Мемориал «Днепровский рубеж» превращается в силосную яму

Возле деревни Новые Стайки Шкловского района Могилевской области вот уже третий год медленно разрушается мемориал «Днепровский рубеж»...


Возле деревни Новые Стайки Шкловского района Могилевской области вот уже третий год медленно разрушается мемориал «Днепровский рубеж». Накануне Дня Победы корреспондент БелаПАН посетил его.



Мемориал «Днепровский рубеж» был задуман как восстановленный опорный пункт дивизии — с окопами, блиндажом. Здесь был памятный знак и информационный стенд. В 2008 году мемориал создали по инициативе жителей райцентра. В июле 1941 года солдаты 18-й Казанской стрелковой дивизии две недели не давали фашистам построить переправу через Днепр. В 250 метрах от мемориала — и сама река. На берегу небольшой обелиск. Чтобы дойти до него, надо перейти вспаханное поле — километра полтора. Поле доходит до самого Днепра.

Два года назад мемориал еще выглядел более-менее прочным. Кое-где осунулись окопы, которые, однако, не оставляли впечатления запустения. Даже блиндаж был с крышей и печуркой. В прошлом году подгнившие деревянные укрепления окопов уже завалились. Блиндажа вообще не было. Памятный знак рядом с окопами начал осыпаться.

В этом году мемориал прибрали, только вот окопы выглядят какими-то неестественно большими.

«Это сейчас яма под силос, а не траншея. Ее расширили без ума. Все здесь было создано руками трудящихся Шклова именно так, как было в июле 1941 года. Что тут теперь получилось — проспект Шмидта, а не опорный пункт», — рассказывает шкловский краевед, один из инициаторов создания мемориала Михаил Кучеренко.



С Кучеренко осматриваем то, что осталось от окопных укреплений. Он откапывает один да другим пулеметные диски, засыпанные теми, кто на свой манер наводил лоск на мемориал.

«Знают, что натворили дел, разобрали все. Но ведь у меня есть фотоснимки, которые подтверждают, что строительные материалы были в хорошем состоянии. Это просто хотели все уничтожить, а общественность возмутилась, поэтому уничтожить не удалось. Вот сейчас они сами не знают, как выйти из такого положения. Но нагадили они здесь сильно», — с сожалением отмечает Кучеренко.

В Словенском сельском совете, на территории которого находится мемориал, я поинтересовался, знают ли, что с ним делается. «Там же мы все прибрали. Там блиндаж обвалился целиком. Из окопов мы убрали все деревянное. Не знаем, будет ли это восстанавливаться. Ну, восстанавливать, видно, будут», — высказал мнение сотрудник сельсовета.



То деревянное, что не увезли, пытались сжечь. Головешки — недалеко от окопов, метров за десять. В самих же окопах наделали гнезд птицы. Стоя в яме от блиндажа, Михаил Кучеренко отметил: «Если бы не ваши (журналистов. — БелаПАН.) конкретные усилия по сохранению памяти о героическом подвиге 18-й стрелковой Казанской дивизии, то, наверное, не существовало бы этого мемориала. Гласность есть гласность. Пускай они ничего и не сделали за позапрошлый год, но и не осмелились уничтожить его окончательно».