Есть ли у милиции план по хапуну?

На конвейер судов над «молчаливыми революционерами» поставляют даже покупателей из магазинов и посетителей кафе…

 

То, что на акциях молчаливого протеста порой магазинов и посетителей кафе…

Алексей Балашов, Яна СагановичО такой ситуации интернет-газете Naviny.by рассказал музыкант Алексей Балашов, который только вчера вечером освободился из Центра изоляции правонарушителей на Окрестина, где провел пять суток после… похода в магазин.

Вечером 6 июля Алексей Балашов и его девушка Яна Саганович вышли прогуляться по родному Московскому району, а заодно купить продуктов в универсаме «Волгоград».

Напомним, в ту среду одной из точек протестной акции была площадка возле развлекательного клуба «Титан», как раз напротив универсама «Волгоград». Находившихся вечером в районе этой площадки людей брутально разгоняли и массово задерживали неизвестные в штатском.

Задержали и Алексея с Яной, но, в отличие от других, в автобус их потащили прямо от кассы магазина.

Как рассказал сам Алексей, они с полной корзиной покупок стояли у кассы. Затем к молодому человеку подошли 5-6 людей в штатском. «Просто обступили меня, схватили, начали куда-то тянуть. Вмешалась Яна, тогда, видимо, главный среди них сказал: «И ее берите». И у всех на глазах нас вытащили на улицу и потащили в автобус. Я требовал представиться, но они либо никак не реагировали, либо отвечали грубо», — рассказал Алексей. «Я кричала «Люди, помогите!», — добавляет Яна, которая в итоге получила штраф в 10 базовых величин. — Пробовала позвонить, но они не дали этого сделать».

В протоколе, как и у большинства задержанных в тот вечер, значилось, что молодых людей задержали в 19.30. «Но мы из дому вышли только около 19.40. А в магазине были в районе 20.30», — говорит Яна.

Ответа на вопрос, почему люди в штатском из всех покупателей схватили именно их, ни у Яны, ни у Алексея нет.

«В гуще событий в тот вечер мы не были, за акцией наблюдали только со стороны. Не думаю, что могли попасться на глаза милиции, гуляя на улице. Может, меня схватили потому, что вид у меня колоритный — я довольно высокий, у меня длинные волосы», — рассуждает Алексей. «Может, у них стереотип сработал — длинноволосый, значит, оппозиционер», — полагает и Яна.

Впрочем, в одном автобусе с ними ехало немало таких случайных людей.

«Исходя из того, что нас задержали уже после окончания акции, как и других находившихся в «нашем» автобусе, можно предположить, что они просто «добирали» людей, — рассказал Алексей. — С нами задержали двух девушек, которые просто сидели в кафе. Они даже понятия не имели про эти акции. Схватили подвыпившего мужчину — после того, как по рации им кто-то передал: «Идет наш пассажир!». Также с нами в автобусе было трое несовершеннолетних мальчишек, которые играли в футбол и шли в магазин за водой. Потом их уже из РУВД забирали родители. А того подвыпившего мужчину в РУВД довольно сильно избили. Видимо, потому, что возмущаться начал».

«До трех-четырех ночи мы находились в Московском РУВД. Потом нас повезли на Окрестина, — вспоминает Яна. — Еще несколько часов заняли вызовы задержанных по одному. После того, как нас «переписали», начали отправлять в камеры. Я попала в камеру с тремя кроватями, там было пять девушек. Часов в 11 утра нас повезли в суд, там тоже все довольно долго происходило. Парням давали сутки: 5, 7, 8, 10, 12… Девушкам — в основном штрафы».

Обвинения у всех были стандартные. «Обвинили в мелком хулиганстве — будто ругался, на замечания милиции не реагировал и так далее, — рассказал Алексей. — Но это написано как под копирку во всех протоколах. Можно было давать свои пояснения, но все равно (кроме написанного нами саморучно) в протоколах они писали, что хотели.

Вообще, как я успел заметить, система у них работает так, что каждый отвечает за какой-то конкретный участок работы: кто-то задерживает, кто-то пишет фальшивый рапорт, кто-то составляет такой же фальшивый протокол (причем в нашем случае протокол был составлен тогда, когда рапорта еще не было). Такое вот разделение обязанностей, и получается, что за все в целом никто не в ответе, они будто руки умывают».

«Мне показалось, что для них это все — какая-то игра, — говорит Яна. — Некоторые милиционеры понимали всю абсурдность ситуации. Но, как сказал один из них, ничего поделать они не могут».

По словам Алексея, провести пять суток наказания за поход в магазин в «неправильное время в неправильном месте» было легче, чем выдержать само задержание, составление протокола и несправедливый суд: «Самое неприятное — задержание и суд. А так —  эти пять суток были обычным административным арестом. Мне сравнивать не с чем, но вроде относились ко мне так же, как к другим. Специально ничего плохого не делали, но и не лебезили, конечно».

Сейчас Алексей и Яна готовят жалобу на их незаконное задержание.