Как объяснить массовый недобор студентов в вузы?

В нынешнем году 65 тысяч выпускников претендовали на 92 тысячи мест в вузах. Спрашивается, откуда же должны взяться остальные...

 

Как и в прошлом году, по итогам нынешней вступительной кампании чиновники пообещали изменить правила приема в вузы. А именно: отменить льготы. При этом, в 2012-м наблюдался недобор студентов на платную форму обучения в государственные и частные вузы. Впрочем, это и неудивительно: платить за учебу надо все больше, а вот качество образовательных услуг, констатируют эксперты, не удовлетворяет потребителей.

Абитуриенты

В нынешнем году в Беларуси вели набор 54 вуза: 45 государственных и 9 частных. Министр образования Сергей Маскевич, подводя итоги вступительной кампании, отмечал, что остались свободными тысячи студенческих мест. Государственные вузы недобрали примерно 5,6 тысячи первокурсников на платные отделения и 198 человек на обучение за счет госбюджета. Частные вузы недобрали примерно 3 тысячи студентов. На дневную форму обучения частные вузы приняли только 34% абитуриентов от запланированного, на заочную — около 80%.

Как считает министр, эта ситуация возникла в связи с решением не допускать к участию во вступительной кампании в вузы абитуриентов, сдавших хотя бы одно из испытаний централизованного тестирования менее чем на семь баллов из 100. Таких абитуриентов оказалось почти 19 тысяч.

Между тем, тенденция недобора в вузы проявилась уже в прошлом году. Первое в Беларуси и СНГ учебное заведение для женщин — частное учреждение образования «Женский институт «Энвила» не набрало студенток, и в нынешнем году набора в вуз не было вообще.

Кандидат педагогических наук, эксперт Агентства гуманитарных технологий Светлана Мацкевич констатирует, что в Беларуси сложилась ситуация, когда «в условиях дефицита абитуриентов предложение образовательных услуг превышает спрос на них».

Независимый эксперт Владимир Дунаев отметил на круглом столе по вопросам образования, что в нынешнем году 65 тысяч выпускников средней школы претендовали на 92 тысячи мест в вузах.

«Спрашивается, откуда же должны взяться остальные? Это алхимия какая-то», — отмечает Дунаев. Он подчеркивает, что иностранные студенты не делают погоды в образовании: у нас их всего около 10 тысяч, и «даже если власти доведут их численность до 12-15 тысяч, то это не решит проблему». Выпускники средних специальных учебных заведений также не в состоянии заполнить оставшиеся пустыми студенческие скамьи.

Из-за недобора студентов снизился качественный состав первокурсников: во многих вузах на некоторые специальности брали абитуриентов с крайне низкими баллами. Например, в Мозырском педагогическом университете на физико-математический факультет на специальность «Физика. Информатика» был зачислен абитуриент, набравший 64 балла, на специальность «Математика. Информатика» — 95. В Белорусском педагогическом университете имени Максима Танка не было конкурса на специальности «Физика. Математика», «Физика. Техническое творчество». Максимальный балл при приме в вуз — 400 (средний балл аттестата умножается на 10, к нему прибавляется сумма баллов трех сертификатов ЦТ).

Дунаев отмечает, что вузы оказываются перед сложной задачей: «Созданные места надо же заполнять. Это не значит, что надо 92 тысячи принять, иначе народное хозяйство задохнется без специалистов. Это проблема самой системы высшего образования. Такое количество студентов нужно для того, чтобы высшее образование существовало, чтобы система функционировала. Там же есть преподаватели, которых надо нагружать. Плюс есть вспомогательные службы, которые также в этом участвуют».

Дунаев считает, что проблема вызвана, в числе прочего, тем, что в Беларуси «совершенно непропорционально развита система высшего образования». Соотношение между преподавателями и студентами в стране один к десяти, это прописано в Кодексе об образовании. Для сравнения: в Литве на одного преподавателя приходится двадцать студентов.

По словам Дунаева, в Беларуси пытались в 2001 году увеличить соотношение до 13 студентов на одного преподавателя, а потом до 15. Однако в год президентских выборов этого не стали делать из опасения, что сокращение числа преподавателей может вызвать социальную напряженность. И не сделали и до сих пор. Однако, как видим, проблемы сами собой не исчезли.

