Мультимедийный дневник из Чернобыльской зоны

В дни 25-летия катастрофы в чернобыльской зоне находился наш специальный корреспондент. Мы предлагаем нашим читателям через объектив его фото- и видеокамеры посмотреть...


С момента взрыва на Чернобыльской атомной станции — крупнейшей техногенной катастрофы в истории человечества — прошло 25 лет. Четверть века для обычного человека — это фактически треть жизненного пути. Для истории же это, конечно, — отрезок незначительный. Но, согласитесь, аварию на ЧАЭС еще рано считать проблемой, имеющей исключительно исторический интерес. Что такое 25 лет? Это на пять лет меньше периода полураспада цезия-137, которым после взрыва было загрязнено 23% территории Беларуси…

Чернобыльская зона

Жуткое чернобыльское наследие — тот крест, который выпало нести белорусам десятки лет. Да, сейчас не 86-й год, и замалчивать проблему уже не получается, но желающих неоправданно сгладить острые углы по-прежнему в достатке. Многие из этих людей обряжены во властные сутаны, их слово имеет вес, а порой — и решающее значение. Понятно стремление побыстрее избавить страну от радиофобии — на носу собственная атомная стройка века. И все же многие решения кажутся поспешными и необоснованными.

В Беларуси достаточно свободных территорий. Мы даже неоднократно слышали из высоких инстанций, что наша земля легко сможет прокормить и 30 миллионов человек. Но при этом зачем-то упорно ускоряем, зачастую искусственно, реабилитацию загрязненных территорий, отвоевываем под пашни обожженную радиацией землю, словно больше нам негде растить картошку или пасти скот. Строим там агрогородки и призываем их жителей рожать побольше детей. А ведь прошло всего лишь 25 лет…

 Документальный фильм. «Чернобыльскимй излом. Заговор молчания»

В дни 25-летия катастрофы в чернобыльской зоне находился специальный корреспондент интернет-газеты Naviny.by Василий Семашко. Мы предлагаем нашим читателям через объектив его фото- и видеокамеры посмотреть на жизнь зоны сегодня, услышать мнения специалистов и обычных людей.


Журналистский маршрут Василия Семашко по Чернобыльской зоне

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player



20 апреля, Гомель

Юрий Воронежцев: от ответственности за Чернобыль очень многих спас развал СССР

Живущий сейчас в Гомеле уроженец Москвы Юрий Воронежцев был ответственным секретарем Комиссии Верховного Совета СССР по рассмотрению причин аварии на ЧАЭС и оценке действий должностных лиц в послеаварийный период. Начав свое расследование в самом начале 90-х, парламентская комиссия так и не смогла довести его до конца. Как говорит сам Воронежцев, у них были буквально чемоданы документов, готовых для передачи в Генпрокуратуру, но развал Советского Союза оборвал это расследование…

В интервью Naviny.by Юрий Воронежцев рассказал, какие выводы сделала комиссия и кого она посчитала ответственными за последствия аварии.

Юрий Воронежцев о расследовании действий властей после Чернобыльской катастрофы

Воронежцев Юрий Иванович. Родился в 1955 в Москве. Физик. Кандидат технических наук. Лауреат премии комсомола Беларуси в области науки и техники. Автор 31 изобретения, более 50 научных статей и 3 монографий. В 1989 избран народным депутатом СССР. Возглавлял подкомитет Верховного Совета СССР по экологическим проблемам промышленного комплекса.



21 апреля, Гомель

Главной организацией по оказанию помощи пострадавшим от Чернобыльской катастрофы и изучению ее медицинских последствий является Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, созданный в 2003 году. Его пациентами являются люди разных возрастов из всех регионов Беларуси, а также из Брянской области России и с Черниговщины (Украина).

Фоторепортаж из гомельского Центра радиационной медицины


По словам заведующего лабораторией клинических исследований центра, кандидат медицинских наук Эльдара Надырова, первым и основным следствием аварии на ЧАЭС стал рост заболеваемости раком щитовидной железы у детей и подростков. Эта категория людей на протяжении всей жизни входит в группу риска по данному заболеванию и поэтому проходит специальную диспансеризацию.

Что касается общего показателя здоровья пострадавшего населения, то в Беларуси действует система специального диспансерного наблюдения, которой охвачено порядка полутора миллионов человек.

