Беларусь-1945. Начало архитектурной зачистки

27 марта 1945 года, ровно 65 лет назад, в Москве открылась выставка архитектурных проектов реконструкции Минска…


27 марта 1945 года, ровно 65 лет назад, в Москве открылась выставка архитектурных проектов реконструкции Минска. В сообщении ТАСС, опубликованном рядом газет, назывались имена советских зодчих-корифеев. 

 

«ВЫСТАВКА ПРОЕКТОВ РЕКОНСТРУКЦИИ МИНСКА

27 марта в Московском Доме архитектора открылась выставка проектов центра Минска. Члены [жюри] конкурса, организованного Комитетом по делом архитектуры при СНК СССР — академики архитектуры Семенов и Колли, члены-корреспонденты Академии архитектуры Парусников, Соболев, Олтаржевский и другие.

Авторы проектов предлагают различные варианты застройки и планировки центральной части столицы Белоруссии. Проектируется построить здесь новые здания Верховного Совета, Совнаркома БССР (зачем, если сохранился Дом правительства? — С.К.) и других правительственных учреждений, соорудить памятники героям Отечественной войны.

В ближайшее время выставка будет отправлена в Минск».

В сообщении ТАСС ничего не говорилось об участии белорусских представителей в организации конкурса и выставки. Но, очевидно, это был нормальный ход событий по схеме «метрополия — колония»: сначала конкурсные работы апробируются в столице СССР, а уже затем «подредактированная» выставка отправляется в адресную союзную республику.

А между тем еще в январе 1945 года в БССР организационно оформились собственные архитектурно-планировочные структуры.

«В АКАДЕМИИ НАУК БССР. Сектор по строительству и архитектуре

Президиум Академии Наук БССР принял решение создать при отделении технических наук Академии специальный сектор по строительству и архитектуре. Научные сотрудники этого сектора будут заниматься вопросами, связанными с восстановлением городов и других населённых пунктов республики. Так, в ближайшее время сектор займётся разработкой планировки и архитектуры гражданского строительства».
(«Советская Белоруссия», 2 февраля 1945 г.)

Но в Москве словно бы не знали об этом и уверенно комплектовали для нас готовые пакеты проектов советской «колониальной архитектуры». Участники конкурса — жаждущие Сталинских премий амбициозные архитекторы из Москвы и Ленинграда, Горького и Куйбышева — видели в Минске расчищенную войной площадку, на которой можно реализовать грандиозные планы. (Справедливости ради забежим вперед и укажем, что утвержденный в 1948 году Генеральный план Минска разработали белорусские проектировщики М.Трахтенберг, М.Андросов, К.Иванов, Р.Образцова, В.Толмачев.)

Согласно первоначальным проектам нынешняя Центральная (Октябрьская) площадь должна была иметь вдвое большие размеры и начинаться от здания ГУМа (то есть, «вычищался» весь квартал, где сегодня находятся «Универсам», «Макдональдс», гостиница «Европа»). Вот выдержки из архитектурно-планировочного задания на проектирование универмага — нынешнего ГУМа:

«Строительство универмага будет первым объектом вновь создаваемого архитектурного центра города. Здание входит в систему центрального ансамбля. Объект этот чрезвычайной важности для столицы Белоруссии. Для строительства универмага отведен участок на пересечении Советской улицы — главной магистрали города и Ленинской — второй по значению городской магистрали… По Ленинской улице универмаг будет выходить на вновь проектируемую площадь. Главный вход желательно запроектировать со стороны Ленинской улицы и площади. Второй вход проектировать со стороны Советской улицы…» 

Один из проектов Центральной площади. Иллюстрация из книги «Минск. М.С. Осмоловский. — Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре. М., 1952» (© Сканирование, OCR, дизайн, комментарии В.Зеленков)
 
Именно так — намечалось создать самую большую в мире центральную столичную площадь. Хотя в общем ее идея была, как в типичном советском райцентре: площадь, памятник вождю, райком, универмаг…

Архитекторы-варяги словно бы не знали о том, что происходило в Минске в прежние времена. Что еще до революции плеяда минских зодчих — Г.Гай, С.Гайдукевич, О.Краснопольский и другие — немало поработала над украшением города. Но теперь, когда радикально сменилось население Минска, когда в руководстве столицы БССР и республики в целом находились пришлые люди, цель была одна: понастроить такого, чтобы восхитить Политбюро.

«Начальники и бульдозеры». Группа руководящих товарищей в центре Минска неподалеку от возводимого здания ГУМа.
Фото В. Лупейко, БЕЛТА.
Проспект построен. Фотооткрытка начала 1950-х.

И вот проблема профессионального и нравственного выбора для архитектора-планировщика. Стоит, например, на площади перед Домом правительства в Минске знаменитый пятиэтажный дом Костровицкой (архитектор Гайдукевич, 1913 г.) с богатыми квартирами и магазинами. Великолепный этот дом пережил войну, но теперь он не вписывается в ансамбль новой площади. Как быть? Ведь совершенно очевидно, что за перенос и реставрацию здания «царской» эпохи не присудят Сталинскую премию…

Если бы дело происходило в Москве или Ленинграде, то власти постарались бы в возможной степени бережно отнестись к архитектурному наследию. В Москве, если вспомним, при расширении и реконструкции улицы Горького (Тверской) применяли технологию переноса на новые места целых зданий с помощью систем домкратов. А в Минске вступиться за памятник архитектуры было некому, и дом Костровицкой разрушили. Точно так же отнесли к категории «малоценных» здание Минской мужской правительственной гимназии и ряд других объектов.

Год 1944. Можно ли было восстановить здание Минской мужской гимназии середины XIX века на улице Ленинской? Наверное, да…
Это же место в 1953 году. Улица значительно расширена, линия фасадов новых домов отнесена вглубь, а на месте гимназии проложен бульвар.

Культивируемый миф о том, что «Минск полностью разрушен немецко-фашистскими захватчиками» позволял выкачивать из союзного бюджета колоссальные средства. Рядовые инженеры-строители, техники, рабочие совершали трудовые подвиги при реконструкции центра столицы БССР, и этот факт нельзя умалить. Но все равно не хватало строительных мощностей для реализации проектов в стиле «сталинского ампира». 25 января 1947 года ЦК ВКП(б) примет критическое постановление «О работе ЦК КП(б)Б Белоруссии», в котором будет сказано: «За 1945 г. не было освоено 181,1 млн. руб. и в 1946 г. 107 млн. руб., отпущенных государством на капитальное строительство».

А так называемый народ жил в бараках.