Четыре площадки под АЭС — формальность для МАГАТЭ

«Для района АЭС будет спасением — молодежи работа будет». Но прощаясь, председатель произнес: «Дай-то Бог, может, пронесет нас с этой АЭС»...

Окончательное решение о площадке для белорусской АЭС должно быть принято до конца 2008 года. По требованию МАГАТЭ при выборе площадки под строительство АЭС должно быть разведано, как минимум, две. В Беларуси решили перевыполнить эти требования и произвести разведку четырех площадок: две основные и две — резервные.

Впрочем, беглого взгляда достаточно, чтобы понять, что основные площадки расположены в Могилевской области — Краснополянская (Чаусский район) и Кукшиновская (Шкловский район), причем одна из них — на зараженной чернобыльской радиацией территории. Резервные же площадки выбраны на севере Беларуси — в краю красивейших озер, белорусских курортов и вблизи заповедников.

Естественно, если треть территории Беларуси (в основном, это южная часть) заражена чернобыльской радиацией, то строительство АЭС в «чистой» северной части вызовет соответствующую реакцию в обществе. Не зря еще в ноябре 2007 года тогдашний фактически руководитель белорусского атомного проекта заместитель председателя президиума Национальной академии наук Владимир Тимошпольский сказал, что он на 90% уверен, что АЭС будет строиться в Могилевской области.

Четвертая, Верхнедвинская, площадка находится, как следует из названия, в Верхнедвинском районе на севере Беларуси в Витебской области. Название городу и району дает протекающая здесь Западная Двина — одна из главных рек Беларуси. За Верхнедвинским районом Западная Двина течет по территории Латвии и там именуется Даугавой. В Верхнедвинске в Двину впадает река Дрисса. Вообще, в этой местности рек в достатке. Если Беларусь называют краем «блакітных азёраў», то в самой Беларуси краем озер именуют север страны — Витебскую область.

Имея на руках лишь приблизительную схему расположения площадки, езжу по разбитым сельским дорогам, стараясь увидеть геологоразведочную технику. Безрезультатно. Следов геодезической разметки, которыми изобилуют площадки в Могилевской области, тоже не видно.

Останавливаюсь у заправляющегося в поле вертолета, с которого идет распыление сельскохозяйственных химикатов — с высоты пилот видит больше. Но и он помочь не может. Лишь двое парней, с утра осчастлививших себя «недорогим» вином, вспомнили, что вблизи их деревни на прошлой неделе работали буровые машины. Обращаюсь к председателю одного из сельсоветов. О том, что здесь выбрана одна из площадок под АЭС, он знает, но буровую технику у себя на территории не видел. Желая мне помочь, обзванивает коллег из соседних сельсоветов: результат — кто-то где-то кого-то видел несколько недель назад.

Приходится просто ездить по окрестным поселкам и расспрашивать жителей, не теряя надежды увидеть свежую геодезическую разметку из красных и желтых столбиков. Повезло только под вечер — в поселке Волынцы мне рассказали, что на территории местной мехколонны несколько недель назад ставили свою технику геологи. А один из местных жителей работает в этой мехколонне и успел сдружиться с геологами. В плане информированности для меня он оказался очень ценным человеком. Так я узнал, что геологи выезжали на бурение в районы деревушек Бубны, Антоново, Князево, Фрейзово.

В настоящее время геологов в Волынцах нет. «Может, переместились в другое место, а может вообще уехали, сделав работу», — заключает собеседник. Второе больше соответствует действительности — нет смысла геологам переносить место базирования на несколько десятков километров.

Решаю съездить в деревню Князево, где шли изыскания.

Небольшая деревенька Князево похожа на большинство деревень в этой местности, с которой уже успел неплохо познакомиться — ухабистая дорога, половина, а то и больше хат стоят пустыми, практически не видно молодежи. Магазина, школы и других социально-бытовых объектов в деревне нет. Периодически приезжает сюда автолавка.

Кстати, все площадки под белорусскую АЭС находятся среди таких вымирающих деревень.

Сергей и Антонина Циро

Знакомлюсь с местными жителями Сергеем и Антониной Циро. Всю жизнь проработали в местном колхозе. Теперь на пенсии, несмотря на почтенный возраст содержат солидное хозяйство: двенадцать овец, две коровы, куры, конь. Жизнью довольны и благодарят за это государство: «Раньше земли было мало, а теперь бери, сколько хочешь — заброшенные поля кругом. Хочешь — сено коси, хочешь — скот паси».

Сергей подтверждает, что действительно геологи работали около деревни несколько недель назад: «Работали сразу за деревней. У меня в пруду воду брали». Сомнений нет — как в Красной Поляне, в Кукшиново и под Островцом, здесь также бурение велось с применением воды.

В указанном месте поля перечеркнуты сеткой следов от геологоразведочной техники повышенной проходимости. Почва на этой, в целом равнинной местности с множеством рек, по количеству которых район в числе первых в Беларуси, пропитана водой. Следую по этим следам в надежде увидеть хоть один столбик геодезической разметки — тщетно.

Позже узнал, что финансирование на разведку резервных площадок было значительно меньшим, чем на основные. То есть, изначально было ясно, что разведка площадок на севере Беларуси — формальность для МАГАТЭ.

В плане экологической обстановки район чистый: один из главных загрязнителей этого региона Беларуси — новополоцкий «Нафтан», находится примерно в 45 км от Верхнедвинска.

Менее чем в 30 км от площадки находится Освейское озеро — второе после Нарочи по площади озеро в Беларуси. В этих местах любят отдыхать и охотиться зарубежные туристы. На берегу озера находится поселок Освея с рыбхозом и лошадиной фермой. Среди туристов популярны конные прогулки вокруг озера. Прилегающая к озеру территория объявлена республиканским ландшафтным заказником. Также на территории Верхнедвинского района 7 заказников местного значения.

В этой местности в живописных местах приобретают дома под дачи граждане России, в том числе из Санкт-Петербурга и Москвы — рядом проходит граница с Россией.

Если рассматривать площадку под АЭС, приняв в качестве точки отсчета деревню Князево (55* 45r 42,6 N; 28*15r 19,8 E в координатах 1942 года), то получается, что Верхнедвинск в 19 км, Минск (центр) — 211 км, Полоцк — 45 км, Витебск — 137 км, Россия — 38 км, Латвия — 40 км, Литва — 103 км (там же, в 108 км, и Игналинская АЭС), Польша — 365 км, Украина — 449 км.

За день езды по Верхнедвинскому району встречался со многими местными жителями. Каждому задавал вопрос о том, как они относится к перспективе строительства АЭС в этих местах. Подавляющее большинство было против. Часть людей была против АЭС вообще, другие считают, что АЭС Беларуси необходима, но строить ее надо в уже зараженной радиацией местности.

В Верхнедвинском районе, кстати, проживает много переселенцев из чернобыльских мест.

Запомнилась беседа с председателем Кохановичского сельсовета Валерием Ермоленко. Он много рассказывал об уникальности района, о его природных и культурных достопримечательностях: «Для района АЭС будет спасением — молодежи работа будет. А то бегут все отсюда. Старики умирают, детей почти не рождается». Но прощаясь, председатель произнес: «Дай-то Бог, может, пронесет нас с этой АЭС».