Видеорепортаж из Центра радиационной медицины

 

22 апреля, Беседь

Деревня Беседь (Ветковский район) расположена в зоне отселения. Доступ в нее без специального разрешения запрещен, ничего вывозить из деревни нельзя. Однако одна предприимчивая семья, которая официально проживает в Ветке, держит в Беседи на откорме около 20 голов крупного рогатого скота. Разумеется, такое количество говядины — не для личного потребления. На лугу, где пасутся коровы, радиоактивный фон в момент посещения нашим корреспондентом составлял 164 микрорентген в час — почти в три раза выше максимально допустимого уровня…

Коровы на радиационном пайке

 Фоторепортаж. В деревне Беседь Ветковского района «фонит» всё

 


23 апреля, КПП Бабчин

Контрольно-пропускной пункт Бабчин (Хойникский район) — главные белорусские ворота «чернобыльской зоны». Въезд в Полесский государственный радиационно-экологический заповедник — только по специальным разрешениям.

Въезд в Полесский заповедник

 

В Бабчине в научно-административном комплексе заповедника находится лаборатория спектрометрии и радиологии. Ее заведующий Вячеслав Забродский рассказал о текущей радиационной обстановке в заповеднике и о работе лаборатории.

Вячеслав Забродский: заповедник надо использовать как резервацию животных

 Фоторепортаж. В Полесском радиационно-экологическом заповеднике мониторят перераспределения радионуклидов

 


23 апреля, Масаны

Исследовательская станция Масаны — одна из самых близких к Чернобыльской АЭС белорусских «жилых» точек. Наш корреспондент снял сотрудников этой станции за работой по контролю радиационного фона.

Будни исследовательской станции Масаны

Фоторепортаж. Научная станция «Масаны» — восемь километров от ЧАЭС

 
Об истории и роли станции Масаны рассказывает Юрий Бондарь, заместитель директора по научной работе Полесского радиационно-экологического заповедника, рассказал о роли исследовательской станции Масаны.

Юрий Бондарь: Масаны — опорная точка в «глубокой» чернобыльской зоне



24 апреля, Тульговичи

Одна часть деревни Тульговичи (Хойникский район) расположена в зоне отселения, другая — вне ее. Там остаются шесть человек. Формально жителям Тульгович запрещено выходить за пределы разрешенной для проживания части деревни. Но на деле проконтролировать это практически невозможно. Из-за того, что это — единственная деревня, окруженная запретной для свободного посещения зоной заповедника, в Тульговичи приезжает множество журналистов, которые уже порядком надоели проживающим там старикам…

Катерина Козел, 69 лет, и Иван Шеменок, 88 лет, рассказали нашему корреспонденту, как им живется на загрязненной радиацией земле. Дозиметр фиксировал на их подворьях уровень радиации до 60 микрорентген в час — максимальный «порог», выше которого должно приниматься решение об отселении. Для сравнения: на «отселенной» части Тульгович дозиметр фиксировал до 100 микрорентген в час.

Жители деревни Тульговичи: таких, как мы, уже нет

 Фоторепортаж. Деревня Тульговичи — островок жизни в чернобыльской зоне

 

24 апреля, Хойники

Наш корреспондент поговорил в Хойниках со свидетелями трагических событий апреля 1986 года.

Владимир Саковский, тогда — старшеклассник местной школы, провел для нас экскурсию по городу своего детства и на месте рассказал, что происходило в Хойниках сразу после аварии на Чернобыльской АЭС.

Владимир Саковский: текли желтые реки, и все говорили — течет радиация


Анне Лободе, жительнице города Хойники, в 1986 году было 32 года. Женщина поделилась воспоминаниями о первых днях после Чернобыльской АЭС, и о том, как проходила эвакуация населения.

Анна Лобода: грузілі, як парасят, усіх у кучу…



25 апреля, Гдень

Деревня Гдень расположена всего в десяти километрах от Чернобыльской атомной станции, внутри 30-километровой чернобыльской зоны, но это одно из самых чистых мест Брагинского района. Деревне повезло — радиоактивные осадки обминули ее значительную часть. Поначалу жителей эвакуировали, но через полгода населенному пункту вернули статус жилого.

Петр Левченко: куда нас отселили, там радиации было в десятки раз больше

По археологическим данным, на этом месте люди жили с каменного века. До чернобыльской катастрофы тут было около 500 дворов, сейчас осталось немногим более ста. Часть зданий, где радиационное загрязнение было более высоким, захоронены. Другие покинутые людьми пришли в запустение...

А на остальной части деревни жизнь продолжается. Молодая мама Марина Батракова остается тут жить и растить ребенка, хотя, по ее же словам, в деревне «ничего нет». Виктор Пархоменко водит нашего корреспондента по полуразваленному центру Гдени, рассказывая, что молодежь все-таки остается в деревне. Потому что «тут райская природа». Дозиметр показывает 26 микрорентген в час...

