Беларусь-1945. Картины общего счастья и зловредный Кацнельсон

В Бобруйске директор мебельной фабрики устроил «рейдерский» захват детского дома и выбросил вещи сирот на улицу…


В первой декаде апреля 1945 года заметно расширился поток радостных новостей, который выплескивался из радиорепродукторов и со страниц газет. Словно бы с началом второго квартала Госплан расширил квоты на положительные эмоции народонаселения БССР. Меньше стало «строго указать» и «привлечь к ответственности», общий акцент делался на положительное. Читаем сообщения БЕЛТА, газет «Звязда», «Гомельская праўда», «Советская Белоруссия», «Чырвоная Змена»:

«Пионеры Белоруссии выехали в Артек

Из Минска, Бобруйска, Бреста, Витебска и других городов Белоруссии выехала в Артек на отдых и учебу большая группа пионеров и школьников — воспитанников детских домов, детей фронтовиков и партизан Отечественной войны. В Крыму дети пробудут до 15 мая».
 

Artek
1945 год. Открытка к 20-летию Артека из виртуального музея знаменитого детского лагеря.


Неплохо, если верить газетам, жилось и тем детям, которым не досталось путевок в Артек.

«Хорошо провели каникулы

Весело, интересно провели весенние каникулы школьники Минска. Во всех кинотеатрах города для ребят были организованы детские сеансы. Учащиеся просмотрели фильмы «Брат героя», «Жила-была девочка», «Семеро смелых», «Антоша Рыбкин», «Белеет парус одинокий» и другие. В кинотеатрах перед началом сеансов пионеры и школьники столицы встретились с Героем Советского Союза тов. Бельским, фронтовиками. Учащиеся 19-й и 23-й школ провели вечер встречи с артистами Белорусской государственной ордена Трудового Красного Знамени филармонии. Пионеры 42-й мужской средней школы провели вечер художественной самодеятельности в подшефном госпитале. Вечер встречи с белорусскими писателями прошел в 12-й школе».


Как подарок хорошим детям — сообщение о начале промышленного производства варенья:

«Первая продукция вареневарочного завода

ЖЛОБИН. Краснобережский вареневарочный завод дал первую продукцию. Восстановление предприятия, разрушенного немецко-фашистскими захватчиками, было сопряжено с большими трудностями. Пришлось заново отстраивать заводской корпус, оборудовать варочный, ванный и механический цеха. Рабочие своими силами установили паровой котел, который был спрятан ими от немцев. Сейчас ведется наращивание мощностей завода, что позволит выпускать десятки тысяч литров ягодного варенья».


Пока белорусские дети готовили ложки для варенья, их родители в братском союзе с представителями других народов СССР добивались крупных производственных успехов.

«Брестская область выполнила план мясопоставок первого квартала

БРЕСТ. Колхозы и единоличные хозяйства области первыми в республике выполнили план первого квартала 1945 года по мясопоставкам. Развернулась сверхплановая сдача мяса в фонд Красной Армии».

«На реках Белоруссии

На реках республики начался сплав древесины. Первыми вышли на окатку леса сплавщики Полесья. На реке Словечно и Мухаедовском канале в сплав пущены 8 тысяч кубометров древесины. Очищаются от льда реки в Пинской области. Начался также сплав древесины на реках Ясельда, Стырь, Горынь, Лань. Всего в республике уже спущено на воду свыше 14 тысяч кубометров древесины. В ближайшие дни сплав леса начинается на притоках реки Березины в Минской области».

«Помощь рязанских и воронежских колхозников сельхозартелям Минской области

Колхозники Рязанской и Воронежской областей отгрузили для колхозов Минской области более 600 тонн высокосортной пшеницы и ячменя и более 1500 тонн сортового овса. Полученные высокосортные семена колхозами области будут использованы для сева на семенных участках».


В целом неплохо обстояли дела также в сфере образования и культуры.

«Новый учительский институт

МОЛОДЕЧНО. Здесь создается учительский институт. Он будет иметь два отделения: историко-филологическое и физико-математическое. Занятия в институте начнутся с 1 октября этого года».

«Артель художественной росписи тканей

Возобновила работу артель художественной росписи тканей. Художники Цейплытко, Сенькевич, Позняк и другие украшают скатерти, портьеры, салфетки оригинальным белорусским орнаментом. Производится также роспись косынок, галстуков, платков. В ближайшее время художники приступают к росписи гобеленов».


Газеты усердно «расписывали галстуки оригинальным белорусским орнаментом», однако не занимались экономическим анализом феноменального явления: разоренная войной Брестская область вдруг перевыполнила задание по мясопоставкам. Ни слова о нарушениях графиков транзитного движения сквозь территорию БССР эшелонов с трофейным скотом, о том, что по причине бескормицы этот скот приходилось бросать на станциях — лишь бы не сдох в вагонах…

Замалчивали очевидное: голод и бандитизм, самодурства вчерашних партизан в местных органах власти, мучения репатриантов в пересыльно-фильтрационных лагерях, детская беспризорность и нарастающая смертность, вши и чесотка в средних школах. Строго дозировали описания «отдельных нетипичных» явлений. Вот, например, «Советская Белоруссия» печатает под рубрикой «Маленький фельетон» сатирический рассказ о «рейдерском» захвате здания детского дома, который устроил в Бобруйске директор местной мебельной фабрики.

Katznelson

«Похождение Кацнельсона

«Иные люди подобно колбасе, чем их начинят, с тем они и ходят». «Ну, конечно, это его имел в виду покойный Козьма Прутков», — невольно вырывается у вас, когда знакомитесь с недавними похождениями Кацнельсона, директора бобруйской мебельной фабрики имени Халтурина. С давних времен он привык иметь дело с бревном, с деревом. Набив глаз и руку, ретивый начальник применяет приобретенные им навыки и ловкость всюду. Вот, например, заметил он, что на углу улиц Пушкинской и Комсомольской находится помещение. По объему оно небольшое, немного больше самого Кацнельсона.

А почему бы не занять? Это ничего не значит, что помещение отдано детскому дому. Это ему только наруку, так как детишки уже произвели очистку дома от кирпича и мусора. Ну, а кто ему помешает произвести очистку дома от детишек?

Глубокой ночью Кацнельсон вдруг узнал, что крошки уже обосновались в отведенном им помещении.

— Ах, так? Ну, посмотрим! — бесновался Кацнельсон, заикаясь от волнения.

Немедленно было принято решение — штурмовать. Тут же была сколочена штурмовая маршевая группа, которую возглавил сам Кацнельсон.

Ночь… Город окутан тишиной. Под покровом темноты повел своих храбрых вояк не менее храбрый начальник. Что только творилось там! Койки, подушки, матрацы вместе с детишками летели вон. Тишину ночи нарушил детский плач.

Председатель детского совета, бойкий мальчик Паша Голубев, держась за поясницу, со слезами рассказывает об этом столпотворении.

— Да не только у меня. Вон у Кольки, у Саши, у Вовы еще и сегодня болит…»


Разумеется, в итоге паскудства директора фабрики будут пресечены, начальник-самодур понесет наказание по партийной и административной линии. Все было бы хорошо в этой стране, если бы не отдельные кацнельсоны…