Новая волна запретов на белорусском радио?

Мы ведь все это уже неоднократно проходили — негласные запреты на эфиры, анонимные черные списки, отмены концертов по надуманным причинам…

 

Белорусские интернет-издания полнятся слухами о новой волне запретов на белорусском радио.

В частности, якобы администрация Первого канала Белорусского радио разработала для сотрудников список песен и выражений, которые не должны попадать в эфир.

Перемены и Belarus freedom — под запретом?

Новая волна запретов на белорусском радио?«Прежде всего, это «Перемен» Виктора Цоя. Последний месяц очень много людей заказывали ее — раньше такого не было. И еще песни «Ляписов» — «Грай» и Belarus freedom. У нас в эфире случилась ситуация, когда слушатель настаивал, чтобы включили «Перемен». Ведущий попросил прощения и отказал. Тогда слушатель спросил: «У вас началась цензура?» Ведущий не знал, что ему ответить, поэтому просто выключил человека из эфира», — рассказала спутниковому каналу «Белсат» сотрудница Первого канала Белорусского радио.

Кроме того, по ее словам, на рабочем столе каждого радиоведущего сейчас висит распечатка запрещенных для произнесения в эфире слов: «После случая с Шосом Александром Григорьевичем на «Русском радио» дирекция собрала совещание, где нам объяснили, что произносить в эфире «ШОС» или просто «Александр Григорьевич» запрещается. Теперь все сообщения от слушателей несколько раз перечитывают, прежде чем пустить в эфир».

Интернет-газета Naviny.by обратилась за комментарием на Первый канал Белорусского радио, но там лишь с удивлением заметили, что никаких подобных списков у них нет, да и новость эту они слышат впервые.

Точно также были удивлены и на других радиостанциях.

Так, например, в программном отделе радио «Юнистар» нам сообщили, что никаких запрещенных для эфира слов у них нет: «Таких распоряжений на нашей радиостанции точно не было».

На «Альфа-радио» отсутствие в эфире песен Цоя объяснили форматом станции: «Что касается песен Цоя, то у нас такой формат, что 75% музыки — белорусской, остальные 25% — иностранной. Так что русские песни у нас в принципе не попадают в эфир».

Также на радиостанции опровергли наличие каких-либо списков запрещенных слов: «Никаких списков мы не получали. Понятное дело, что существует этикет радио, который подразумевает, что в эфире, например, нельзя никого оскорблять, ругаться матом. Но списков с конкретными запрещенными словами все же нет».

Naviny.by решили поверить, можно ли на белорусских радиостанциях передать привет с наилучшими пожеланиями Александру Григорьевичу — не тому, о котором все подумали, а обычному гражданину, реально существующему врачу.

В результате привет был передан на двух радиостанциях, на одной даже с запрошенным музыкальным сопровождением — песней «Звезда по имени Солнце» Виктора Цоя. Аналогичное сообщение с приветом Александру Григорьевичу появилось на сайте одной из радиостанций. А вот дождаться «Перемен» Цоя, которые мы также пытались заказать, не удалось.

Может ли это говорить, что слухи о новых запретах для белорусских радиостанций — действительно только слухи? Может. Но точно также информация о спущенных сверху для работников станций указивках может оказаться чистой правдой. Мы ведь все это уже неоднократно проходили — негласные запреты на эфиры, анонимные черные списки, отмены концертов по надуманным причинам…

Кстати, на некоторых сайтах радиостанций даже есть предупреждения для особо ретивых слушателей. Например, Первый канал Белорусского радио напоминает, что «к публикации принимаются объявления, текст которых не противоречит требованиям законодательства Республики Беларусь. Принимаются объявления только частного характера, не содержащие информацию, которая служит обеспечением постоянного или временного бизнеса».

А к эфиру не допускаются сообщения:
- содержащие оскорбительные высказывания в адрес президента Республики Беларусь, органов государственного управления;
- противоречащие общепринятым нормам этики и морали;
- содержащие пропаганду войны и насилия;
- призывающие к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя, нарушению территориальной целостности республики;
- содержащие сведения, составляющие государственную тайну;
- призывающие к совершению действий, наказуемых в уголовном порядке;
- распространяющие информацию от имени политических партий или иных общественных объединений;
- содержащие коммерческую информацию организаций и частных предпринимателей;
- содержащие предложения услуг, купли-продажи;
- содержащие материалы судебного производства, дознания, предварительного следствия и судебных дел, а также материалы, полученные в результате проведения оперативно-розыскной деятельности;
- не соответствующие литературным нормам государственных языков Республики Беларусь, содержащие нецензурные выражения, сленг, жаргонизмы, диалектизмы и проч.

«Подготовка новостного выпуска и линейного эфира — разные вещи, — рассказала Мария Будник, бывшая ведущая новостей радио «Мелодии века». — Когда готовишь новости, оперативно соображаешь, что нового и важного произошло в мире. Большинство новостников стараются освещать политику просто, в стиле «пришел, сказал, ушел». В линейном эфире диджей сам готовится к работе, выбирает тему, находит что-то интересное. Конечно, все понимают, что в эфире нельзя ругаться матом, нельзя читать оскорбительные смс. Но никогда не было такого, что перед эфиром у тебя просят посмотреть сценарный план. Хотя, возможно, на государственных радиоканалах другая ситуация. Частные каналы опираются на профессионализм своих ведущих и диджеев».

На «Русском радио» все хорошо

На «Русском радио» также не слышали, что после знаменитого поздравления в адрес Шоса Александра Григорьевича появились запреты на сказанное в эфире.

«Никаких списков мы не получали, — рассказал Naviny.by заместитель директора «Русского радио. Минск» Наталья Рыбинская. — Что касается песен, то у нас есть свой определенный формат, определенная аудитория. И песня Цоя у нас не звучит, не потому что это песня Цоя, а потому что она не подпадает под наш формат».

Кстати, слух об увольнении ведущей «Русского радио» Алеси, которая зачитала знаменитое поздравление, также не подтвердился.

«Я не могу понять, где люди берут эти слухи, кому это все надо, — говорит Наталья Рыбинская. — Сотрудница, которая как аполитичный человек спокойно прочитала это, действительно сейчас не ведет эфир. Так получилось, что пятница, когда это произошло, был ее последний эфир — с понедельника, 11 июля, она ушла в очередной отпуск. Но никто ее специально после этого не отправлял в отпуск. Как обычно, после него она вернется на работу».

По словам замдиректора радиостанции, сейчас у них все хорошо: «Наше радио совершенно не политическое. Мы попросту не владеем всей ситуацией, потому что мы аполитичны. Даже у нас на сайте написано, что в эфир не пройдет заявка, имеющая двоякий смысл или оскорбляющая личность человека, не важно какого. Получилось, как получилось. Но сейчас у нас все хорошо».