Беларусь-1945. Осуждены по закону от 7 августа 1932 года

В Бресте сорваны собрания избирателей по выборам в Верховный Совет СССР, потому что граждане, не получавшие хлеба три дня, боялись покинуть очереди…

 

В первой декаде апреля 1945 года газеты БССР опубликовали казенное сообщение «В прокуратуре республики», в котором шла речь о крупных хищениях продовольственных и промышленных товаров. Ни одному из периодических изданий не позволили напечатать собственный судебный очерк, выступить с публицистическим осмыслением случившегося.

Весной сорок пятого будет найдено объяснение, почему не хватило урожая 1944 года… (Плакат художника В.Б.Корецкого)

Роль газет была низведена до заборных афишек с перечнем фамилий приговоренных и заглавием «Понесли суровое наказание». Широкие массы должны были сами понять, куда девался урожай 1944 года и отчего в малых городах и райцентрах невозможно отоварить хлебные карточки.

«В ПРОКУРАТУРЕ РЕСПУБЛИКИ

Органами Прокуратуры республики вскрыты факты крупного хищения и разбазаривания социалистической собственности в системах Госторговли, Потребкооперации и других.

На мельнице № 1 Кореличского райпромкомбината Барановичской области вскрыта группа расхитителей зерна разных культур из фонда гарнцевого сбора. Во главе этой группы были зав. мельницей Курило и приемщик Мамчиц.

В целях создания возможности для расхищения был запутан учет поступающего от помольщиков гарнцевого сбора и квитанционная система приема зерна была отменена.

Обыском у указанной группы изъято 6 тонн похищенного зерна.

Вся эта группа в числе 13 человек была арестована и предана суду. Выездной Сессией Барановичского облсуда зав. мельницей Курило и приемщик Мамчиц по закону от 7 августа 1932 г. осуждены к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Остальные обвиняемые осуждены на разные сроки лишения свободы.

(Справка. Закон ВЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и укреплении общественной (социалистической) собственности», известный в народе как «закон о колосках», рассматривал как врагов народа лиц, покушавшихся на общественную собственность, и допускал применение смертной казни за хищение. Наряду с этим законом действовали соответствующие статьи УК, каравшие за разные виды менее тяжких случаев хищений. Закон от 7 августа 1932 г. не был включен в Уголовные кодексы союзных республик и формально не отменял статей Кодексов, установивших ответственность за имущественные преступления. Он действовал наряду с ними как самостоятельный уголовный закон общесоюзного значения. Поэтому Президиум Верховного Суда РСФСР еще 23 мая 1933 г. указал судам, что необходимо «тяжесть судебной репрессии по Закону от 7 августа направить не по отдельным случаям незначительных хищений…, а по случаям крупных, злостных, организованных хищений». Закон от 7 августа 1932 г. действовал до принятия 4 июня 1947 г. Президиумом Верховного Совета СССР указов «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан». Названные указы мало чем отличались по своей жестокости от закона от 7 августа 1932 г., поскольку предусматривали в определенных случаях наказание за хищение на срок от 10 до 25 лет лишения свободы. — Прим. ред.)

2. Арестован и предан суду по закону от 7 августа 1932 г. зав. Тростенецкой мельницей Минского района Стаскевич, похитивший одну тонну зерна из фонда гарнцевого сбора.

3. В управлении начальника работ УНР-25 системы «Главнефтеснаб» группой расхитителей, в которую входили начальник УНР-25 Карчагин и начальник отдела снабжения Сосновский, присвоено и разбазарено промышленных и продовольственных товаров на сумму 430 тысяч рублей.

Карчагин и Сосновский Военным Трибуналом Войск НКВД по Гомельской области осуждены по закону от 7 августа 1932 года к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

4. Директор Борисовского Горпищеторга Минской области Федоров, начальник подсобных предприятий Фомин и экспедитор Лапицкий по договоренности между собой разбазарили и расхитили продовольственных и промышленных товаров па сумму 137 тысяч рублей, предназначенных дли снабжения населения города Борисова.