Жители деревни Гдень: здесь жить — только не умирать

Жительница Гдени София Скороход в результате аварии на Чернобыльской АЭС потеряла двух близких человек — зятя и свата. Зять Виктор был в числе первых ликвидаторов, получил смертельную дозу радиации. Умер в возрасте 24 лет, так и не увидев дочь, родившуюся вскоре после его смерти...

София Скороход: как он, бедный, мучился...

Вечером в украинском городе Славутич, где проживают работники Чернобыльской АЭС, прошла гражданская панихида по жертвам катастрофы.

Ликвидаторы аварии на атомной станции — Андрей Зинченко и Алексей Киреченко — рассказали нашему корреспонденту о тех страшных днях и о том, что происходит на ЧАЭС сейчас.

Ликвидаторы аварии: Чернобыль — это предупреждение всем, кто играется с атомом

 
Главное, в чем нуждается теперь Чернобыльская атомная станция, — в возведении нового саркофага над разрушенным четвертым энергоблоком и строительстве хранилища отработанного ядерного топлива «ХОЯТ-2», общая стоимость проекта — около 740 млн. евро. У украинских властей на эти цели таких денег нет. Европейская комиссия, Европейский банк реконструкции и развития и 25 стран доноров заявили о готовности выделить 511,9 млн. евро. Сама Украина наскребет еще 29 млн. Не хватает еще двухсот миллионов евро…


26 апреля, Чернобыльская АЭС

Наш корреспондент проехал вместе с работниками, обслуживающими Чернобыльскую атомную электростанцию, по их ежедневному маршруту — от города Славутич до станции Семиходы. Электричка проезжает эти 50 километров (из них 20 — по территории Беларуси) за 44 минуты. Машинист электрички Владимир Досев работает на этом маршруте уже 30 лет. Никаких льгот, положенных работникам ЧАЭС, не имеет… 

Электричка на Чернобыльскую АЭС

Из вагонов работники АЭС попадают в закрытое помещение, где расположен пост контроля, проход на территорию атомной электростанции — по пропускам.

Территория АЭС и прилегающая к ней не раз дезактивировалась, сразу после катастрофы здесь был снят и захоронен в могильниках верхний слой грунта. Но до сих пор дозиметр фиксирует высоркую дозу радиоактивного загрязнения — 1314 микрорентген в час.

Чернобыльская АЭС: место работы и экстремальный туризм

В день 25-летия катастрофы на ЧАЭС особенно много посетителей: туристы, журналисты, президенты (России и Украины). Администрация пытается как-то совместить инструкции секретности 1950-х годов с существующей действительностью: у некоторых посетителей охрана отбирала перочинные ножи, нельзя въезжать на территорию АЭС и с радиоприемниками. При этом у всех остаются сотовые телефоны, а автомагнитолы с приемниками имеются во всех автомобилях, на которых приезжают экскурсанты…

Обычно посетителей возят по стандартным «достопримечательностям»: бывший город Припять, четвертый энергоблок, обед в станционной столовой, на входе в которую — дозиметрический контроль.

Обед в столовой Чернобыльской АЭС

Обратный путь — тоже электричкой, опять через посты дозиметрического контроля… 

 городе на следующий день после Чернобыльской катастрофы. Жители, в подавляющем большинстве работники станции и их семьи, были спешно эвакуированы.

Радиационный фон спустя 25 лет — 162 микрорентгена в час. Зияющие безжизненными окнами многоэтажки с кучами хлама у подъездов, лозунги на фасадах и другие атрибуты советской эпохи…

Припять, город-призрак

 

28 апреля, Наровля

После возвращения в Беларусь наш корреспондент заехал в Наровлю, где двумя днями ранее побывал Александр Лукашенко. У монумента в память о выселенных деревнях района даже цветы в венке от главы государства завять не успели.

Разыскать жителей этого райцентра, которым посчастливилось пообщаться с президентом, не удалось. Но мы поинтересовались у тех, кто не был на встрече с Лукашенко во время его посещения Наровли, что они хотели бы ему передать.

Жители Наровли: мы уже свыклись с радиацией

 

Вместо послесловия

Завершились международные конференции, посвященные 25-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС. Отзвучали с высоких трибун речи и обещания. Погасли траурные свечи у монументов и памятников. Жители пострадавших от радиации населенных пунктов вернулись к привычной жизни — без телекамер и интервью.

Покинул чернобыльскую зону и наш корреспондент Василий Семашко. Привез в редакцию пасхальный кулич, испеченный самоселами деревни Красная Гора (Брагинский район), радиационный фон в котором превышает 100 микрорентген в час.

Некоторые из нас угостились. Говорили, что вкусно.

