О стены Борисоглебской церкви ломают копья

Общественность требует прекратить «варварскую реконструкцию» Борисоглебской церкви. Реставраторы же уверены, что протестные массы сделали неправильные выводы…

 

Реставрация Борисоглебской церкви в Новогрудке приостановлена после того, как представители белорусской интеллигенции обратились в Белорусский экзархат РПЦ и Министерство культуры с протестом против установления куполов-луковиц на ее башни, сообщает Радио Свобода.

Напомним, председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович обратился в Минкульт в связи с планируемым изменением облика новогрудской Борисоглебской церкви, а точнее — из-за того, что на церковь собираются «присобачить российские луковицы».

В своем письме А.Астапович сообщает, что, по сведениям общества, работы по реконструкции церкви предусматривают замену имеющихся аутентичных шатровых перекрытий башен, фланкирующих главный фасад здания, луковицевидными куполами.

Как отмечается в письме, работы проводятся без разрешения Министерства культуры и приведут к необоснованному изменению аутентичного облика памятника архитектуры.

Чуть позже было опубликовано открытое письмо белорусской интеллигенции против «варварской реконструкции» Борисоглебской церкви в Новогрудке. Его подписали философы Алесь Антипенко и Валентин Акудович, архитектор Ирена Лавровская, искусствоведы Сергей Харевский и Максим Жбанков.

«На древний готический храм «реконструкторы» имеют намерение установить купола-луковицы, которые фактически разрушают памятник, — заявлено в письме. — Это не первый случай вандализма и варварства под видом реконструкции культовых сооружений, который демонстрирует РПЦ в Беларуси. Калечатся не только былые католические или униатские храмы, а уже и сами православные переделываются на российский копыл.

Считаем своим моральным долгом апеллировать к общественным и культурным кругам страны с целью высказать решительный протест против антикультурной, антибелорусской деятельности РПЦ. Обращаем внимание также на то, что разрушение автохтонной культуры и белорусских исторических памятников — одно из проявлений типичной колониальной политики, которую российские власти осуществляли в течение нескольких прошлых столетий в оккупированной и присоединенной к империи Беларуси. Теперь эту политику продолжает РПЦ. Мы требуем остановить уничтожение нашего наследия!»

Однако, как оказалось, реконструкция — разрешенная Минкультом и соответствующая всем нормам — и не думала прекращаться.

«Естественно, все делалось и делается с разрешения Минкульта и с учетом всех требований методики реставрации, которая в данном случае совершенно оправдана, — рассказал «Белорусским новостям» научный руководитель историко-культурной ценности Борисоглебской церкви кандидат искусствоведения Геннадий Лаврецкий. — Все этапы реконструкции четко отслеживаются надлежащими органами. И никто не допустит малейшего нарушения закона «Об охране историко-культурного наследия Беларуси».

Был утвержден эскизный проект реставрации Борисоглебской церкви, идет разработка архитектурной части, после утверждения которой будет сделано обращение для выдачи разрешений на производство работ. Но поскольку любая такая стройка «завязана» на летнем периоде, в который нужно выполнить основную часть, параллельно начали вестись работы по реализации эскизного проекта. Тем не менее, если разрешение не будет получено, то ни о каком продолжении работ речи не будет.

Не знаю, откуда у Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры сведения о неправомерности и неаутентичности проводимых работ. Как ни странно, у меня этим никто не интересовался. Хотя я этим занимаюсь всю жизнь, потому прекрасно представляю себе, что такое реставрация и нарушение ее методики — тем более, на таком суперобъекте, как Борисоглебская церковь. Видимо, поднявшие шум особо не разобрались в ситуации и сделали поспешные выводы».

Поясняя обоснованность реставрации церкви, Г.Лаврецкий заметил, Борисоглебская церковь — это не только готика.

«Это не готический храм в полной мере, как его называют. Он, действительно, проходил этап белорусской готики, от которой осталось множество элементов, но не они одни должны быть восстановлены, — объяснил он. — Четырехстолпный, трехнефный, трехапсидный храм с галереями был построен в XII веке в технике «opus mixtum».

