Беларусь станет тропической страной

По одному из разработанных сценариев, в ближайшее столетие территория нашей страны окажется в поясе сегодняшней Киевской области, на широте Киева...

 

Жара и высокая влажность, которыми уже не первый год отмечено наше лето, свидетельствуют о прибытии тропиков в Беларусь. О том, каких температур стоит ожидать белорусам в ближайшие годы и десятилетия и что глобальное потепление собирается свершить с земным шаром, 30 июня на пресс-конференции в Минске рассказали академик Национальной академии наук Беларуси, автор книги «Глобальные и региональные изменения климата: причины и следствие» Владимир Логинов и заместитель начальника Гидрометцентра Виктор Мельник.

«Как правило, для белорусского лета более характерна такая погода, когда тепло и сухо, но бывают такие годы, когда летом тепло и влажно, как в тропиках, и в последнее время такие годы повторяются все чаще. Это действительно феномен, — рассказывает академик. — Это происходит из-за вторжения тропического воздуха, это все циркуляция атмосферы. В это время как раз много шквалов и экстремальных, стихийных метеорологических явлений».

Обрушившиеся недавно на Беларусь проливные дожди специалисты не связывают с глобальными климатическими изменениями. «В этом году в июне в Минске выпало 187 мм осадков, это действительно много, — говорит Виктор Мельник. — Но максимальное их количество — 237 мм — было зафиксировано в 1903 году. Климатические сюрпризы были всегда, просто не все случалось на нашей памяти. Наше молодое поколение даже настоящей зимы в Беларуси не видело никогда».

Академик Логинов утверждает, что нельзя сказать, чтобы в связи с глобальным потеплением в Беларуси стало больше климатических аномалий. «Если брать такие стихийные явления, как шквалы, засухи, заморозки, то их количество действительно растет, однако количество других явлений, таких, как туманы, метели, изморозь по сравнению с 1970-ми годами значительно упало, — говорит он. — Если говорить в целом о всех экстремальных явлениях, то повторяемость одних действительно несколько увеличивается, количество других падает».

Что касается температурных изменений, то, по словам специалистов, глобальное потепление отразилось в первую очередь на средней температуре трех месяцев — января, февраля и марта. За счет зимних месяцев за 20 лет среднегодовая температура в Беларуси выросла на 1,1°C, а температура января за последние годы поднялась на 3°C. Академик говорит, что классическая белорусская зима — одноядерная (продолжительный мороз), но сейчас самый холодный сезон в нашей стране все чаще складывается с двух ядер — двух «вспышек» низких температур.

«Начиная с 1989 года, лишь в 1996-м в нашей стране была по-настоящему холодная зима, — говорит Виктор Мельник. — Из года в год мы отмечаем тенденцию к теплым мягким зимам. Исходя из статистики последних двадцати лет, я готов утверждать, что зима и в этом году будет теплой».

Глобальное потепление влияет также на летние месяцы, правда, только на вторую половину этого сезона. За последние годы в это время в Беларуси увеличилась и температура, и вероятность засух.

В.Мельник говорит, что за последние 20 лет климатические зоны сдвинулись с юга на север примерно на сто километров. Это, по его словам, внесло положительные изменения в сельское хозяйство Витебской области и севера Минской области, но для юга Беларуси такие изменения чреваты засухами.

По одному из разработанных сценариев, в ближайшее столетие средняя глобальная температура увеличится на 2-3°C, в Беларуси увеличение температуры будет еще выше, и территория государства окажется в поясе сегодняшней Киевской области, на широте Киева. «Мы подчеркиваем, что это пока что только сценарий, даже не прогноз», — отмечает Владимир Логинов.

Глобальное потепление и таяние льдов, по мнению метеорологов, — не повод для глобального психоза. «Грубо говоря, таяние льдов на земном шаре обеспечивает 3 мм новой воды в год. Если скорость таяния не увеличится, то глобальные изменения ждут нас только в очень долгосрочной перспективе», — объясняет Логинов.

Люди подвержены панике и раздражению, а самое необъяснимое, что происходит в окружающей среде — погода — не одного человека и не однажды побудило позвонить в Гидрометцентр с криками и бранью. Некоторые ругаются, что их перегретый на солнце термометр показывает в два раза больше обещанной в прогнозе погоды температуры. Кто-то сетует, что не предупредили о дожде, кто-то — что предупреждали, а небо так и осталось безоблачным.

«У Гидрометслужбы есть несколько основных задач: сбор, хранение, распространение, обслуживание населения наиболее полной информацией, — говорит академик Логинов. — Но с этим тоже нельзя переборщить. Зачастую по радио дают информацию для сердечников о надвигающейся магнитной буре. Вот сердечники и хватаются за сердце, пьют лекарства. А уровень нашего понимания о влиянии изменений магнитного поля на организм человека недостаточный. В трамвае, во время магнитной терапии в поликлинике люди испытывают влияние более сильного вектора магнитного поля. Я за то, чтобы широко информировать население, но давать людям непроверенные данные, чтобы они хватались за сердце — больший трагизм, чем вообще ничего не сообщать».

Виктор Мельник считает, что Гидрометцентр со своими задачами полностью справляется, а развивать формы предоставления информации о погоде — удел журналистов.

«Когда наш прогноз сильных июньских дождей оправдался, бывший министр природных ресурсов Леонтий Хоружик звонил нам в Гидрометцентр с вопросом, почему мы знаем о том, что везде будут ливни, в отдельных районах смерчи, и не делаем больший упор на этот факт в средствах массовой информации, — рассказывает он. — По большому счету, это справедливое замечание, людей нужно информировать, чтобы они успели спрятаться, смогли сберечь свое имущество».

В.Мельник согласен с тем, что информация о штормовом предупреждении, часто появляющаяся на сайте Гидрометцентра, иногда на деле не подтверждается. «Так складывается синоптическая ситуация, особенно в летнее время, когда погода очень изменчива, что лучше упредить, чем дождаться нежелательных последствий, — объясняет он. — Случись что, будут нас ругать за то, что не предупреждали».

Оправдавшимся прогнозом, по словам специалистов, считается прогноз с оплошностью в 2-3 градуса тепла.

По словам Логинова, оправдываемость прогнозов погоды на короткий срок, в пределах недели, достаточно высока (97-98%), однако прогнозам на месяц не следует доверять безоговорочно — их оправдываемость составляет порядка 60%. Причем данная ситуация характерна не только для Беларуси, но и для всех остальных стран.

«Прогнозы на долгие сроки были и остаются нерешенной проблемой. Даже развитие компьютерной техники, наличие другой метеорологической сети и более высокого понимания атмосферных процессов не сделало прогнозы достовернее намного. По мнению некоторых исследователей, долгосрочный прогноз погоды, уходящий за предел предела предсказуемости (нескольких недель) невозможен в принципе, — отмечает академик. — Более сложной проблемы, чем предсказание погоды на долгие сроки, не существует».

По словам замначальника Гидрометцентра, в 2008 году Всемирная метеорологическая организация (ВМО) сделала заявление, что, несмотря на развитие науки и техники, точного прогноза погоды не будет никогда.