В одном купе с проституткой

А ты знаешь, кем я работала там? Проституткой. Вот ты журналистка — напиши об этом. Пусть люди знают, как иногда приходится зарабатывать, чтобы выжить...

 

В поезде, возвращавшем меня на родину из заграничной поездки, посчастливилось ехать в одном купе с приятной попутчицей. Кто часто ездит, знает — комфорт в пути во многом зависит от того, кто случайно окажется рядом. Проговорив около часа о том о сем, моя соседка вдруг сказала: «А ты знаешь, кем я работала там? Проституткой. Вот ты журналистка — напиши об этом. Пусть люди знают, как иногда приходится зарабатывать, чтобы выжить».

Выполняю просьбу.

— Я первый раз вышла замуж сразу после школы, «по залету», как у нас говорят. Сейчас уже так бы не сделала. Замуж вышла для соседей, чтобы языками не трепали. Мама мне говорила: если не хочешь — не иди, сами ребенка вырастим. Я не послушала, хотела, чтобы все было, как у людей. Хотела очень образование высшее получить, но муж не разрешил ехать в другой город, чтобы учиться.

Конечно, сейчас я уже ни у кого не спрашиваю разрешения, но тогда мне было всего 18 лет, плюс маленький ребенок на руках. Сын уже большой, он моя главная радость и счастье. Все, что я делаю — это для него. С мужем первым я вскорости все-таки развелась. У него другая семья. Алименты он не платит, сыну если и покупает что-то, то сладости. Все остальное — одежда, обувь, игрушки — это только я. Ну, и второй муж иногда тоже. Он к моему сыну хорошо относится, иначе бы я за него замуж не вышла. Для женщины — ребенок — это главное и самое важное в жизни. Я так считаю. Второго хочу родить. Но с такой нестабильной жизнью не знаю, получится ли.

— Родные не знают о твоей нынешней работе?

— Конечно, нет. Они знают, что я работаю в другой стране продавщицей в киоске. У меня и бумага соответствующая имеется. В ней так и написано. Все как положено: с подписью хозяина и печатью. Иногда кажется, что мама о чем-то догадывается, но она не говорит.

— А почему ты выбрала именно эту страну?

— Здесь я работать проституткой не могу. Город у нас очень маленький, все друг друга знают. Такая профессия — это ведь позор. Поехать в другой, большой город, тоже нельзя, знакомые есть везде. Так и получилось. В той стране у меня есть подружка, однажды приехала в гости. Разговаривались, и я пожаловалась, что долго не могу найти работу, денег нет, того, что муж получает, не хватает. Она и предложила. Я не сразу согласилась, еще очень долго раздумывала. Но когда кушать хочется, особо не до размышлений.

Первый раз было сложно, конечно. Особенно возвращаться домой и что-то рассказывать домашним о новой работе. Не люблю врать, но приходится. Теперь вот работаю проституткой, как я это говорю, вахтовым методом (смеется): два месяца там, три-четыре здесь. Есть уже постоянные клиенты. Бывает, что и неприятные истории случаются. Могут грубо обращаться, даже избить или не заплатить. У нас, конечно, «крыша» есть, но работа такая, как говорят — из группы риска, поэтому не застрахуешься. Всякое может произойти.

— Хотела бы, чтобы проституцию в Беларуси легализовали, как в некоторых других странах?

— Это как?

— Это значит, что работать ты будешь официально, как и на любой другой работе. И государство будет охранять твои права. Например, если тебя избил клиент, ты сможешь обратиться в милицию, и его привлекут к ответственности.

— Ой, а что, такое бывает? Надо же, никогда не слышала. Девчонки вообще-то рассказывали, что есть такие страны, где разрешены бордели, и это нормально. Но чтоб еще и в милицию прийти и написать заявление на клиента — это как-то нереально. Нет, в Беларуси такого не будет. Точно еще много-много лет. Ну, ты сама подумай: можешь ты себе представить нашего мента, который меня, проститутку, защищает, а не какого-то там мужика, т.е. клиента, с большим кошельком денег? Я в сказки давно не верю.

— А во что веришь?

— В любовь. Может, это и звучит как-то глупо. Вот многие думают, что проститутки — это падшие женщины, для которых главное раздвинуть ноги, извиняюсь, и получить за это деньги. А я обычная баба. Мне хочется нежности и ласки, чтобы обо мне заботились. Я люблю своего сына и маму. Мужа тоже люблю. Для меня проституция — это только работа и возможность заработать деньги для своей семьи. Секс с мужем, с любимым человеком — это не одно и тоже, что секс с клиентом.

Мне бы хотелось работать у себя в городе, пусть даже уборщицей. Но в нашем маленьком городке даже уборщицей или дворником устроиться нужен блат. А прожить на мизерную зарплату, что им платят, невозможно. Это только по телевизору у нас все хорошо, а на самом деле жизнь жуткая. У меня мама сильно заболела недавно, так на ее лекарства уходили бы все деньги, чтобы я зарабатывала уборщицей. Еще и сын-подросток, в его возрасте хочется, чтобы все было не хуже, чем у других мальчишек, а то и лучше. Я не могу ему отказать, он у меня единственный, мне хочется его баловать.

— О чем ты мечтаешь?

— Чтобы не работать проституткой мечтаю. Чтобы мама поправилась, чтобы у сына все было в жизни хорошо и удачно, чтобы ему никогда не было стыдно за свою маму.