Университет. Фото sergeydolya.livejournal.com

Для вузов с их значительным количеством преподавателей, мощной инфраструктурой недобор студентов означает экономические трудности, в частности, сложности с выплатой зарплат и проблемы с оплатой текущих счетов.

Например, по данным ректората Белорусского государственного университета (БГУ), бюджетное финансирование вуза в 2011 году составило 291,85 млрд. рублей (около 45% доходов). Основные доходы вуз получает за оказание платных образовательных услуг. На платном отделении обучается 60% студентов БГУ.

Не будет преувеличением сказать, что во многом за счет студентов-платников вся система и существует. И для последних факт недобора в вузы будет означать дальнейшее повышение платы за обучение.

Так, с 1 сентября стоимость платного обучения на дневной форме в вузах системы Минобразования составит от 7 млн. 153 тысяч до 14 млн. 950 тысяч рублей за учебный год. Стоимость платного обучения на заочной форме в вузах будет колебаться от 2 млн. 23 тысяч до 6 млн. 472 тысяч рублей.

При этом стоимость обучения в медицинских вузах, которые подчинены Министерству здравоохранения, еще выше — от 12,5 млн. до 15 млн. 960 тысяч рублей в зависимости от специальности. Таким образом, оплата обучения уже является достаточно весомой для бюджета белорусских семей: в июле номинальная начисленная средняя заработная плата работников достигла 3 млн. 925,9 тысячи рублей.

Когда для получения высшего образования препятствием становится финансовый ценз, абитуриенты особенно болезненно воспринимают факт наличия льгот для определенных категорий населения при поступлении.

Например, существует раздельный конкурс для городских и сельских абитуриентов, в результате которого на престижные специальности сельчане часто поступают со значительно более низкими баллами, чем у горожан. Например, в Белорусском медицинском университете на лечебном факультете разница в проходных баллах между городскими и сельскими абитуриентами составила в этом году 67 (342 и 275 соответственно), в Витебском медицинском университете на лечебном факультете — 48 баллов (278 и 230), на фармацевтическом — 55 (308 и 253).

Льготы при поступлении имеют также сироты и дети-инвалиды. В БГУ на специальности «Социальные коммуникации» при проходном балле 364 на бюджет поступили дети-сироты с баллами 156 и 208. В Белорусском национальном техническом университете при поступлении на специальность «Таможенное дело» абитуриент, набравший 318 баллов, был вытеснен льготником, имеющим 170 баллов. В БГУ на специальности «Международное право» 7 из 15 бюджетных мест были заняты победителями республиканских олимпиад, а абитуриенты с очень высокими баллами (366 из 400) не прошли по конкурсу.

К вступительной кампании 2013 года планируется отменить большинство льгот. Об этом заявил председатель Совета республики Национального собрания, глава государственной комиссии по контролю за ходом подготовки и проведения вступительных испытаний в учреждениях высшего и среднего специального образования в 2012 году Анатолий Рубинов. По его словам, это предусмотрено проектом новой редакции правил приема в вузы, который в ближайшее время планируется вынести на общественное обсуждение. До 1 ноября документ будет представлен на рассмотрение главы государства.

Предлагается в числе прочего отменить раздельный конкурс для выпускников сельских и городских учреждений образования.

«Льготы не должны быть решающим аргументом при зачислении. Надо зачислять на основе равного, одинакового конкурса, на основе знаний. Тем, кто нуждается, надо давать социальные льготы: отмена платы за проведение тестирования, освобождение от платы за обучение, предоставление общежития, льготных кредитов и так далее», — сказал Рубинов.

Светлана Мацкевич между тем подчеркивает, что эта и вообще любая вступительная кампания фиксирует скорее количественные, а не качественные тренды в образовании, и понять, куда движется система, достаточно сложно.

«Мне кажется, — отмечает эксперт, — что какой-то умысел здесь присутствует: увлечь всех в длительную процедуру приема, сдачи экзаменов и тестов, чтобы некому было даже подумать и отрефлексировать содержание этого образования, его реальные цели».

В результате белорусские граждане хотят получить высшее образование, дать его своим детям, но не уверены в его качестве. Мацкевич считает, что ответов на вопросы, соответствует ли спросу населения качество образования, какова качественная структура спроса, нет. По мнению эксперта, для этого нужны дополнительные исследования и социологические опросы…