Вероника Черкасова: жизнь после смерти

Четыре года назад Минск потрясла страшная новость: зверски убита известная белорусская журналистка Вероника Черкасова...

Вероника ЧеркасоваЧетыре года назад Минск потрясла страшная новость: зверски убита известная белорусская журналистка Вероника Черкасова.

Утром того рокового дня, 20 октября 2004 года, коллеги Вероники, корреспондента негосударственной газеты «Салiдарнасць», забеспокоились, когда в назначенный срок она не пришла на работу. После тщетных попыток дозвониться до Черкасовой журналисты связались с ее родными. Когда сын и отчим приехали на квартиру Вероники, она уже была мертва. Убийца нанес ей более 20 ножевых ранений.

Первая мысль, которая появилась у многих коллег Вероники, и тех, кто был знаком с ней и ее творчеством, — это заказное убийство, ее «убрали» как неугодную. Встал вопрос, кому так сильно помешала независимая и принципиальная журналистка, что ценой молчания стала ее жизнь?

Спустя почти два года после гибели Черкасовой многие проведут аналогии в связи с другим громким убийством. 7 октября 2006 года в подъезде собственного дома в Москве будет найдена мертвой известная российская журналистка Анна Политковская.

Они жили в разных странах и писали в разные издания, но у Черкасовой и Политковской как будто одна судьба на двоих. Обе сильные и самодостаточные личности, мастера в профессии, с собственным неповторимым почерком и «острым» пером, порой бескомпромиссные, но при этом сочувствующие и сопереживающие. Из той породы людей, кто не может остаться равнодушным к беде простого человека. Поэтому и Веронику, и Анну часто называли не просто журналистками, а правозащитницами. Не по профессии, а по призванию. Они даже в личной жизни были похожи: обе разведены, одни воспитывали детей. И один последний в жизни месяц на двоих: октябрь. С разницей в два года.

У следствия после убийства Вероники Черкасовой было несколько версий произошедшего. В первые дни расследования в качестве основной следователи рассматривали версию убийства на бытовой почве. В связи с тем, что дверь в квартиру не была взломана, был сделан вывод, что убийцу в дом журналистка впустила сама, значит, могла быть с ним знакомой.

В ноябре 2004 года подозреваемым в убийстве Черкасовой стал ее 15-летний сын Антон Филимонов. В день убийства, по версии следствия, за несколько минут до предполагаемого времени совершения преступления сын Черкасовой звонил матери на мобильный телефон, при этом было установлено, что он отсутствовал на уроке физкультуры. Несмотря на несовершеннолетний возраст, Антона несколько раз вызывали на допрос и с ним проводились следственные эксперименты. Психика подростка не выдержала такого «испытания», и его госпитализировали в отделение неврозов Республиканской психиатрической клиники. В апреле 2005 года подозрение в убийстве с Антона Филимонова было снято. Он провел за решеткой больше двух месяцев.

Еще одна версия, которую рассматривало следствие, — убийство журналистки Черкасовой связано с ее профессиональной деятельностью. В этом и сейчас уверены ее коллеги. Весной 2004 года в «Салідарнасці» вышел цикл статьей Вероники Черкасовой «КГБ все еще следит за тобой», а еще раньше журналистка писала о продаже оружия Ираку и причастности к этому «Инфобанка» (теперь называется «Трастбанк»).

Однако следствие больше заинтересовали статьи Черкасовой о деятельности религиозных сект в Беларуси. Именно в этом следователи увидели возможный мотив убийства.

Некоторое время назад в электронных СМИ появилась публикация «Цена жизни», в которой выдвинута очередная версия убийства Вероники Черкасовой. Авторы предполагают, что она могла стать жертвой противостояния двух клановых группировок, которые делили сферы влияния над гомельским заводом по производству вин. Журналистка «Салідарнасці», по этой версии, могла иметь информацию, разглашение которой грозило одной из конфликтующих сторон потерей крупной суммы денег.

Версий много, а результат один: убийство Вероники Черкасовой до сих пор не раскрыто, а ее убийца остается на свободе. 28 февраля 2007 года заместитель генерального прокурора Беларуси Виктор Прус сообщил, что на причастность к убийству журналистки проверяются несколько человек, однако «подозреваемых в процессуальном смысле слова» по данному уголовному делу на сегодняшний день нет.

Через год после смерти Вероники Черкасовой ее друзья, коллеги и единомышленники общими стараниями издали сборник ее статей, эссе и очерков «Красным по белому». В предисловие к нему написано: «Мы старались максимально сохранить тексты Вероники в том виде, в котором их видела на газетной полосе она, поскольку руководствовались убеждением, что любая редакторская правка этична только после согласования с автором». В этой книге Вероника продолжает жить после смерти, в образах и героях своих талантливых произведений.

А у каждого из нас, знакомого ли с ней лично, или посредством ее творчества навсегда останется своя память о Нике Черкасовой. Например, такой, какой помнит Веронику Елена Гапова: «Последние годы она работала в независимой газете «Солидарность» и печаталась еще в некоторых неправительственных изданиях: в государственных газетах журналистам ее уровня и принципов нет места… Она была изящна, остроумна, профессиональна и всегда хорошо одета — считала это «частью себя» — и смеясь, рассказывала, что швейцарские друзья, очень богатая семья, сказали, что она одевается «буржуазно»...»

Светлая тебе память, Черника…