Хэза Макгилл: правительство должно действовать не из мести, а из правосудия

«Международная амнистия» намерена провести масштабную кампанию по отмене смертной казни в Беларуси…

Беларусь посетила представительница «Международной амнистии» Хэза Макгилл. Исследовательница известной правозащитной организации начинает работу над кампанией по отмене смертной казни в нашей стране. Кстати, это является одним из 12 условий, которые выдвинул Евросоюз белорусским властям. Напомним, что Беларусь является единственной страной в Европе, где сохраняется смертная казнь.

Об итогах своего визита и дальнейших планах работы в Беларуси госпожа Макгилл рассказала в эксклюзивном интервью «Белорусским новостям».

Хизер Макгилл— Я приехала в Беларусь по приглашению наших партнеров — Белорусского Хельсинского комитета для того, чтобы собирать материалы о смертной казни в Беларуси. Мы начинаем сейчас проект, который будет длиться в течение 2009 года. Эта кампания за отмену смертной казни в вашей стране. Нам очень важно, чтобы внутри страны проходили разные мероприятия, чтобы менять общественное мнение. Это важно, чтобы «Международная амнистия» написала отчет и разослала его по разным международным организациям. Но это не очень действует, если мы не имеем «давления» внутри страны. Т.е. нам необходимо, чтобы в Беларуси работали члены нашей организации, которые здесь постоянно живут и знают ситуацию изнутри. Чтобы потом они могли влиять, к примеру, на свое правительство, лоббировать эти проекты и таким образом иметь возможность изменить законы.

В Беларуси мы надеемся работать также и с другими организациями, правозащитниками, но не только. Потому что я считаю, что смертная казнь — это скорее не политическая тема, а социальная. В этом направлении могут работать разные группы в обществе, это возможность усилить гражданское общество в Беларуси. Я считаю, что сейчас очень хорошее время для начала нашей кампании. Страна готова отменить смертную казнь. Были ведь уже слушания в парламенте по этому вопросу, также председатель Верховного суда говорил, что это уже возможно.

Учитывая то, что отмена смертной казни значится одним из 12 условий, которые выдвинул Евросоюз Беларуси в целях налаживания диалога, и с учетом тех подвижек, которые стали делать белорусские власти в сторону ЕС, говорить об отмене смертной казни актуально как никогда.

— Госпожа Макгилл, я знаю, что Вы хотели встретиться с родственниками людей, которые были приговорены к смертной казни, и у Вас были соответствующие договоренности.

— Да, действительно, я хотела встретиться с родственниками. Ведь мы знаем, как исполняется смертная казнь в Беларуси — это расстрел, и тело потом не отдается родным (это прописано в Уголовном кодексе), также, как не сообщается, где похоронен расстрелянный. В связи со всем этим мне хотелось получить свидетельства от близких людей и от родственников о том, как это на самом деле происходит, каким образом они узнали о расстреле, как это отражается потом на их жизни, на жизни детей. На основании этого, кстати, Комитет по правам человека ООН принял решение о том, что смертная казнь в Беларуси — это пытки для родственников, потому что они не получают тело и не могут предать его земле согласно религиозным или каким-либо другим обрядом конкретной семьи. Это ужасно.

Мне кажется, что очень много людей просто не задумываются о том, каким образом происходит смертная казнь, что это значит. Предположим, человек совершил убийство, он приговорен к расстрелу. Да, но как потом это может отразиться на жизни его малолетнего сына, к примеру, который ни в чем не виноват, но страдает от этого.

К сожалению, хоть я и понимаю почему, но родственники и близкие не хотели говорить со мной на эту тему. Может быть им слишком больно говорить об этом. Многие из них уже пережили эту боль и стараются не думать о случившемся, чтобы не бередить раны. Некоторые, думаю, просто боятся сказать такую информацию, ведь она считается секретной. Мы не знаем, сколько казней в год происходит в Беларуси, знаем только количество вынесенных смертных приговоров. И это тоже большая проблема, такая вот секретность. Например, адвокатов приговоренных к смертной казни заставляют подписывать расписки о неразглашении информации, которая считается тайной. Так не должно быть, и не понятно, зачем это нужно.

— Белорусские власти идут Вам навстречу?

— Во-первых, мне дали визу (смеется). Это знак. И теперь я могу приезжать открыто как исследователь «Международной амнистии» для работы по возможной отмене смертной казни.

Представители властных структур в Беларуси, и в этом была большая заинтересованность с моей стороны, могли бы встретиться со мной, чтобы обсудить вопросы смертной казни и ее отмены. Это был бы продуктивный шаг навстречу Европе и тем условиям, которые выдвинуты. Но пока все мои попытки остались без результата. Однако белорусские власти, как мне кажется, заинтересованы в наших встречах, поэтому, надеюсь, что они еще состоятся.

— Знаю, что у Вас достаточно большой опыт работы по отмене смертной казни в других странах. Будете использовать его или скорее опираться на особенность ситуации в Беларуси?

— Конечно, каждая страна имеет свою специфику. Но у нас в «Международной амнистии» есть команда, которая работает по смертной казни. В частности, мы много занимались проектами по отмене смертной казни в США (в некоторых штатах она до сих пор существует). И скажу честно, это очень и очень трудная работа. И пока мы не достигли цели. Но нам удалось сократить число штатов, где используется смертная казнь. Это достижение.

Поэтому, имея такой опыт, уже знаешь много аргументов, как обсуждать эту непростую тему с властями. В Штатах это довольно сложно, потому что власти защищают смертную казнь как инструмент наказания. Излюбленный тезис властей, что смертная казнь является сдерживающим фактором для совершения преступлений. Но это не так. У нас, к примеру, есть статистика по штату Нью-Йорк, где недавно была отменена смертная казнь, и число убийств после этого там снизилось.

Поэтому я хотела бы иметь возможность спорить с властями здесь, но пока не удалось. Из разговоров с разными людьми я поняла, что белорусские власти не защищают особо наличие смертной казни, но они любят ссылаться на общественное мнение, в частности на референдум, который был в 1996 году.

— Кстати, об общественном мнении. Вы ведь достаточно давно работаете по Беларуси, хорошо знаете ситуацию. Как Вам кажется, люди в нашей стране готовы к отмене смертной казни?

— На самом деле ни в одной стране мира смертная казнь не была введена по итогам референдума. Это очень странно. И вообще невозможно в этом вопросе ссылаться только на мнение людей. Эта та тема, где правительство должно управлять и направлять общественное мнение. Потому что люди часто защищают смертную казнь, потому что у них существует ошибочное представление о том, что это самый простой способ бороться с преступностью. Но власти все-таки должны быть умнее и понимать, что смертная казнь в стране ведет к ожесточению между людьми, потому что эта узаконенная месть. А правительство должно действовать не из мести, а из правосудия.