В «американке» — новые правила отсидки

Следственный изолятор КГБ встречает завтрашний день во всеоружии вежливости и заботы о детях…


В Беларуси начали действовать новые «Правила внутреннего распорядка в следственных изоляторах органов государственной безопасности». Этот циркуляр, согласованный с генеральным прокурором Александром Конюком и утвержденный постановлением председателя КГБ Вадима Зайцева, вступил в силу 21 сентября.

Интернет-газета Naviny.by сравнила прежние правила, действовавшие почти девять лет, с новыми.

СИЗО КГБ

«СИЗО построен так, что просто нельзя увидеть или услышать ни одного человека, который находится вне твоей камеры. Охранники не разговаривали, тем более с нами, заключенным также нельзя разговаривать в коридоре и двориках. Толстые и высокие камеры не дают понять, что происходит за ними,поделился после пребывания в «американке» Виталий Рымашевский. — И специально, чтобы исключить всякую возможность общения (например, перекрикивания через стены) во время прогулок в двориках на полную громкость включали белорусские fm-радиостанции. И знаете, это было самое неприятное».



Текст старых правил жизни в следственных изоляторах госбезопасности содержал 20 глав, 167 пунктов и 3 приложения перечней. Новый документ состоит уже из 23 глав, 219 пунктов и одного приложения. Это увеличение произошло в основном за счет выделения из старых правил некоторых пунктов в отдельные главы новых с незначительной, если так можно выразиться, детализацией и более удобной компоновкой для ознакомления.

Например, в новой редакции теперь рядом находятся пункты, касающиеся взаимоотношений при общении сидельцев с персоналом и между собой. В частности, «лица, содержащиеся под стражей, имеют право на вежливое обращение со стороны сотрудников СИЗО. К ним следует обращаться на «вы» и называть их «гражданин» или «гражданка» и далее по фамилии либо соответственно «подозреваемый», «обвиняемый» или «осужденный». В свою очередь, «лица, содержащиеся под стражей, должны быть вежливыми между собой и в обращении с сотрудниками СИЗО. К сотрудникам СИЗО они обращаются на «вы», называют их «гражданин» или «гражданка» и далее по званию или по должности либо «гражданин начальник».

К новшествам можно отнести и появившийся пунктик о подборе сокамерников. Отныне их размещение в камерах производится «с учетом их личности и психологической совместимости». Так что у психологов следственных изоляторов КГБ появилась дополнительная работа по определению характера вновь прибывшего контингента на предмет уживчивости с уже сидящими.

В то же время не произошло особых изменений в процедуре «приема» сидельца в СИЗО КГБ, в порядке и условиях содержания задержанных, обвиняемых и осужденных. Все их существование на предмет, как себя следует «там» вести, что разрешается и что нельзя иметь в камере и т.п., по-прежнему регламентировано от и до. Помимо прочего, запрещено нарушать тишину, иметь в камере «животных и птиц», изготавливать и употреблять «алкогольные напитки, наркотические средства и психотропные вещества».

Изменилось наименование граждан, оказавшихся за решеткой. Если в старых правилах их чуть ли не через абзац называли «заключенными», то теперь — исключительно «лица, содержащиеся под стражей».

Обращает на себя внимание — с долей серьезной настороженности — отношение персонала СИЗО к несовершеннолетним сидельцам. И ранее предполагалось, что таковые граждане могут угодить в места чекистские. Старыми правилами предусматривалось, что «несовершеннолетние лица, содержащиеся под стражей, размещаются в отдельных камерах». Правда, с разрешения прокурора допускалось их содержание в камерах в компании «положительно характеризующихся лиц, достигших восемнадцатилетнего возраста, с их согласия, впервые привлекаемых к уголовной ответственности за преступления, не относящиеся к категории тяжких и особо тяжких». Эти требования изменений не претерпели, однако в новых правилах несовершеннолетним арестантам уделили гораздо больше внимания. Им посвящена целая глава 12, которая озаглавлена «Организация культурно-воспитательной работы с несовершеннолетними лицами, содержащимися под стражей».

