Взрывали ли люди в штатском станцию «Октябрьская»?

На этих кадрах видно, как из метро выходят люди с предметом, похожим на подрывную машинку…

В расследовании взрыва в минском метро на станции «Октябрьская» 11 апреля прошлого года официальная точка давно поставлена. Виновные определены, им вынесен приговор. Но версии теракта, альтернативные следственной, по-прежнему популярны. Ход расследования и его детали, получившие огласку на судебном процессе, дали обильную пищу для таких версий. Моментов, на которые обращала внимание защита Коновалова и Ковалева, но которые не учел суд, а сторона обвинения, соответственно, не стала доказывать более детально, было немало.

Анализировать доступную информацию о взрыве, выискивать то, на что не обратили внимание ранее, продолжают до сих пор. Преобладают, в основном, конспирологические версии, авторы которых во взрыве в метро чаще всего усматривают руку власти либо неких групп, имеющих к этой власти отношение.

Ранее в Байнете широко комментировались и буквально по секундам разбирались кадры с камер видеонаблюдения перед и после взрыва. Выдвигались разные версии, чаще всего ставящие под сомнение официальную, о составе взрывного устройства и его местоположении на станции «Октябрьская».

Новую волну интереса к теме вызвали кадры из видеосюжета государственного агентства БелТА, снятого сразу после взрыва у ближнего к Дому офицеров выхода из метро. На этих кадрах отчетливо видно, как из подземного перехода выходят четыре человека, двое из них несут тяжелую брезентовую сумку, еще один держит в правой руке большую катушку с черным проводом, а в левой — предмет, похожий на конденсаторную подрывную машинку КПМ-3У1.

Многие из обсуждавших эти фото на разных форумах пользователи Байнета уверены, что выходящие из перехода примерно через полчаса после взрыва люди в гражданской одежде — не саперы, так как вход в метро саперов со спецоборудованием и в спецформе был зафиксирован с другой стороны станции.

Кроме того, людей в похожей одежде можно увидеть на кадрах видеозаписей со станции метро «Октябрьская» незадолго до взрыва.

Форумчане, обсуждающие личности этих четырех человек и их возможную роль в теракте, обращают внимание также на показания в суде одного из пострадавших Самвела Саакяна, который заявил, что накануне взрыва то ли на станции метро «Октябрьская», то ли на станции «Купаловская» видел четырех рабочих, производивших некие ремонтные работы. Станислав Абразей, адвокат Владислава Ковалева, ходатайствовал об установлении личностей этих людей и вызове их в суд в качестве свидетелей. Однако это ходатайство так и не было удовлетворено. Личности тех рабочих остались тайной.

Безусловно, люди, выходящие из метро вскоре после совершенного там теракта с подрывной машинкой в руках и катушкой проводов, вызывают определенные подозрения. Но одновременно и множество вопросов, поиск ответов на которые ставит под сомнение причастность «обнаруженных» людей в штатском к самому взрыву.

Во-первых, почему кадры с загадочными «взрывниками» попали в поле интереса только сейчас, спустя более девяти месяцев после взрыва? На сайте БелТА и на канале агентства в YouTube данное видео было публиковано еще вечером 11 апреля, однако до сей поры на странную четверку никто, в том числе и защита Коновалова и Ковалева, внимания не обращал.

Во-вторых, почему эти люди, если они действительно причастны к теракту, идут, не скрываясь от фото- и видеокамер, от сотен глаз облепивших выход со станции минчан, открыто неся в руках предметы, с помощью которых можно осуществить взрыв?

После взрыва в метро действительно спускалась группа саперов, так как существовала вероятность наличия еще одного взрывного устройства, которое саперы могли бы уничтожить дистанционно. Вероятно, запечатленные на вызвавших резонанс кадрах люди, — представители одной из саперных групп. Не исключено, что на месте теракта саперных групп было несколько, и они в силу различной ведомственной подчиненности могли работать параллельно или выполнять каждый свой объем работ.

От официальных комментариев по поводу этой «загадочной» четверки силовые ведомства пока отказываются. А значит, оставляют оперативный простор для дальнейшего расследования тем, кто по-прежнему считает Коновалова и Ковалева непричастными к теракту, либо уверен в том, что действиями «витебских террористов» руководили со стороны.