Дело Беляцкого. Прокурор решил добавить политики?

Прокурор намерен выдвинуть в отношение правозащитника новое обвинение. Всё идет к тому, что это будет печально знаменитая статья 193-1...

Суд над Алесем Беляцким насквозь пропитан политическими мотивами. В первую очередь, желанием властей расправиться со всем правозащитным движением Беларуси. Таково общее мнение всех, кому не безразлична судьба оказавшегося за решеткой правозащитника.

Алесь Беляцкий. Фото photo.bymedia.net

Напомним, Беляцкого начинали судить как рядового гражданина, который якобы уклонялся от уплаты налогов, чем и задолжал государству. То бишь речь шла о популярном в Беларуси экономическом виде преступления. В тоже время сам обвиняемый своей вины не признал и заявил, что его преследуют за правозащитную деятельность, которая у нас приравнена к политической. По словам подсудимого, обвинение в неуплате налогов было лишь поводом для его ареста.

В продолжение слов Алеся домыслим: было бы за что, он бы уже давно сидел. Достаточно вспомнить, как развивались события начиная с вечера 19 декабря 2010 года, когда белорусский режим начал шить дело о несуществующем заговоре «с целью свержения» с многочисленными обысками и прочим, причем квартиру Беляцкого и офис «Вясны» обыскали с изъятием всей компьютерной техники и документов в первую очередь. К месту заметить, что сам Алесь и его коллеги-правозащитники в интервью и выступлениях никогда не называли себя политиками и иже с ними. Они находились, образно выражаясь, в тылу белорусского социума и играли роль наблюдателей, приходя на помощь людям, когда те в ней нуждались.

На передовой внутреннего политического фронта правозащитники оказались по воле властей. Пример тому — дело Беляцкого.

Примечательно, что в день начала процесса, 2 ноября, на сайте государственного агентства БелТА под рубрикой «Тайны политбизнеса» появилась статья «Как «правозащитник» Беляцкий устроил себе красивую жизнь». Суть не столько в предвзятом отношении автора к правозащитнику, о деятельности которого он ничего не знает, сколько в незримой команде начать травлю человека, вина которого еще не доказана. Команду дали, кампания началась, и теперь сей опус перепечатывают районные газеты, коих в стране штук сто с гаком. Все в духе приснопамятных советских лет: «Не знаю, не читал, но осуждаю». Организаторы кампании травли совсем забыли о менталитете все еще советского белоруса: кого власть бьет, того он жалеет и понимает.

Это что касается эмоциональной стороны дела. Вернемся в зал суда.

Адвокат правозащитника Дмитрий Лаевский, как и сам Беляцкий, сосредоточились больше на пунктах обвинения, готовя площадку для доказательств того, что деньги на зарубежных счетах — это не доход Беляцкого, а средства на правозащитную деятельность. Обвиняемый объяснил, что два банковских счета в Литве и Польше были открыты для поступления средств после закрытия в Беларуси правозащитного центра «Вясна», который защищает жертв политических репрессий и проводит мониторинги избирательных кампаний. Деньги на счетах не предназначались лично Беляцкому: во всех выписках со счетов получателем числится организация «Вясна».

Гособвинитель же Владимир Сайковский сегодня сделал, можно сказать, отступление от этой темы и начал целенаправленно раскрывать другую, оставленную за кадром следствия. Как оказалось, прокурор очень внимательно изучил правозащитный сайт www.spring96.org и все заявленные им ходатайства о приобщении к материалам дела различных распечаток с сайта касались именно деятельности обвиняемого.

Отчасти ему в этом помог адвокат Дмитрий Лаевский, по ходатайству которого дело пополнилось заявлениями зарубежных правозащитных структур, письменно подтвердивших, что они перечисляли деньги на счета Беляцкого, но с оговоркой, что эти деньги предназначались именно на правозащитную деятельность. В этих документа утверждается, что финансовые средства не являлись доходом Беляцкого, так как он за них отчитался, а потому эти организации претензий к правозащитнику не имеют. Были также приобщены к делу по просьбе защиты и многочисленные свидетельства о заслугах Беляцкого, которого не раз награждали за его плодотворную работу на правозащитном поприще.

Всё говорило о том, что судебное следствие завершается, и стороны готовы перейти к прениям. Однако Сайковский неожиданно попросил судью объявить перерыв до 16 ноября, ибо он намерен предъявить Беляцкому новое обвинение, которое, по его словам, будет существенно отличаться от нынешнего.

Исходя из интереса прокурора к сайту «Вясны», возможно, речь может идти об инкриминировании Беляцкому ст. 193-1 УК РБ «Незаконные организация деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности». За длинным заголовком скрывается наказание в виде штрафа, ареста на срок до шести месяцев или лишение свободы на срок до двух лет. Санкции ст. 193-1 намного меньше, чем по уже оцениваемой судом ч. 2 ст. 243 («Сокрытие доходов в особо крупном размере») с максимальным наказанием до семи лет с конфискацией. В то же время ст. 193-1 только формально статья уголовная, но как в белорусских оппозиционных кругах, так и за пределами страны она считается чисто политической. К месту заметить, в УК РБ она появилась в декабре 2005 года, когда лишенный регистрации правозащитный центр «Вясна» активно боролся за то, чтобы действовать легально.

…Что конкретно придумает обвинение, станет известно 16 ноября. Но в любом случае у этого процесса политический резонанс, который не заглушить перепечатками в районках.

 

Цитата

Олег ОрловОлег Орлов, председатель совета российского правозащитного центра «Мемориал», в суде над Беляцким присутствует в качестве наблюдателя от Обсерватории по защите прав правозащитников:

«В Республике Беларусь в рамках закона, строго легально невозможно осуществлять независимую общественную деятельность, включая и правозащитную. Право и закон — не всегда одно и то же. Правозащитники защищают право, закон же иногда противоречит праву (вспомним, что на Нюрнбергском процессе некоторые из обвиняемых ссылались на то, что они всего лишь исполняли нормы закона; вспомним, что немецкие судьи изумлялись, когда в послевоенной Германии их судили именно за скрупулезное следование нормам действовавших при нацистах законов). Ровно так, на мой взгляд, и многие законы в современной Республике Беларусь противоречат нормам права».