Новые правила загружают персонал СИЗО отеческой заботой о несовершеннолетних. Как следует из документа, «воспитательная работа проводится в форме групповых и индивидуальных бесед, лекций на правовые, этические, нравственные, духовные, трудовые, санитарно-гигиенические и другие темы, прочтения газет и журналов, художественной литературы». Авторы постановления не забыли о том, что детям надо учиться, и побеспокоились о продолжении их образования в условиях следственных изоляторов госбезопасности. В частности, пункт 126 гласит: «Несовершеннолетним, содержащимся под стражей, администрацией СИЗО создаются условия для получения общего базового и общего среднего образования». А пункт 127 обязует сотрудников СИЗО осуществлять «контроль за обучением несовершеннолетних». Это как понимать — дневники и домашние задания проверять будут? А за неуспеваемость — в карцер?

Такая забота о подрастающем поколении, честно говоря, вызывает недоумение. Что такого могут натворить молодые люди в возрасте от 16 до 18 лет, чтобы ими занялся аж КГБ? Наверное, компетентным органам виднее и они лучше информированы о нынешних настроениях в белорусском обществе.

…Как известно, законы, правила, инструкции и прочее устаревают тогда, когда они перестают соответствовать требованиям сегодняшнего времени и, как выражаются чиновники, не готовы к возможным вызовам дня завтрашнего. «Американка» завтрашний день встречает во всеоружии вежливости и заботы о детях.


Бумага и практика

Однако, как свидетельствуют белорусские политики, прошедшие через «американку», правила на бумаге и их выполнение на практике — это две большие разницы, и от перестановки букв, скорее всего, мало что изменится.

Владимир Некляев«Возможна ли вежливость там, где стоит мат-перемат?», — замечает лидер гражданской кампании «Говори правду!» Владимир Некляев, говоря о пункте правил о вежливости. В то время, кода он находился в СИЗО КГБ, ни о чем подобном речи не шло: «В декабре 2010 года режим постарался, чтобы посадить участников Площади именно в СИЗО КГБ. Штатного начальника КГБ сняли и на его место назначили человека с контрразведки, при котором были изменены правила… Может, сейчас они просто решили вернуться к тем условиям, которые были у них раньше. И тогда и это можно назвать улучшением условий — по сравнению с теми условиями, в которых находились мы. Потому что у нас не было никаких прав, у нас даже забрали регламент поведения, где были прописаны наши обязанности и права».

По его мнению, никакие новые редакции правил и новые пункты не будут иметь воздействия, пока не будет изменен принцип отношения к человеку: «Вся наша система направлена на унижение человека, человек ничего не стоит». Потому пока будет сохраняться этот принцип, никакие параграфы про вежливость, по словам Некляева, не превратят белорусских тюремщиков в мушкетеров.

Анатолий ЛебедькоЛидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько на вопрос, есть место ли вежливости в таком месте, как «американка», ответил по Станиславскому: «Не верю!».

«Как человек там побывавший, могу отметить, что написанное — это еще не значит реализуемое на практике
, — говорит он. — Когда я числился в СИЗО КГБ, там также были правила, которые регламентировали взаимоотношения с теми, кто там оказался не по своему желанию, и теми, кто выполнял функции надзора. И на третий день у нас эти правило просто изъяли из камер… Если уж у нас Конституция не выполняется и не чтится, то уже всякие инструкции и подзаконные акты — и подавно».

Лебедько отметил, что «лучше всяких писаний» было бы введение такой практики, как общественные инспекции в места лишения свободы: «Чтобы была возможность свободно приехать, иметь свободный доступ во все камеры и пообщаться со всеми заключенными. Но у нас и белорусским гражданам, и представителям международных организаций добиться такого права нереально. Это о чем говорит? Раз не пускают, значит, есть расхождения между тем, что написано, и тем, что происходит на практике».

«Надеюсь, что всех ужасов, которые были зимой 2010-2011 года, там уже не будет, и они хотя бы вернутся к практике, когда над людьми не издеваются, не используют пытки и давление…», — высказал надежду Анатолий Лебедько.

Напомним, о пытках, которые применяются к содержащимся в СИЗО КГБ, рассказал в свое время Алесь Михалевич — бывший кандидат в президенты, после задержания в декабре 2010 года также содержавшийся в «американке».