Дело 19 декабря. Телега впереди лошади с «комсомольским приветом»

Логику следствия по «делу 19 декабря» понять сложно и на официальные комментарии не приходится рассчитывать...

«Обвинение поставило телегу впереди лошади, а суд с этим согласился!» Такими словами белорусский правозащитник Гарри Погоняйло комментировал ситуацию с ходом одного из процессов по уголовному делу о событиях в Минске 19 декабря 2010 года. «Это абсурдная ситуация, — горячился юрист. — Дело еще не расследовано, сроки по нему продлены до пяти месяцев, а дела в судах уже пошли!» И идут…

Дом правосудия, Минск. Фото РИА Новости

Логику следствия по «делу 19 декабря» понять сложно и на официальные комментарии не приходится рассчитывать.

Напомним, уголовное дело по ст. 293 УК РБ («Массовые беспорядки») было возбуждено ночью 20 декабря. В феврале текущего года его продлили на три месяца. Однако 5 апреля управление информации и общественных связей МВД сообщило, что «следственным управлением предварительного расследования ГУВД Мингорисполкома завершено предварительное расследование уголовного дела, возбужденного в отношении граждан Республики Беларусь — организаторов и участников массовых беспорядков 19 декабря 2010 года». К этому моменту в районных судах уже были вынесена серия вердиктов.

Первым осудили Василия Парфенкова, он получил 4 года лишения свободы строгого режима.

Пресс-секретарь экс-кандидата в президенты Андрея Санникова Александр Отрощенков приговорен к 4 годам лишения свободы в исправительном учреждении усиленного режима. Его «однодельцы» Александр Молчанов и Дмитрий Новик были осуждены к 3 и 3,5 годам лишения свободы в колонии усиленного режима соответственно.

Россияне Артем Бреус и Иван Гапонов отделались штрафом в размере 300 базовых величин каждый.

Дмитрий Медведь приговорен к 3 годам ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа.

За участие в массовых беспорядках 3,5 года должен провести в колонии усиленного режима Никита Лиховид.

Всех этих людей осудили в период с 17 февраля по 29 марта. Затем судебный конвейер ушел на перерыв, во время которого следствие сделало странный ход «телегой впереди лошади». Действия некоторых фигурантов были переквалифицированы с очень жесткой по срокам заключения 293-й статьи на «относительно мягкую» ч. 1 ст. 342 УК («Организация и подготовка действий, которые грубо нарушают общественный порядок, или активное участие в них»).

Первым такую «лояльность» отечественного правосудия ощутил на себе Дмитрий Бондаренко, доверенное лицо экс-кандидата в президенты Андрея Санникова. 27 апреля суд приговорил его к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Четыре месяца Дмитрий провел в СИЗО КГБ, а это значит, что к концу года он может претендовать на условно-досрочное освобождение.

В день вынесения приговора Бондаренко в суде Партизанского района начался процесс над Андреем Санниковым, с которым скамью подсудимых делят Илья Василевич, Олег Гнедчик, Федор Мирзоянов и Владимир Еременок. Санников обвиняется по ч.1 ст. 293 («Организация массовых беспорядков»), а его «однодельцам» вменяется в вину часть 2 этой же статьи — участие.

… И опять же о загадочной логике следствия.

Понятно, что изначально уголовное дело было одно на всех. С позиций белорусских правоохранителей 19 декабря преступление имело место. Его совершали тысячи людей, из которых несколько сотен отправили «на сутки» или оштрафовали за то, что они бегали по площади Независимости с криками «Жыве Беларусь» и «Уходи».

Несколько десятков особо активных оппозиционеров оказались фигурантами уголовного дела. Изначально казалось, что все они «сядут» на одну скамью подсудимых в одном процессе. Однако следствие начало из единого дела вычленять отдельных лиц, которым вменялось в вину все подряд, вплоть до поджогов, которых не было.

Наобум, как показали завершенные процессы, следователи «присоединяли» к этим делам ничего не знающих и не видевших свидетелей и ничего непомнящих потерпевших. Более того, так и остается непонятным, по каким признакам отбирались обвиняемые.

Василия Парфенкова судили в одиночестве. А у Александра Отрощенкова уже были «подельники», которые, образно говоря, вечером 19 декабря и рядом не стояли. Отчасти можно понять следственную логику лишь по делу Бреуса-Гапонова: оба граждане России, но и они друг с другом познакомились только в зале суда.

Что касается рассмотрения дела Санникова. Вполне логично было бы увидеть на одной скамье подсудимых рядом с ним, например, его супругу Ирину Халип и Дмитрия Бондаренко. Однако вместо близкого человека и соратника рядом с Санниковым оказались непонятно по каким критериям выбранные «подельники».

И здесь снова пресловутая «тайна следствия»?

…С другим же «тайнами», сопровождающими слушания по «делу 19 декабря» все более ясно.

Белорусские власти пытаются ослабить внимание к этим процессам. Для этого специально выбираются маловместительные залы с привлечением массовки. Еще можно понять «стояние» в очереди в зал судебных заседаний рядом с журналистами и активистами демсил молодых коротко стриженых парней с одинаковыми взглядами — типа для порядка на случай беспорядков. Колонна же членов БРСМ, как это происходило 27 апреля в суде Партизанского района, где слушается дело Санникова, выглядела смешно.

Фото photo.bymedia.net

Современные «комсомольцы», с членскими билетами в руках, мило обсуждали проблему своего секретаря, который никак не может собрать с них членские взносы. Мальчики и девочки вспоминали, но так и не смогли вспомнить фамилию своего местного вожака. Вот это действительно проблема!