Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова расстреляли

Мать Ковалева получила страшное известие по обычной почте…

17 марта стало известно, что приговор в отношении Владислава Ковалева, признанного виновным в пособничестве терроризму, приведен в исполнение. Обычное письмо с известием об этом мать Владислава нашла в своем почтовом ящике. Вчера она вернулась в Витебск, где проживает, после тщетных попыток узнать о судьбе сына во время поездки в Минск…

В Беларуси приговоры к смертной казни приводят в исполнение путем расстрела.

Любовь Ковалева, мать расстрелянного, рассказала БелаПАН, что получила письмо с этим страшным известием из Верховного суда утром 17 марта. Судя по штемпелю на конверте, письмо было отправлено из Минска 16 марта.

Мать плачет в трубку и вспоминает, что на последнем свидании с сыном 11 марта Владислав вел себя так, как будто бы уже знал о принятом главой государства решении не помиловать ни его, ни приговоренного к смертной казни за терроризм Дмитрия Коновалова. Сестра Владислава Татьяна рассказывала: больше всего ее поразило не то, что брат выглядел сильно уставшим и «теряющим боевой дух», а отношение к ней и матери высокого чиновника администрации следственного изолятора КГБ, где содержали приговоренного. Он был подчеркнуто вежливым, чего не случалось прежде, отвечал на все вопросы матери. Родственникам даже разрешили выбрать Владиславу в ближайшем книжном магазине книги в мягкой обложке и направить их список осужденному, а то, что он выберет, — затем приобрести и передать.

О решении президента отказать в помиловании Владиславу Ковалеву стало известно вечером 14 марта. 16 марта Любовь Ковалева передала начальнику СИЗО КГБ заявление на встречу адвоката с ее сыном, если тот до сих пор находится в этом учреждении. В этот же день она обратилась к Александру Лукашенко с просьбой приостановить на год исполнение приговора в отношении и ее сына. 15-16 марта в адрес белорусских властей поступали и заявления от европейских политиков с просьбами пересмотреть решение о непомиловании, а также с просьбами не приводить приговор в исполнение. Вероятно, к моменту передачи этих ходатайств Владислав Ковалев уже был расстрелян…

Скорее всего, приведен в исполнение и приговор в отношении Дмитрия Коновалова, тоже приговоренного к смертной казни.

Приговор им был вынесен 30 ноября 2011 года. Верховный суд признал Дмитрия Коновалова виновным в злостном и особо злостном хулиганстве, умышленном уничтожении имущества, незаконном приобретении, хранении, перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств, терроризме, сопряженном с убийством людей. Владислава Ковалева признали виновным в злостном и особо злостном хулиганстве, умышленном уничтожении имущества, незаконном приобретении, хранении, перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств, недонесении о готовящемся особо тяжком преступлении, о совершении особо тяжкого преступления и о лице, его совершившем, о месте его нахождения, а также в пособничестве терроризму.

В результате теракта 11 апреля 2011 года на станции метро «Октябрьская» в Минске 15 человек погибли, тяжкие телесные повреждения получили 32, менее тяжкие — 72, другие телесные повреждения — 283 человека. В результате предыдущего взрыва в Минске, 4 июля 2008 года, ранения получили 59 человек, 22 сентября 2005 года в Витебске — 55, 14 сентября в Витебске — два человека.

16 декабря 2011 года в интервью главному редактору радиостанции «Русская служба новостей» Сергею Доренко Александр Лукашенко заявил, что каждый день думает о судьбе Коновалова и Ковалева. «Самая страшная функция — это когда ты подписываешь указ, где человека нельзя помиловать. Особенно в Беларуси, потому что у нас есть пожизненное заключение и исключительная мера наказания. И если есть хоть малейшее сомнение, хоть чуть-чуть... Хотя пожизненное заключение, как многие говорят, это страшнее, чем смертная казнь, потому что человек в клетке сидит, грубо говоря. Но, тем не менее, вдруг ты ошибся и взял на себя?» — размышлял глава государства.

Теперь ему жить и с этой «самой страшной функцией».