Беларуси нужен закон о предотвращении насилия в семье

В Беларуси семейное насилие носит латентный характер, пострадавшие от него не всегда обращаются за помощью...


насилие в семьеО необходимости разработать нормативный правовой акт о предотвращении и искоренении насилия в семье заявила сегодня министр труда и социальной защиты Марианна Щеткина. Психолог Надежда Цыркун, которая несколько лет назад, будучи депутатом Палаты представителей, занималась разработкой такого законопроекта, говорит, что готова снова поучаствовать в процессе. Она считает, что дальше откладывать принятие законопроекта нельзя.

Марианна Щеткина отметила, сообщает БЕЛТА, что в таком проекте документа должны быть определены функции, место и роль государственных органов по предупреждению насилия в семье, гарантии защиты жертв насилия, меры воздействия на виновных лиц как за совершенное насилие, так и за угрозу совершения насильственных действий.

Проблема семейного насилия становится все более актуальной для Беларуси, подчеркнула министр. В последние годы были предприняты меры по законодательному решению проблемы предотвращения насилия в семье и помощи его жертвам. Вместе с тем, как свидетельствует мировой и отечественный опыт, ориентация на карательную функцию закона не обеспечивает безопасности в семье, добавила Марианна Щеткина.

Необходим комплекс мероприятий — программы экстренной и долговременной помощи жертвам насилия и их семьям, специальные программы просвещения, консультирования и психологической коррекции для виновника насилия, жертвы и других членов семьи. Соответственно, требуется тесное взаимодействие правоохранительных органов, судов, социальных служб, кризисных центров, медицинских и образовательных учреждений, общественных организаций.

По результатам социологического исследования, проведенного в 2008 году, каждая четвертая белорусская женщина подвергается физическому насилию, а большинство — психологическому. В белорусских семьях имеет место также сексуальное и экономическое насилие.

Начальник управления профилактики Главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД Роман Мельник на круглом столе в Минске 25 ноября сообщил, что в Беларуси уменьшается количество преступлений, совершенных на бытовой почве. Однако их число достаточно большое. За 10 месяцев текущего года зарегистрировано 146 убийств и 316 умышленных причинений тяжких телесных повреждений на почве семейно-бытовых отношений. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года количество убийств и покушений на убийство уменьшилось на 15,6%, количество тяжких телесных повреждений — на 10,7%. Виновники 90% преступлений — мужчины.

Роман Мельник также заметил, что в нашей стране защита от домашнего насилия прописана в различных законодательных актах. Поэтому в принятии еще одного как бы и нет необходимости.

Между тем Надежда Цыркун уверена — если бы все было так хорошо в нашем законодательстве, насилие бы не цвело в семьях пышным цветом. Она считает, что в настоящее время при всем многообразии законодательной базы органы МВД имеют сложности с тем, чтобы наказать насильника: «Например, милиции трудно войти в дом, где скандалят супруги, где отец семейства избивает жену и детей. Возникает вопрос — что делать, когда женщина наутро после ночи побоев и прихода милиции забирает заявление? На мой взгляд, должна существовать система, исходя из которой насилие в семье приравнивалось бы к преступлению. А за ним вне зависимости от поведения жертвы следовала бы ответственность».

Марианна Щеткина отметила, что в Беларуси семейное насилие носит латентный характер, пострадавшие от него не всегда обращаются за помощью, не выносят, как правило, эту проблему за двери своего дома. Она считает, что существующая правовая база недостаточна для решения такой сложной проблемы, как домашнее насилие.

Уголовный кодекс Беларуси до сих пор не содержит определения насилия в семье и не предусматривает за него наказания, хотя проект закона о предотвращении и искоренении домашнего насилия был разработан еще в 2002 году.

«Законопроект разрабатывался юристами-профессионалами и был одобрен почти всеми заинтересованными министерствами, в частности, Минобразования, Минтруда, МВД. До принятия законопроекта в 2004 году не хватило всего ничего», — рассказала Надежда Цыркун, которая как раз в тот период работала депутатом и принимала участие в разработке законопроекта против домашнего насилия.

Психолог считает крайне важным, чтобы опыт разработки того законопроекта был учтен теперь, потому что проблема домашнего насилия — это отнюдь не внутренняя проблема семей. «Я готова войти в любую рабочую группу, потому что понимаю, что там должны быть люди, которые в теме. Неподготовленному человеку действительно не так просто разобраться в этих вопросах», — говорит она.

«Экономический кризис отдыхает в сравнении с потерями государства от семейного насилия, — говорит Н.Цыркун. — Государство имеет право на то, чтобы вмешаться в семью, когда там имеет место насилие, потому что именно налогоплательщики оплачивают финансовые издержки, возникающие в результате его. Я имею в виду то, что в результате семейных баталий люди становятся инвалидами, их убивают. Именно из бюджета оплачивается лечение и реабилитация».

Надежда Цыркун считает, что значительных финансовых вложений для реализации законопроекта не потребуется. При этом самоконтроль и чувствительность к насилию в семье могут в обществе вполне подняться на более высокую ступень, если законодатель подчеркнет значимость темы. Надежда Цыркун заметила, что проблема домашнего насилия лежит не только в области криминала. Часто речь идет, прежде всего, о культуре общения и самоконтроле.

«Если вашу любимую чашку разбил начальник, вы, скорее всего, промолчите, а может, улыбнетесь, мол, ничего страшного. Если та же ситуация случится дома, вы что-то малоприятное уж точно скажете, а кто-то и руки может в ход пустить. Между тем, это неправильно. Человек должен уметь решать конфликты в семье без использования насилия», — подчеркнула она.