Деревню Синегово чиновники лишают перспектив

В деревне, где насчитывается почти семь десятков детей, вслед за базовой закрывают и младшую школу…

В агрогородке Синегово (Стародорожский район Минской области) прошлым летом — накануне нового учебного года — закрыли, несмотря на недовольство и протесты родителей, базовую школу. Теперь закрывают и начальную школу.

деревня Синегово
после закрытия базовой школы в этом домике ютились
и детсадовцы, и младшие школьники

В Синегово проживает 333 жителя, в том числе 11 многодетных семей, в каждой из которых трое или более детей
. Всего детей в деревне 65, из них 44 в возрасте до 6 лет. В 2010 году деревня Синегово была преобразована в агрогородок.

Пока жители агрогородка доказывали чиновникам, что решение о закрытии сельской школы неправильное — делает образование для детей менее доступным и грозит будущему всей деревни, те приняли новое решение — о закрытии начальной школы.

Неприятную новость жители Синегово узнали из местной районки «Навіны Старадарожчыны». Коротенькая заметочка извещала о реорганизации учебно-педагогического комплекса «Синеговский детский сад — начальная школа» в государственное учреждение образование «Синеговский ясли-сад» Отметим, что комплекс «детсад — начальная школа» просуществовал менее года, так как появился только прошлым летом после реорганизации учреждения «Синеговский детский сад — базовая школа».

Как рассказал Naviny.by житель Синегово Иван Авчинников, в течение года после закрытия базовой школы младшеклассники учились в детском садике в деревне, условия в котором родители считают ненадлежащими. Старших школьников возили за 8 км в соседнюю деревню Пасека.

Иван Авчинников отмечает, что в деревне не особо удивились произошедшему: «Мы ведь сразу говорили о том, что после закрытия базовой школы закроют и начальную. Так и случилось, несмотря на многократные обещания чиновников».

Авчинников считает, что произошедшее со школой несправедливо по отношению к жителям деревни, где «хорошая демографическая ситуация, увеличивается рождаемость и много хороших семей, где растет трое и более детей». Авчинников считает, что нужно было отремонтировать школу и привести в порядок детский сад, чтобы дети могли учиться в своей деревне.

Он недоумевает, почему власти так относятся к людям: «Просьбы местных жителей отремонтировать школу на собственные средства были отвергнуты, доброе имя синеговских учителей чернили в местной и областной прессе, обвиняя в некомпетентности. Многочисленные обращения жителей во все мыслимые инстанции не дали никакого результата. Государственные органы в официальных ответах позволяют себе такие выражения, как «экономически нецелесообразно» (в ответе Министерства образования), а неофициально в райисполкоме говорят, что школа в Синегово — бесперспективная».

Авчинников отмечает, что нельзя называть бесперспективной село, где более 60 детей. К слову, в надежде прожить в Синегово до конца своих дней шесть семей построили дома, привязав себя к этому месту кредитом на 40 лет.

Один из таких людей — многодетный отец Павел Свирида. Он отмечает, что хорошо знает, что такое подвоз детей в школу: сам ездил учиться за четыре километра: «Нашим детям предлагают, начиная с шести лет ездить по семь километров в школу. Младшим придется ждать, пока у старших не закончатся уроки. Продленка для многих неприемлема, потому что родители не хотят, чтобы дети весь день находились в школе, когда многие мамы дома в декретном отпуске. Я знаю, что нахождение в течение целого дня в школе провоцирует перегрузку детей. Конечно, было бы удобнее, если бы школа была на месте, младшая хотя бы».

Павел Свирида говорит, что с некоторых пор не видит причин оставаться в деревне жить. Зарплаты маленькие, школы нет. Он уже был на приеме в райисполкоме, где просил выкупить его дом, на который Павел взял кредит. Думает с семьей податься в Солигорск, где у тестя есть квартира: «Если руки на месте и не пьешь, найдешь работу. А в городе в любом случае жить легче».

Иван Авчинников добавляет, что в деревне можно жить, если она около Минска — в Боровлянах, Дубавлянах, но не дальше.

«И все же мы хотим жить в деревне, — говорит Авчинников, — однако это с каждым годом все сложнее. Моя зарплата (работаю энергетиком) за январь — 1 млн. 300 тыс. рублей. Дояркам в колхозе подняли зарплаты до 1 млн. 800 тыс. рублей. В нашем государстве воспринимают село как явление отживающее. Чиновники в неофициальных беседах говорят, что деревня вымрет, это только вопрос времени. Так и будет, если не будут развивать село и закрывать школы. Я в город уезжать не хочу, но вижу также, что и в деревне жизни нет».