Борисоглебская церковь в XII веке (графическая реконструкция).

В XVI веке храм претерпевает перестройку: в границах предыдущего образца XII века происходит перестройка в формах готики с типичными для нее элементами».

Борисоглебская церковь в XVI веке.

После этого церковь выдержала еще несколько перестроек. А в 1870 году произошла реконструкция, после которой она не менялась 120 лет.

Такой церковь была в 1854 – 1860-е гг.

«Архитектурное решение было основано на традиционном для ретроспективно-русского стиля использовании форм московско-ярославского зодчества XVII в. Проектом реконструкции предусматривалось изменение силуэта аттика (трехчастное завершение из трехдольных кокошников), устройство наличников на проемах башен, а также в центральном окне западного фасада, раскрытие проема колокольни, пластическая раскреповка западной стены, устройство над основным объемом большого «глухого» деревянного барабана («восьмерик на четверике» с шатровым завершением с кокошниками на развитых карнизах и луковичной главкой). Подобное завершение имели и башни, фланкирующие западный фасад», — говорится о последней реконструкции в эскизном решении по восстановлению завершений башен Борисоглебской церкви.

Проект реконструкции 1866 г.

«В таком виде он просуществовал до 90-х годов XX века, — рассказал Г.Лаврецкий. — Ни поляки, ни фашисты, ни даже советская власть его пальцем не тронули. Разрушили его сами белорусы, когда в 1989 году затеяли реконструкцию. В частности, разобрали башни. Тогда была сделана так называемая реставрация на промежуточный этап, которая вообще по реконструкционной методике противопоказана. Так храм, просуществовавший столько лет, резко потерял огромный кусок своей истории. И те самые шатровые башни, которые противники реставрации называют аутентичными, —- новодел этого времени. К тому же они находятся в аварийном состоянии, чем и была обусловлена необходимость их замены».

Такой церковь оставалась до 1990-х гг.

Нынешняя реставрация Борисоглебской церкви как раз подразумевает возвращение утраченного исторического вида.

«Мы собираемся обозначить тот период в истории этой церкви, который уничтожили наши же соотечественник. Причем, не имея на то права — потому что церковь должна состоять из совокупности всех исторических элементов, — рассказал Г.Лаврецкий. — Существует Венецианская хартия, где четко прописано, что целью реставрации является не возвращении первоначального облика объекту, и уж тем более не промежуточного облика, а восстановление памятника во всей его истории — сохранение всех его стилистических наслоений. Именно это мы собираемся сделать в Борисоглебской церкви».

Что касается куполов-луковиц, «присобачивание» которых так возмутило общественность, то с точки зрения исторической реконструкции они как раз оправданы и аутентичны, считает Г.Лаврецкий.

«Кто бы как к этому не относился, но это часть нашей истории — и истории данной церкви в том числе, — заметил Г.Лаврецкий. — Это же на самом деле было. И избавиться от них — все равно, что вырвать лист из исторического фолианта. С той же позиции можно и вовсе предложить вытереть все, что связано с Россией или с Польшей в нашей истории… Кроме того, не стоит забывать, что данная форма куполов интернациональна — она присутствует и в европейском барокко, и даже в готике. К тому же, луковки занимают менее 1% от всего объема здания. И сказать, что они как-то серьезно меняют его облик, нельзя».

Между тем, работа над башнями церкви — не единственное, что будет сделано в области ее реставрации и возвращения прежнего облика.

Такой Борисоглебская церковь должна стать в результате реставрации.

«Башни — только часть большой корпусной программы, — рассказал Г.Лаврецкий. — Осенью мы собираемся приступить к расчистке фасада — это откроет аутентичную лицевую кладку XVI века. Если все сложится удачно, то откроем также и галерею и стены в стиле готики XII века, на основании которой велась кладка XVI века. В любом случае, в результате работ будут представлены все этапы истории, которые пережил памятник».