Профессор Янушко: белорусским хирургам есть чему научить зарубежных коллег

В РНПЦ «Кардиология» выполняются сложнейшие и уникальные операции на сосудах…

 

Профессор Вячеслав Янушко, заместитель директора по кардиохирургической помощи РНПЦ «Кардиология», академик АМН Беларуси рассказывает об уникальных операциях, проведенных белорусскими хирургами впервые в истории мировой медицины.

Вячеслав Янушко. Заместитель директора по кардиохирургической помощи РНПЦ «Кардиология». Академик АМН Беларуси, профессор, доктор медицинских наук, главный внештатный сосудистый хирург Министерства здравоохранения Беларуси, председатель Белорусской ассоциации ангиологов и сосудистых хирургов.
— Вячеслав Алексеевич, известно, что на базе Вашего центра уже прошла международная конференция по вопросам хирургического лечения заболевания вен. Как вы оцениваете ее результаты?

— Это была очень представительная конференция флебологов. Поясню для немедиков: флебология занимается проблемами варикозного расширения вен ног, которым страдает от 15 до 35% людей. Болезнь может проявляться в виде узлов, «звездочек», которые способны у женщин, особенно молодых, вызывать определенные психологические травмы. Это проблема не только жителей Беларуси, в мире сейчас разработано множество медицинских технологий, преследующих достижение как косметического, так и лечебного эффекта.

Наша конференция собрала не только медиков из Беларуси, но и флебологов из Польши, Германии, стран Прибалтики, России, Украины. Гостями стали ведущие специалисты, которые в настоящее время используют новейшие технологии в лечении венозных проблем. Первый день прошел как день лекционных мероприятий. Присутствовало около 150 человек, которые выказывали живейший интерес к происходящему, никто не покидал зал даже на короткое время. И это понятно, ведь доклады были далеко не формальными, и специалисты получали ценнейшие профессиональные знания.

Интерес к конференции был повышенным и в связи с тем, что во второй день проводился мастер-класс. Белорусские специалисты, владеющие методиками в области флебологии, проводили показательные операции на базе нашей клиники, нашими инструментариями.

— Участники конференции могли их наблюдать?

— И не только по видеомонитору в холле, как это обычно бывает. Мы сформировали группы хирургов, которые находились непосредственно в операционной. Это важно, чтобы практикующие хирурги видели все происходящее своими глазами, могли общаться с тем, кто производит операцию. Тогда им проще воспроизвести увиденное самостоятельно.

В ходе этого мероприятия было прооперировано 20 больных, все довольны исходом оперативного вмешательства, выписаны с хорошим результатом.

Я считаю, что эти конференция и мастер-класс были очень важными событиями в научном плане.

— Врачи, которые присутствовали на операциях, теперь смогут воспроизводить их у себя в регионах?

— Безусловно. Но, разумеется, только при наличии соответствующей техники, инструментария. Ведь на конференции мы говорили и о криодеструкции, и о лазерах.

На дворе — двадцать первый век, и медицина становится все более наукоемкой. Новейшие медицинские технологии основываются на применении самой современной техники. Именно поэтому в разработанной нами и утвержденной Министерством здравоохранения концепции развития сосудистой хирургии предусматривается развитие инструментальной, технологической базы медицинских учреждений страны.

— Реализация этой программы даст эффект пусть в недалеком, но все же будущем. Но ведь медики не могут просто ждать, пока это наступит. Им приходится работать здесь и сейчас. На каком уровне эта область медицины по сравнению с ведущими странами?

— Уровень высокий. Вот лишь несколько примеров. Год назад мы впервые в мире пересадили участок аорты. А недавно в течение одной недели в РНПЦ «Кардиология» провели еще две совершенно уникальных операции. Одному из пациентов был пересажен участок бедренно-подколенно-берцового сосудистого сегмента. Сложность трансплантации была в том, что ему ранее уже выполнялась операция с использованием собственного и синтетического пластического материала. Однако нарушение кровотока все равно было столь критическим, что у хирургов вставал вопрос выбора: ампутация нижней конечности либо поиск донорского пучка сосудов.

Трансплантация сосудов и их больших сегментов — это почти то же самое, что пересадка крупного органа, например, сердца. Идет поиск донора, определение того, насколько физические размеры трансплантируемых сосудов соответствуют нуждам нашего больного. И совпадение далеко не всегда бывает достаточно большим. Но в нашем случае все сложилось хорошо.

Эти эпизоды нашей хирургической практики говорят о том, что трансплантология в нашей стране уверенно развивается. Так же, как и в других развитых странах.

Белорусские хирурги не только активно используют опыт и наработки зарубежных коллег, но могут уже и сами поучить их уникальным методам.

— Пересадка именно такого сосудистого сегмента – редкий случай?

— Я не встречал в медицинской литературе ничего подобного, не слышал, чтобы где-нибудь в мире такие операции проводились. Но знаю, что на территории СНГ мы уж точно стали первыми.

Насколько уникальна и сложна эта операция, можно судить по тому, что вторая запланированная трансплантация такого же рода до сих пор не состоялась. Причина — отсутствие подходящего донорского пучка сосудов нужных размера и конфигурации.

Наш центр «Кардиология» является одним из ведущих центров в странах СНГ по хирургии брахицефальной зоны (кровоснабжение головного мозга), о чем я уже рассказывал. Самый молодой пациент, которому ранее оказывалась хирургическая помощь такого рода, был в возрасте 13-14 лет. Но недавно мы провели операцию семилетнему ребенку! К сожалению, у девочки в этом возрасте была такая выраженная прогрессирующая мозговая недостаточность и такая патология сосудов, что откладывать хирургическое вмешательство было нельзя.

Теперь она здорова.