Свобода адвокатуры заканчивается там, где начинаются интересы власти

Власти намерены ввести де-факто прямое правление Минюста в адвокатуре…

адвокатДавление на белорусских адвокатов, резко возросшее после прошлогодних декабрьских выборов президента, продолжается до сих пор. Эксперты сомневаются, что белорусской адвокатуре удастся сохранить свою независимость.

После того как адвокаты, защищавшие участников акции протеста 19 декабря 2010 года, позволили себе выступить в СМИ по поводу нарушения прав их клиентов на защиту, в этом профессиональном цехе начались большие проблемы. Сначала Министерство юстиции вынесло ряду адвокатов предупреждения, а также направило в адрес Минской городской коллегии адвокатов (МГКА) предписание о необходимости привлечь их к дисциплинарной ответственности.

Абсурдность ситуации заключалась в том, что публично озвучить проблемы, связанные с «делом 19 декабря», адвокаты решились лишь после того, как не дождались соответствующей реакции на отправленные ими жалобы со стороны государства.

После того как президиум МГКА отказался наказывать коллег, Минюст совместно с КГБ провел проверку, по итогам которой были лишены лицензий адвокаты Владимир Толстик, Тамара Гораева и Олег Агеев, которые защищали обвиняемых по делу о массовых беспорядках, а также Татьяна Агеева, которая участвовала в производстве следственных действий по этому уголовному делу. В начале марта решением президиума МГКА адвокат Павел Сапелко, защищавший экс-кандидата в президенты Андрея Санникова, по представлению Министерства юстиции был исключен из членов коллегии.

14 февраля в интервью БелаПАН глава МГКА Александр Пыльченко заявил, что «весь руководящий состав Минской городской коллегии адвокатов считает сложившуюся ситуацию критической и реально угрожающей как независимости адвокатуры как правового института, так и независимости адвокатов в отдельности».

В этот же день на основании приказа министра юстиции Пыльченко был исключен из состава квалификационной комиссии по вопросам адвокатской деятельности.

МГКА предприняла попытку провести общее собрание, чтобы осудить действия Министерства юстиции по лишению адвокатов лицензий и выработать меры по укреплению независимости адвокатуры. Попытка защитить коллег, однако, не нашла поддержки у республиканской коллегии адвокатов.

В последующие месяцы на заседаниях внеочередных аттестационных комиссий не были аттестованы адвокаты, участвовавшие в процессах по делу о массовых беспорядках, в частности Дарья Липкина, Анна Бахтина и Ирина Бурак. Правда, позже они прошли аттестацию коллегии Минюста и благодаря этому сохранили лицензии.

В то же время на заседании коллегии Министерства юстиции было утверждено решение квалификационной комиссии о прекращении действия лицензии адвоката Тамары Сидоренко, которая защищала экс-кандидатов в президенты Владимира Некляева и Алеся Михалевича.

Адвокаты безуспешно пытались обжаловать действия Минюста в суде.

22 октября состоялось внеочередное общее собрание членов МГКА. В повестку дня вошел и вопрос выборов нового председателя. Во втором туре большее количество голосов набрал Александр Санкович. Однако 24 октября Минюст приостановил решение общего собрания МГКА.

Интересная деталь — Санкович также защищал одного из фигурантов дела о массовых беспорядках.

Стоит также отметить, что сейчас на рассмотрении в Палате представителей находится проект закона об адвокатуре и адвокатской деятельности. Его уже приняли в первом чтении и сейчас активно готовят ко второму. По сведениям правозащитников, в тексте содержится, в частности, выдвинутая Минюстом идея, чтобы кандидатуры председателей адвокатских коллегий предлагались непосредственно самим этим ведомством. Как отмечают правозащитники, эта и другие нормы в законопроекте сводят на нет независимость института адвокатуры в Беларуси.

По мнению юриста Павла Сапелко, законодательно положение адвокатуры на сегодняшний день закреплено в Беларуси, по сравнению с некоторыми другими государствами, неплохо. Как отметил эксперт в интервью правозащитному сайту spring96.org, в Украине, например, адвокатура вообще находится еще в стадии становления, адвокатура в Грузии сейчас подвергается достаточно серьезному прессингу.

В Беларуси до 19 декабря 2010 года состояние адвокатуры можно было «обсуждать более-менее конструктивно», сказал Сапелко. Но после этой даты дать «какое-то емкое определение» состоянию этого института Сапелко не видит возможным. «Об этом говорят и те потрясения, которые этот институт испытывает, в том числе кадровые и организационные», — подчеркнул собеседник. С принятием этого закона, отметил он, адвокатура в Беларуси фактически превратится в департамент Министерства юстиции.

В свою очередь, политолог и юрист Юрий Чаусов отмечает, что белорусские адвокаты могут работать честно до тех пор, пока не сталкиваются с интересами системы.

«Можно спросить, а могут ли работать честно белорусские судьи, чиновники, милиционеры? Это зависит от каждого индивидуально, но вся система заточена на то, чтобы находиться под контролем органов исполнительной власти», — сказал эксперт в интервью БелаПАН. Чаусов подчеркнул, что в данном случае «адвокатура ставится в ту же ситуацию, в какой все белорусы живут и работают».

При этом политолог отметил, что адвокатура как орган и ранее была зависима от государства «с тех самых пор, как всех адвокатов загнали в государственные коллегии».

«Но в то же время сохранялись рудименты формальной независимости этого института. В определенный момент, когда отдельные адвокаты начали пользоваться своей формальной независимостью, возникли конфликтные ситуации», — пояснил Чаусов.

Он обратил внимание на еще один камень преткновения. Уголовное законодательство устанавливает полномочия адвоката как независимого процессуального лица, которое может наравне со следователем собирать доказательства, давать информацию в прессу и так далее.

«Столкнувшись с этим, государственные органы поняли, что эта независимость адвоката как процессуальной фигуры может быть конвертирована и в независимость институциональную. Теперь власти стремятся эту независимость ограничить», — резюмировал политолог.

Например, подчеркнул Чаусов, после истории с Пыльченко власти сделали вывод, что новых руководителей коллегии, которые демонстрируют независимость, быть не должно. Соответственно, вводится де-факто прямое правление Минюста в адвокатуре.

«И таких институтов в Беларуси достаточно много — формально независимых, но обычно не пользующихся этой независимостью. Но в какой-то момент они входят в конфликт с государством, после чего их формальная независимость ликвидируется», — сказал политолог. В качестве примера он привел независимые когда-то Центризбирком и судебную систему.

«Режим в Беларуси — авторитарная диктатура, но он хочет быть тоталитарным в том плане, что постоянно откусывает у общества те или иные кусочки, где определяющую роль играла не государственная власть, а что-то другое. Например, местное самоуправление, церковь, Академия наук, университеты», — сказал Чаусов. И это наиболее тревожащая тенденция.

В данном случае, говорит эксперт, адвокатура — просто еще один пример вмешательства государства в те сферы, которые общество регулировало и без него. «Но в случае контроля над всеми сферами на власть ложится вся ответственность за то, что в стране происходит», — резюмировал Чаусов.




Оставьте комментарий (0)
  • как будто эту власть волнует, что какая-то ответственность на ней лежит. она считает, что на ней лежит одна ответственность - сохранить саму себя как власть. по крайней мере для тех персоналий, котрые эту власть в настоящий момент имеют.
  • Эту власть уже кроме самой себя ничего не волнует. Ни бомб, ни гранат не надо. Просто - презрительный плевок...