Хроника «охоты» на правозащитника Беляцкого

Приговор Беляцкому — это своего рода завершающая фаза спецоперации, целью которой было осадить и посадить правозащитника...

Постановление суда Первомайского района о признании Алеся Беляцкого виновным с вынесением наказания от имени Республики Беларусь сроком на 4,5 года — это своего рода завершающая фаза спецоперации, целью которой было осадить и посадить правозащитника.

Аресту, следствию и обвинительному приговору по делу Беляцкого предшествовала кропотливая оперативно-бюрократическая работа белорусских спецслужб. Подтверждается это целым рядом оглашенных в ходе процесса документов.

Интернет-газета Naviny.by выстроила хронологию «охоты» на Алеся Беляцкого.

Алесь Беляцкий

В своем последнем слове обвиняемый упомянул о нескольких студентах, которые, по его мнению, получили задание от спецслужб на сбор информации о деятельности правозащитного центра «Вясна». Как сказал Беляцкий, некоторые из этих ребят признались в сотрудничестве с Комитетом госбезопасности. Но кто-то из них, вероятно, свое задание выполнил, отчитался — и теперь плоды его шпионского труда находятся в первом томе уголовного дела № 11081100188.

3 ноября 2010 года первый заместитель председателя КГБ генерал-майор В.П. Вегера направляет в адрес заместителя Генпрокурора старшего советника юстиции А.И. Шведа письмо следующего содержания:

«28 октября в Комитет государственной безопасности поступило анонимное заявление № АБ 1776 о том, что представители незарегистрированной организации «Правозащитный центр «Весна» в целях финансирования радикальной оппозиции используют денежные средства, поступающие из-за рубежа.

Так, на имя руководителя ПЦ «Весна» Беляцкого Александра Викторовича зарегистрирован счет №… в банке AB DnB NORD Bankas (Вильнюс, Литва). На имя заместителя руководителя ПЦ «Весна» Стефановича Валентина Константиновича зарегистрирован счет в банке AB SEB Bankas.

Заявителем представлены ксерокопии документов о зарегистрированных на имена Беляцкого и Стефановича счетах в указанных банках, а также движении денежных средств (прилагаются)…

Кроме этого, заявителем представлены отдельные копии расписок граждан Республики Беларусь о представлении Беляцким и Стефановичем денежных средств представителям ПЦ «Весна» (прилагаются). Вместе с тем, принять законное обоснованное решение по материалам не предоставляется возможным в виду отсутствия официальных данных о фактах регистрации Беляцким и Стефановичем банковских счетов в Литве, а также движении денежных средств по указанным счетам.

С учетом изложенного просим в максимально сжатые сроки оформить международное следственное поручение для его направления в компетентные органы Литвы. Нами достигнута договоренность с руководителем НЦБ Интерпола МВД Республики Беларусь о незамедлительном направлении международного следственного поручения по каналам Интерпола в Литву…»

Заместитель генпрокурора Андрей Швед реагирует на обращение КГБ без задержек и направляет поручение директору Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля Г.И. Веремко (в прошлом сотрудник УКГБ по Брестской области. — Naviny.by):

«Вам направляется обращение Комитета Государственной безопасности в отношении руководителей ПЦ «Весна» для организации проверки и принятия решения в порядке статьи 174 Уголовно-процессуального кодекса («Решения, принимаемые по заявлениям или сообщениям о преступлении». — ред.) совместно с сотрудниками КГБ. О принятом решении прошу сообщить в наш адрес…»

23 ноября в КГБ проходит рабочее совещание, по результатам которого выработаны «направления деятельности по указанному материалу проверки».

25 ноября состоялось еще одно рабочее совещание по будущему «делу Беляцкого». Провели его чекисты в прокуратуре Минска совместно с начальником отдела по надзору за исполнением налогового законодательства Владимиром Сайковским, которому менее чем через год доверили быть государственным обвинителем правозащитника. По итогам совещания в своем отчете сотрудник КГБ написал:

«Во время беседы с гражданином Сайковским в действиях Беляцкого и Стефановича не усмотрен состав преступления, предусмотренного статьей 233 УК РБ («Незаконная предпринимательская деятельность». — ред.), так как отсутствует факт осуществления предпринимательской деятельности и получения дохода от данной деятельности. Но квалифицировать действия последних по статье 243 («Уклонение от уплаты налогов». — ред.) в части получения доходов возможно по получению информации из подразделений финансовой разведки Литвы, установления факта неуплаты подоходного налога по результатам налоговой проверки в крупном размере...»

Сведений о прочих «совещаниях и выработках совместных действий» в отношении Алеся Беляцкого не имеется, однако не приходится сомневаться, что они были. Можно предположить с большой долей уверенности, что правозащитники центра «Вясна», и так находящиеся под «опекой» спецслужб, оказались еще под еще более плотным колпаком. Подтверждают это события вечера 19 декабря 2010 года.

В ночь с 19 на 20 декабря 2010 года, сразу после разгона демонстрации оппозиции на площади Независимости в Минске, в офисе «Вясны» прошел обыск: люди в штатском изъяли документы, все компьютеры и другую технику. Были задержаны десять правозащитников, которых до 6 утра продержали в Первомайском РУВД.

А 21 декабря председатель КГБ В.Ю. Зайцев направил письмо председателю КГК З.К. Ломатю. В нем, в частности, сообщается:

«20 декабря 2010 года СУ ПР ГУВД Мингорисполкома по факту массовых беспорядков возбуждено уголовное дело № 10011110362 по части 1, 2 статьи 293 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

В рамках дела по месту размещения офиса незарегистрированной организации «Правозащитный центр «Весна» Первомайским РУВД г. Минска проведен обыск, в результате которого изъята оргтехника и документация, имеющая отношение к материалам проверки в отношении руководителя ПЦ «Весна» (находится в 4-ом отделе УДФР по Минской области и городу Минску). Осмотр изъятых предметов и документов будет являться легализированной доказательной базой в отношении указанных лиц. Оргтехника находится в Первомайском РУВД г. Минска.

Информируем для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении функционеров ПЦ «Весна».

Однако еще «до решения вопроса» Алеся Беляцкого, извините, «ошмонали», что называется, с головы до ног. 17 января 2011 года в офисе центра «Вясна», а также на квартире и даче правозащитника сотрудники КГБ провели обыски, якобы в рамках уголовного дела по событиям на площади 19 декабря 2010 года.

По имеющейся информации, ответы на запросы в Литву и Польшу о наличии у Беляцкого счетов в банках белорусская сторона получила в апреле-мае текущего года. Все остальное было делом белорусской правоохранительной техники. Непонятным в этой хронике «охоты» на правозащитника остается лишь один момент. Почему при такой «подготовительной» работе Алеся Беляцкого арестовали только 4 августа?

С начала 2011 года правозащитник не менее шести раз выезжал за пределы Беларуси. Обычно наши борцы с преступностью и вообще действуют очень оперативно, когда, выражаясь их языком, подозреваемый может скрыться от органа уголовного преследования. А тут словно наблюдали и ждали, чтобы Алесь из очередной зарубежной поездки не вернулся…

Беляцкий их ожидания не оправдал. Может, за это и наказан?