Федоров, Фомин и Лапицкий арестованы и привлекаются к уголовной ответственности по ст. 196-I. УК БССР.

5. Арестованы и преданы суду за расхищение продовольственных, хлебных и промтоварных карточек кассир Барановичского облкартбюро Лашкевич и кладовщик Серафимович.

6. Председатель Логойского райпотребсоюза Урбанович, экспедитор Слонский и зав. магазином Ракач систематически разбазаривали и расхищали промышленные и продовольственные товары, предназначенные для детских учреждений, путем широкого применения незаконной выдачи продуктов частным лицам по запискам.

Урбанович, Слонский и Ракач арестованы и предаются суду.

7. Бухгалтер Витебского детдома № 8 Иванова запутала учет в детском доме, чем создала благоприятные условия для хищения и разбазаривания продуктов, отпускаемых для питании детей.

Иванова предана суду и осуждена на 3 года лишения свободы.

Директор Барановичской базы Облпотребсоюза Жарук и кладовщики складов базы Чудиновнч, Узинова и Лабацевич систематически не додавали торговым точкам предназначенные им товары, а взамен их уплачивали деньгами с последующей реализацией оставленных товаров непосредственно с базы знакомым и родственникам.

Жарук, Чудинович, Узинова и Лабацевич арестованы и преданы суду».

Спустя три месяца выяснится, что большинство этих людей осуждены без права на амнистию. В Указе Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией» от 7 июля 1945 г. будет особо оговорено: «Сократить наполовину остающийся срок наказания лицам, осужденным к лишению свободы на срок свыше трех лет, кроме осужденных за контрреволюционные преступления, хищение социалистической собственности (Закон от 7 августа 1932 г.), бандитизм, фальшивомонетчество, умышленное убийство и разбой».

Помогут ли эти драконовские меры? Станут ли рядовые граждане жить сытнее в победном сорок пятом году?.. В декабре заведующий отделом торговли и общественного питания ЦК КП(б) Белоруссии В.Соловьев составил для секретаря ЦК Н.Киселева справку «О состоянии снабжения населения товарами первой необходимости». В секретном документе говорилось:

«По вине производственных и торговых организаций БССР (Главхлеб, Главмука, Заготзерно, Наркомторг, Белкоопсоюз и другие) в декабре месяце с. г. участились случаи срыва снабжения населения товарами первой необходимости: хлеб, соль, спички, керосин, мыло. <…>

В результате перебоев в снабжении населения городов хлебом имели место случаи срыва собраний на избирательных участках по выборам в Верховный Совет СССР. Так, например, в городе Бресте, когда секретарь обкома КП(б)Б т. Тупицын приехал на избирательный участок при ж. д. мастерских, а секретарь горкома КП(б)Б т. Базаев на другой участок, то в обоих участках собрания не состоялись. На вопрос, где народ, им ответили — ушли в очередь за хлебом, так как уже три дня не получали хлеба.

Особенно напряженное положение в снабжении с хлебом и мукой имеется в сельской местности и райцентрах.

Многие работники — учителя, врачи, специалисты хозяйства Бобруйской, Могилевской, Молодечненской, Брестской и Полоцкой областей систематически из месяца в месяц недополучают установленной им нормы хлеба или муки.

В Тимковичском сельсовете Копыльского района Бобруйской области учителя средней школы не получают хлеба в течение двух месяцев.

В Ельском районе Полесской области в августе месяце учителям вместо муки выдали снопами рожь…» (НАРБ)

Читателю ясна подоплека появления этого документа?.. В ЦК республиканской компартии засуетились вовсе не из-за того, что учителя средних школ и врачи в поликлиниках падали на рабочем месте в голодные обмороки. Аппаратчики и раньше это знали. Но теперь скандальная ситуация приключилась на фоне выборов в Верховный Совет СССР, и в нее оказался вовлеченным первый секретарь Брестского обкома Михаил Тупицын.

А вдруг Москва узнает, что в БССР срываются собрания на избирательных участках из-за того, что граждане боятся потерять место в очередях за хлебом?