Дворцы в чернобыльской зоне уходят в небытие

Например, в усадьбе «Борисовщина» XIX века постройки пасется скот. Свиньи, самые что ни на есть натуральные...

Чернобыль изменил прописку тысяч жителей Гомельской области. Полешуки стали переселенцами. На родине остались обветшавшие дома, ухоженные по Радуницам могилы. И брошенные среди радионуклидов дворцы. Как показало время — никому не нужные. Ни 26 лет назад, ни сегодня.

Нет, конечно, нельзя так категорично. Власть пытается что-то сделать. К примеру, найти инвесторов. Есть на сайте Министерства культуры «городских поселениях, физическим лицам и фермерским хозяйствам, желающим осуществлять деятельность в сфере агроэкотуризма, при условии осуществления только данного вида деятельности и сохранения аутентичности усадьбы». Только пока не идут физические лица, не строятся в очередь за памятниками истории и культуры.

В усадьбе, точнее, фрагментах усадьбы «Борисовщина» XIX века постройки (Хойникский район), как показала проверка прокуратуры Гомельской области, пасется скот. Свиньи, самые что ни на есть натуральные.

Не выдерживают испытание временем и бесхозяйственностью и оставшиеся фрагменты ансамбля бывшей усадьбы государственного деятеля Российской империи Станислава-Костки Ваньковича. Имение XIX века разрушается в деревне Рудаков Хойникского района.

Из перечня «дворцов на продажу» был исключен памятник архитектуры классицизма середины XIX века — Наровлянский дворец, построенный богатейшими помещиками Мозырского и Речицкого поветов Горваттами. Из перечня объект исключили, потому что включили в программу Припятского Полесья, в надежде, что под эту марку дворец будет реконструирован. Впрочем, пока объект находился в перечне «дворцов на продажу», им тоже никто не интересовался.

Усадьба стоит на крутом берегу Припяти в центре дворцово-паркового ансамбля. В советское время здесь был дом-интернат, а после чернобыльской катастрофы детишек пересилили в «чистые» места, дворец же забросили и до сих пор не могут найти финансирование для его реставрации. Внутри здания уже начинают расти деревья, стены рушатся. Лестницы пока целые, по ним безопасно можно подняться на второй этаж, с которого открывается живописный вид на Припять. Местная молодежь облюбовала усадьбу и также полуразрушенную современную пристройку для сталкерских игр и граффити.

У местных властей на возрождение дворца есть надежды. Но пока нет денег.

«По сегодняшним ценам на то, чтобы привести дворец в порядок, нужно примерно 20 млрд. рублей», — сообщил начальник отдела культуры Наровлянского райисполкома Виктор Захаренко. В планах — до кризиса-2011, была реставрация дворца в 2014-2015 году. «Но сейчас сроки сдвинулись. Реставрация будет, но чуть позже. На данный момент ведутся работы по изготовлению проектно-сметной документации. Есть планы, что дворец войдет в Золотое кольцо Гомельщины, после реставрации», — объяснил начальник отдела культуры.

«Мы переживаем за дворец, это изюминка нашего города, но ситуация сложилась в финансовом плане не в нашу пользу, но надеемся, что все будет в порядке», — не теряет надежды Виктор Захаренко.

А вот дворцу Николая Герарда, расположенному возле деревни Демьянки Добрушского района, похоже, надеяться уже не на кого и не на что.

Николай Герард владел дворцом в конце XIX — начале XX веков. Он был мировым судьей Петербурга, старшим председателем Варшавской судебной палаты, а с 1905 по 1908 год — генерал-губернатором Финляндии. В конце XIX века Герард построил усадьбу на территории современного Добрушского района. Здание было создано в псевдорусском стиле, башню украшали зубцы, а красивейший парк около усадьбы был создан на двух ярусах, соединенных лестницей.

До сегодняшних дней там сохранились необычные деревья: черная сосна, горький каштан. После революции в здании дворца был детский дом, а во времена СССР — спецшкола, летом — пионерский лагерь. На данный момент дворец находится в печальном состоянии. Не оживили его и члены БРСМ, которые провели осенью 2011 года здесь субботник.

Как писала районная газета в статье «Герард был бы рад», «вокруг здания убрали мусор, спилили старые деревья, удалили лишние посадки». «Кажется, люди опять попробовали вдохнуть жизнь в это величественное здание... Наведение порядка на таких объектах — дело хорошее. Когда об этом будем помнить мы, то и для наших детей останется что-то из старины», — оптимистично пишет районная газета про субботник у древних стен.

Только вряд ли восстанут из небытия разрушенные дворцы, если возле них подмести прошлогодние листья и убрать мусор. Что-то для детей останется. Возможно, агрогородки. Но не дворцы, которым как объявили большевики войну, подхватив лозунг французских революционеров, так никак не остановятся, и не оставят потомкам материальные преданья старины глубокой.