Непродление контракта. Как «уходят» профессионалов

С ректором Белорусского государственного медицинского университета кандидатом медицинских наук, доцентом Павлом Беспальчуком Минздрав не продлил контракт...

Павел Беспальчук
Павел Беспальчук
Фото
Александра Ружечка, СБ

С ректором Белорусского государственного медицинского университета кандидатом медицинских наук, доцентом Павлом Беспальчуком Минздрав не продлил контракт. О том, что он уходит с должности ректора, Павел Беспальчук объявил на ученом совете 10 ноября — на следующий день после выхода своей статьи «В срок до 31 ноября» в университетской газете «Вестник БГМУ». В вузе говорят, что тучи над ректором сгустились давно. Его принципиальная позиция по многим вопросам раздражала чиновников.

Люди, которые были на совете, говорили, что в зале даже плакали, когда услышали о том, что случилось. В течение 12 лет на посту ректора он сумел избежать чиновничьего очерствения и сохранить имидж человека, который уважает студентов и ценит сотрудников.

Статья, о которой идет речь, была опубликована по настоянию ректора 9 ноября. Хотя дата «31 ноября», вынесенная в заголовок статьи, в календаре отсутствует, но имеет место в приказе Минздрава № 780 от 07.08.2009 года. Павел Беспальчук указывает в целом на путаницу в приказах Минздрава, на необоснованные обвинения в адрес медицинских вузов в уменьшении учебных часов, например, по специальности «Лечебное дело».

Однако главное, на чем делает акцент ректор Медуниверситета — это странности распределения в главном медицинском вузе страны.

В соответствии с законодательными актами, распределение должна проводить комиссия, создаваемая в университете. В обязанности комиссии входит ознакомление выпускников с предстоящими местами работы не позднее, чем за месяц до распределения. В состав комиссии могут быть включены представители государственных органов управления, организаций, общественных объединений.

В этом году вакансии для ознакомления выпускников были представлены только по самым широким профилям, замечает П.Беспальчук.

«К примеру, для выпускников педиатрического факультета определено два направления: педиатрия и детская хирургия. Не говоря уже про специалистов узкого профиля, перед выпускниками и комиссией встал вопрос: «Как быть с теми, кто год проучился по распоряжению Минздрава в группах детских анестезиологов-реаниматологов или детских гинекологов?», — пишет он.

При этом П.Беспальчук подчеркивает, что, несмотря на такие условия, комиссия по распределению провела всю необходимую работу, соблюдая принцип социальной справедливости, учтя, как того требует «Положение о распределении выпускников», успеваемость, научную и общественную работу выпускников: «Очередность распределения, в соответствии с законодательными требованиями, была определена учреждением образования и предварительно согласована со студенческим активом, СНО, БРСМ и профкомом студентов. Так как все было проведено честно, справедливо, открыто и последовательно, никаких обоснованных претензий ни от одного из 850 выпускников не поступило. Даже детским гинекологам были выделены Комитетом по здравоохранению и областью рабочие места». Итоги распределения были направлены в Минздрав.

Далее, по словам Беспальчука, в вуз прибыла группа людей, не включенных в состав комиссии по распределению. Весь состав комиссии был молча отстранен от участия в процессе. Произошло перераспределение выпускников.

После того, как с выпускниками разобрались, в «Советской Белоруссии» 1 апреля 2009 года вышло интервью «Кадры — решили» с министром здравоохранения Василием Жарко. В интервью министр подвел итоги распределения выпускников медвузов, отметив, что в этом году поучилось найти с ребятами общий язык, хотя было все — порой и слезы, и недопонимание. «Сидели, говорили, разбирались, рассматривали каждую конкретную ситуацию — есть ли семья, дети, где кому удобнее, комфортнее работать. И если, например, у начинающего доктора одна только мать-инвалид, то, естественно, старались направить его поближе к дому, чтобы одновременно решить и его личную проблему, и общую, кадровую. Приоритет был отдан заявкам Минской и Брестской областей, а также Минску — регионам, испытывающим наибольшие сложности с комплектованием штатов», — сообщил читателям самой тиражной газеты страны министр здравоохранения.

В преимущественно первичное звено было направлено более 300 молодых специалистов — 274 выпускника плюс 50 клинических ординаторов, подготовленных БелМАПО.

Министр также отметил, что «в четырех медицинских вузах никто ни разу не отказался от распределения — ехать все готовы и все хорошо подготовлены. Я специально смотрел средний балл аттестата: в основном 8 и 9, «шестерки» — редкость».

Павел Беспальчук на этот счет пишет: «Последнее — истинная правда, поэтому выпускников, преподавателей и всех студентов (а в студенческой среде информация распространяется со скоростью звука), мягко сказать, «удивило» то, что идущий 377 по очередности из 408 лечфаковцев с баллом 6,14 направлен в престижный республиканский научно-практический центр трудиться хирургом, хотя обучался по терапевтическому профилю. Об этом не могли даже мечтать те, кто отлично учился, занимался научной работой, активно участвовал в общественной жизни университета».

Подобных случаев много — например, выпускница с баллом 5,61 стала акушером-гинекологом. По словам Беспальчука, для простых смертных, чтобы попасть в когорту таких специалистов, необходимо отлично учиться, иметь рекомендацию студенческого научного кружка, как правило, подтвержденную заслугами республиканского уровня, и весьма активно участвовать в общественной работе.

Далее — с целевиком из Брестской области, не имеющей ни мужа, ни детей, ни каких-либо других законных обстоятельств, расторгается целевой договор и определяется место в великолепной клинической больнице Минска.

П.Беспальчук приводит примеры, когда одни выпускники, поступившие по целевому направлению, выплачивали деньги за обучение, другие получили охранные грамоты в виде заявления о расторжении целевых договоров «в связи с решением Министра» и оставлены работать в Минске. Пример — выпускник Х., заключивший целевой договор, направляется вопреки гражданско-правовому соглашению в солидный научно-практический центр.

Все мероприятия, начиная с зачисления, в медуниверситете снимаются на видео, да и около тысячи людей видели все происходящее, подчеркивает Беспальчук.

Что до понимания со стороны студентов, экс-ректор БГМУ отмечает, что за период 2006-2008 годов Минздравом было произведено изменение базы стажировки или работы более чем 150 выпускникам: «Когда этим вопросом стала интересоваться Прокуратура Республики Беларусь, Министерством, с целью создания видимости некой законности процесса, было предложено тому составу комиссии, который был ранее отстранен от участия в распределении, рассматривать заявления выпускников. Однако даже в этой ситуации вопросы каждого, обратившегося в обход этой комиссии в Минздрав, напрямую были решены без комиссионного рассмотрения в университете».

Остается получить ответы на сложные вопросы. Что происходит в белорусском здравоохранении? В стране не хватает 3,7 тысячи врачей. При этом поступление в медвузы требует самых высоких баллов ЦТ. Спрос на медицинские специальности крайне велик. Однако на чем держится этот спрос, если зарплата медиков значительно ниже, чем в промышленности, если выбирать место работы, когда на распределении творится такое, невозможно? Неужели сомнительные методы распределения, приведенные П.Беспальчуком, могут решать проблему кадрового дефицита? И что кроется за кадровой политикой Минздрава вообще, когда слишком легко расстаются с такими специалистами, как Павел Беспальчук?

Впрочем, сам Павел Беспальчук заявил агентству «Интерфакс-Запад», что решение о непродлении с ним контракта «не было связано с моей критикой системы распределения студентов-медиков». Павел Беспальчук остался в университете преподавать на кафедре травматологии и ортопедии.