Пройти мимо или остаться. Человеком

Лежит человек на улице… Первая мысль: пьяный. И люди бегут по своим делам. Иногда что-то царапнет: может, надо «скорую» вызвать?...

Лежит человек на улице… Первая мысль: пьяный. И люди бегут по своим делам. Иногда что-то царапнет: а может, здоровье подвело, надо было «скорую» вызвать? Корреспондент «Белорусских новостей» не прошла мимо лежащего на улице человека. И, как выяснилось, не одна…

Мчусь по лестнице с Немиги на площадь Свободы. Краем глаза замечаю лежащего на газоне в неудобной позе человека. Думаю, надо бы вызвать милицию или «скорую», но тороплюсь. Встречаюсь с подружкой. Спускаемся по этой же лестнице. Человек все еще лежит. Подходим. Он как-то странно дышит. Звоним «103». Записав адрес, диспетчер «скорой» строго приказывает: «Ожидайте бригаду». Подружка признается, что не раз вызывала «скорою», но никогда не ожидала ее приезда — спешила. На этот раз мы почувствовали себя «при исполнении» и решили подождать медиков.

В общем, картинка такая: лежит на траве гражданин пролетарского вида, а рядом стоят две барышни, то есть мы. Народ спрашивает, кивая на лежачего: «Ваш?». Мы открещиваемся: не наш, мы тут мимо проходили. Подошла женщина начальственного вида, уточнив, что мы вызвали «скорую», позвонила еще и в милицию. Через три минуты примчался милиционер. Бегло осмотрел страдальца и позвонил в «скорую».

Как позже выяснилось, старшина милиции Сергей Панасюк из полка патрульно-постовой службы ГУВД Мингорисполкома не только точно определил возраст, но и диагноз: сильное алкогольное опьянение. Второй милиционер, подъехавший на автомобиле, перевернул мужчину на живот. Мы волнуемся: а хуже ему не станет? «В его состоянии лучше лежать на животе», — разъяснили милиционеры.

Пробегавшая мимо девушка поинтересовалась, что происходит и осталась в нашей компании ожидать врачей.

Ровно через 20 минут после нашего вызова приехала карета «скорой помощи». Сперва фельдшер собиралась «хотя бы измерить давление», потом передумала, визуально осмотрела голову — нет ли травм. Милиционеры… одели хирургические перчатки, осмотрели голову бедолаги и начали его тормошить. Тот с трудом понимал, что происходит. Назвать свое имя сумел, а документов при себе не было, сказал, в машине.

Иногда что-то царапнет: а может, здоровье подвело, надо было «скорую» вызвать? Медики что-то не испытывали энтузиазма. А милиционер спрашивал: «Василий Борисович, вы себя нормально чувствуете, ничего не болит?». На такую заботу пьяный гражданин ответил: «А ты что, Дед Мороз?».

Тем временем прибыла вторая «скорая», которую вызвал старшина. А мы-то думали, что у диспетчеров «скорой» общая база данных и по одному адресу две машины не направят.

Я спросила у патрульного, во сколько он вызвал «скорую». Милиционер показал табло мобильника.

А что это вы все расспрашиваете, записываете? — поинтересовался.

Журналист потому что. Вот что милиция должна прибыть по вызову в течение 7 минут, я знаю. Теперь поинтересуюсь «скорой».

Медконсилиум решил, что пациенту поможет только вытрезвитель. Три спецавтомобиля привлекали внимание прохожих, люди любопытствовали. Сергей Панасюк объяснил, что гражданину придется заплатить за услуги вытрезвителя 64 тысячи рублей и штраф за появление в общественном месте в пьяном виде в сумме до 8 базовых величин.

Девушка начала поглядывать на нас косо: «Зачем вы всех повызывали? Человек бы поднялся и пошел домой, а так столько денег придется выложить». И еще пару человек поддержали эту мысль. Сергей Панасюк защитил нас от общественности: «Он мог выскочить на дорогу и попасть под машину. А если сам сядет за руль — представьте последствия. К тому же пьяные часто становятся жертвами преступников. Да и земля недостаточно прогрелась: можно заболеть от долгого лежания. Так что девушки все правильно сделали, вызвав милицию и «скорую».

Люди начали расходиться.

Некая пенсионерка высказала нам напоследок свое недовольство: ради пьяного подняли столько людей. Откровенно говоря, мне пьяные граждане, валяющиеся на улице, тоже не нравятся. Но ведь и они — люди. Между прочим, за пять месяцев нынешнего года в Минске в общественных местах умерло 310 человек — жертвы ДТП, несчастных случаев и скоропостижно скончавшиеся. Кому-то из них можно было спасти жизнь, если бы раньше позвонили в «скорою», а не ставили диагноз «пьянь» и проходили мимо.

Доктор выписывала направление в медвытрезвитель, а милиционеры подхватили под руки пьяного гражданина. Идти своими ногами он не мог. В общем, погрузили в сверкающий «уазик». Спецтранспорт разъехался…

Время прибытия бригады «скорой» определяется приоритетом вызова, — разъяснил главный врач Станции скорой медицинской помощи Эдуард Козырев. — В экстренных случаях — ДТП, человек находится в бессознательном состоянии, при смерти и других тяжелых ситуациях, в течение 4 минут с момента записи вызова в журнале информация передается бригаде. За 15 минут автомобиль должен прибыть по указанному адресу. Болит голова, повысилось давление и другие не острые состояния человека относятся к неотложным случаям: на передачу вызова отводится один час, а доехать машина должна за те же 15 минут. (В нашем случае обе машины уложились в норматив — прим. О.Я).

Вызов «скорой» в общественные месте (улица тоже к ним относится) считается экстренным случаем. По словам Эдуарда Витальевича, люди в Минске отзывчивые. Могут вызвать «скорую», увидев из окна квартиры нуждающегося в помощи человека, проезжая мимо в автомобиле. В идеале, считает Эдуард Козырев, следует подойти к человеку и понять, что с ним: пьян или плохо со здоровьем. В первом случае надо вызвать милицию. А если человек болен, то сообщить по «103» и очень желательно дождаться бригаду. Бывает, люди говорят неточно адрес, машина приезжает — никого нет. Тогда диспетчер дозванивается по телефону тому, кто вызвал «скорою».

Командир полка патрульно-постовой службы ГУВД Мингорисполкома полковник милиции Александр Ситко так прокомментировал наш случай:

Общими усилиями все правильно сделали. Сперва надо вызывать «скорою», возможно, человеку нужна помощь медиков и драгоценна каждая минута. Затем надо сообщить в милицию. Обязательно надо подождать прибытия наряда милиции, тем более, мы приезжаем быстро. Милиция не имеет права доставлять в медвытрезвитель или помещения органов внутренних дел граждан, находящихся в бессознательном состоянии, имеющих признаки телесных повреждений, обморожения, травм головы, острого отравления, наружного кровотечения, находящихся в состоянии наркотического опьянения, психических расстройств. Также запрещено «подбирать на улице» и доставлять в милицию престарелых граждан, беременных женщин, малолетних и инвалидов 1-2 групп. По инструкции милиционер в таких случаях обязан вызвать «скорую», если этого не сделали граждане.

Кстати, за вызов милиции, «скорой» и прочих спецслужб операторы мобильной связи денег не берут.