Это был один из тех редких случаев, когда мы заранее знали, что едим загрязненный радионуклидами продукт… 
 

Справка Naviny.by. Последствия Чернобыльской катастрофы для Беларуси

ЧАЭСВ результате аварии на Чернобыльской атомной электростанции, произошедшей 26 апреля 1986 года, около 70% радиоактивных веществ, поступивших в атмосферу европейской части бывшего СССР, выпало на территорию Беларуси. Загрязнение территории Беларуси цезием-137 с плотностью свыше 37 кБк/м2 составило 23% от всей площади республики (для сравнения: Украины — 5%, России — 0,6% площади). На 66% территории Беларуси уровни загрязнения почвы цезием-137 превышали 10 кБк/м2. Наибольшие уровни выпадения йода-131 имели место в ближней зоне ЧАЭС, в Брагинском, Хойникском, Наровлянском районах Гомельской области, где его содержание в почвах превышало 37000 кБк/м2. В течение первых месяцев после катастрофы йод-131 полностью распался, однако загрязнение территории этим изотопом обусловило большие дозы облучения щитовидной железы («йодный удар») у населения.

Самыми облученными жителями Беларуси оказались подростки и дети, особенно в возрасте до 7 лет. Результаты прямых измерений 1986 года показали, что около 30% детей в возрасте до 2 лет получили дозы выше 1 Гр. В наиболее загрязненных сельских населенных пунктах средние дозы облучения щитовидной железы детей младших возрастов превышали 3 Гр. Коллективная доза облучения щитовидной железы у жителей Беларуси в «йодный» период составила более 500 тысяч чел/Гр. За послеаварийный период коллективная доза облучения щитовидки за счет радиоцезия составила более 21 тыс. чел/Гр.

Примерно половина коллективной дозы облучения населения республики было реализовано в первый год и около 80% — в первые пять лет. При этом дети в возрасте до 7 лет на момент аварии получили около 15% всей коллективной дозы, в возрасте 7-17 лет — около 10%, взрослые — более 70% коллективной дозы. Почти 5% коллективной дозы приходится на лиц, родившихся уже после аварии.

В результате воздействия радионуклидов йода на раннем этапе аварии и недостаточной эффективности мероприятий по защите щитовидной железы с 1990 года в Беларуси начал регистрироваться рост заболеваемости раком щитовидной железы, особенно среди детей. По сравнению с доаварийным периодом количество случаев рака щитовидной железы после чернобыльской аварии возросло среди детей в 33,6 раза, среди взрослых в зависимости от возрастных групп — в 2,5-7 раз. Наибольшее число случаев рака щитовидной железы выявляется среди жителей Гомельской и Брестской областей.

У населения, проживающего на загрязненных радионуклидами территориях, регистрируется и более высокая заболеваемость болезнями нервной и эндокринной системы, злокачественными новообразованиями щитовидной железы по сравнению с населением, не проходящим специальную диспансеризацию. У жителей территорий с плотностью загрязнения цезием-137 более 555 кБк/м2 отмечено возрастание частоты некоторых врожденных пороков развития по сравнению с доаварийным периодом.

Из архива Naviny.by
Чернобыль. 20 лет спустя
В результате катастрофы на Чернобыльской АЭС в Беларуси из сельскохозяйственного оборота было выведено 2,64 тыс. кв. км сельхозугодий. Ликвидировано 54 колхоза и совхоза, закрыто девять заводов перерабатывающей промышленности агропромышленного комплекса. Резко сократились посевные площади и валовой сбор сельскохозяйственных культур, существенно уменьшилось поголовье скота. В зоне загрязнения оказались 132 месторождения различных видов минерально-сырьевых ресурсов, в том числе 91% стекольных песков республики, 20% промышленных запасов мела, 65% запасов строительного камня и 16% цементного сырья. Из планов проведения геологоразведочных работ исключена территория Припятской нефтегазоносной области, ресурсы которой оценены в 52,2 млн. т нефти. Радиоактивному загрязнению подверглись 17,3 тыс. кв. км леса. В Гомельской и Могилевской областях, где загрязнено радионуклидами соответственно 51,6% и 36,4% общей площади лесных массивов, заготовка древесины на территории с плотностью загрязнения по цезию-137 555 кБк/м2 и выше полностью прекращена.

Ущерб, нанесенный Беларуси Чернобыльской катастрофой в расчете на 30-летний период ее преодоления, оценивается в 235 млрд. долларов, что равно 32 бюджетам республики 1985 года. В структуре общего ущерба за 1986-2015 годы наибольшую долю (81,6%) занимают затраты, связанные с поддержанием функционирования производства и осуществлением защитных мер. На долю прямых и косвенных потерь приходится около 30 млрд. долларов. Упущенная выгода оценивается в 13,7 млрд. долларов.
 

 

Справка Naviny.by.
Последствия Чернобыльской катастрофы для Беларуси

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player