Свадьба Статкевича и Адамович: без колец и без свидетелей

Николай Статкевич и Марина Адамович стали законными мужем и женой, правда, медового месяца у молодоженов не будет, как не было и даже полных «медовых» суток...

Экс-кандидат в президенты на выборах 2010 года, политзаключенный Николай Статкевич и его гражданская супруга Марина Адамович 20 декабря стали законными мужем и женой, правда, медового месяца у молодоженов не будет, как не было и даже полных «медовых» суток.

Церемония бракосочетания прошла в шкловской колонии № 17, где политик отбывает приговор по «делу 19 декабря» — ему дали шесть лет лишения свободы.

Николай Статкевич Марина Адамович

Марина Адамович отправилась на свидание с будущим мужем 20 декабря, но до последнего не знала, состоится ли свадьба — эту информацию ей не сообщали, приходилось просто ждать. Также не удалось узнать Марине, почему им для свидания выделили всего сутки, если положено трое. «Я и не слишком настаивала, у меня не было иллюзий, что свидание будет длиться дольше», — рассказала жена Статкевича в интервью Naviny.by.

В колонии к ней относились «нормально и спокойно». Бракосочетание проходило в комнате для досмотра, в которой стоит всего два стола. Обычно здесь досматривают передачи заключенным, а иногда, видимо, женят. Статкевича привели в самый последний момент.

Свадьба проходила без свидетелей и длилась минуты три: «Мы просто подписали бумажку и всё».

Переодеться в костюм Николаю не разрешили, хотя Марина и взяла его с собой: «Но это неважно. Это была формальная процедура, которая позволила нам встретиться, и это самая большая радость и победа». Сама Марина к свадьбе впервые в жизни купила розовое платье.

Не было на свадьбе и формального обмена кольцами. «Зачем же? — спрашивает Марина. — Мы сделаем это потом. Все эти атрибуты, конечно, очень милы и очень важны на воле, но смешны и неуместны в тюрьме».

В общей сложности Марина пробыла в колонии сутки, хотя значительная часть времени была потрачена на прохождение досмотров. Сегодня в 7.20 утра молодожены должны были попрощаться друг с другом, но свидание ненадолго продлили и Марине разрешили остаться до половины второго.

По словам супруги, Николай Статкевич на здоровье не жалуется: «Конечно, он похудел, но не выглядит измученным. Он сейчас увеличивает мышечную массу немного атрофированной левой руки».

Сейчас экс-кандидат в президенты находится в помещении камерного типа. В течение двух недель должен состояться суд, который, как полагает Статкевич, постановит перевести его в крытую тюрьму.

Ирина Халип, жена другого экс-кандидата в президенты, политзаключенного Андрея Санникова, неоднократно заявляла, что против ее мужа готовят провокации и собираются «убить или сильно покалечить». Супруга Статкевича Марина не уверена, что такая угроза существует и для ее мужа: «Я не пишу таких вещей, и считаю, что их не стоит озвучивать, чтобы не накликать беду. Но то, что его (Статкевича. — Naviny.by) изо всех сил пытаются изолировать, чтобы пресечь его любые контакты со свободой — это совершенно очевидно».

По словам Марины, Статкевич в курсе последних новостей и оценивает сложившуюся в Беларуси ситуацию «гораздо более трезво и разумно, чем политики, находящиеся на свободе».

«Что касается событий 19-го, то он сказал, что задача минимум была реализована, потому что эти выборы и то, что за ними последовало, продемонстрировали всему миру неприемлемость моральной, политической и международной модели развития нашего общества. В среднесрочной перспективе это должно было продемонстрировать крах дотационной модели экономики, так оно сегодня и есть, — передала она слова мужа. — Он образно называет нашу экономику наркоманом, который живет российскими дотациями. И все поведение нашей страны — наркоманское. Сначала отобрали иглу, через какое-то время дали иглу…».

По словам Марины, Статкевич считает, что разгон акции 19 декабря помог выявить несостоятельность «паразитарной экономической модели» Беларуси намного раньше, чем это могло бы быть: «32 млрд. долга для нормального правительства — это преодолимо. А могло бы это случиться, когда долги составляли бы 70 млрд. — это крах для государства».

Говоря о возможном помиловании Николая Статкевича, его жена отмечает, что в сложившейся ситуации очень трудно предугадать, какой срок на самом деле «светит» Статкевичу: «Это могут быть и все шесть лет, а то и с утяжелением наказания, а может, и завтра выйдет на свободу. Но он никогда не рассчитывал на какую-то милость. Хотя можно предположить, что внешнеполитическая ситуация в Беларуси может спровоцировать досрочное освобождение, поскольку любых дотаций, которые сегодня готова предложить Россия, для поддержания паразитической экономики недостаточно. Они ее уже не спасут».

Марине удалось передать мужу около 30 кг еды, хотя сначала ей говорили, что Статкевичу вообще ничего не положено, позже ей разрешили передать 10 кг продуктов, а потом и остальное. «Практически все он вынес, хотя я не знаю куда, потому что в помещении, где он сейчас находится, вряд ли можно 30 кг еды держать», — беспокоится Марина.

В продуктовой передаче — «то, что необходимо для поддержания здоровья в нездоровых условиях». «В его рационе питания всегда присутствовали в максимальном количестве овощи и фрукты, на этом и была построена передача. И, конечно же, не скоропортящиеся мясные продукты — сыро-вяленая колбаса, ветчина, а также кофе, сладости».

Историю любви с Николаем Марина, несмотря на настойчивость журналистов, не раскрывает. «Это личное», — снова сказала она, но призналась, что пышную свадьбу на воле они не планировали. Роспись для двоих? «Всему свое время». Ну а время решило расписать их в неволе...