женщина и пишет заявление: последний раз видела мужа в 1995 году. Мы его нашли, и он пояснил, что месяца три как приезжал домой, привозил деньги, подарки для сына. А жена рассчитывала, что после заявления его признают в судебном порядке умершим, и она сможет распоряжаться квартирой.

— Женщину не привлекли к ответственности за ложное сообщение?

— Нет, в данном случае это невозможно.

Поиск пропавших — дело дорогостоящее. Ведь не только факсы рассылаются по райотделами всей страны и сотни часов ведутся переговоры с коллегами. Нередко милиционеры и в командировки ездят по Беларуси, России, где осело немало «потеряшек». Когда сыщики находят человека, он обязан написать заявление: мол, жив-здоров, прошу прекратить поиски. Это официальная процедура, а неофициально он умоляет милиционеров «не говорить бывшей мой адрес». Такие вот драмы, оплаченные из кошелька налогоплательщиков.

Но вернемся к пропавшей Вике. На какие-то ее следы сыщикам удалось напасть, но схватить за руку и привести домой, увы, пока нет. Как выяснилось, это не первый уход Вики из дома. Нравится ей путешествовать, чувствовать себя взрослой. По словам Игоря Щеняева, подростки, убегающие из дома, занимаются попрошайничеством, воруют, девчата нередко выставляют себя на панель.

Если в ближайшие день-два Вику не найдут, придется возбуждать уголовное дело. У сыщиков уже собрано листов 100 документов, так или иначе проливающих свет на передвижения Вики по стране.

Когда сыщики разыскивают несовершеннолетних «потеряшек», их ставят на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних, беседуют, разъясняют, внушают. Иногда родителям выписывают штраф. Но только если родители не занимались воспитанием детей. Потому что дети убегают из самых разных семей, иногда и от гиперопеки. Возраст у подростков такой беспокойный. Но замечено: дети из благополучных, обеспеченных семей и быстрее возвращаются домой — привыкли к комфорту. Дети из асоциальных семей обычно домой не спешат.

По-хорошему, заниматься реабилитацией таких детей должны бы независимые психологи. Каким бы хорошим не был школьный психолог, он — член педколлектива, и если ребенка в школе «заклевали», навесили ярлык «трудного», то никакого доверия к школьному психологу не будет. Невылеченная психологическая травма останется и осложнит всю жизнь.

А пока о помощи просит милиция. Если кто-то видел Вику Алексеенко (на фото), пожалуйста, сообщите об этом по телефонам: 213-08-32, 252-02-02. Приметы девочки: на вид 14 лет, рост около 170 см, среднего телосложения, лицо овальное, глаза зеленые, волосы покрашены в черный цвет. Особые приметы: на лбу в средней части белесый шрам длиной до 2 см, на предплечье обеих рук следы от порезов. Была одета: белая куртка на меху, кофта расцветки «гепард», черные брюки капри, высокие белые сапоги.




Оставьте комментарий (0)