Оргпреступность в Беларуси. Последняя воровская тайна

Общак был вложен в легальный белорусский бизнес — строительный, автомобильный, клубный…

Воровская вертикаль выстраивалась по образу и подобию советской номенклатуры. «Сходка» в этом ракурсе сравнения напоминает заседания политбюро, решения которого спускались вниз для обязательного исполнения. А воровской «общак» — прямо как нацбанк, за пополнение и расходование средств которого отвечают специально назначенные люди. Была такая касса в «лихих 90-х» и у белорусской братвы. Но, похоже, в живых не осталось никого, кто доподлинно знал о ее существовании и содержимом…

Часть 1. Как Лукашенко разобрался с ворами в законе
Часть 2. Свято место ОПГ пусто не бывает 

 

Часть 3. Где деньги поверженной мафии?

Допустим, оргпреступность в Беларуси действительно полностью повержена «приказом» главнокомандующего. А где же трофеи? Куда делся «общак», наличие которого официально признавали представители МВД? Если бы борцам с оргпреступностью — в прошлом либо нынешнем веке — удалось выйти на след воровской кассы и захватить ее, тут же последовали бы соответствующие громкие заявления. Взявшим с поличным «воровской нацбанк» светили бы новые звезды на погоны, ордена и должности. Но за последние двадцать лет о подобной победе рапортов не было…

Или и эти трофеи ушли в частные «музеи» победителей?

Деньги же в «общаке» водились немалые. Обложенные данью, своим кровно заработанным делились с бандитами тысячи кооператоров, «челноков», валютчиков, проституток и прочих людей от бизнеса по-белорусски. Суммы от 10 до 50-100 долларов ежемесячно маленькими ручейками стекались в широченную реку. Свою долю от криминальной добычи отдавали квартирные и карманные воры, грабители, разбойники и другой воровской люд, знающий, что в тяжелую годину, определенную приговором суда, братва поддержит на зоне «гревом», поможет материально и после отсидки.

У каждой группировки — от микрорайонной до городской — был свой «общак», из которого доля уходила в так называемый общереспубликанский, а тот в свою очередь «отстегивал» в общероссийскую воровскую кассу. Говорят, сумки с деньгами белорусский криминалитет возил в Москву вплоть до конца 90-х. Что случилось потом — история умалчивает. По одной из версий, в виду тяжелого материального положения, вызванного атакой Лукашенко на криминалитет, белорусскую братву освободили от обязательной дани. По другой, из-за разразившейся в России межклановой войны стало просто непонятно, в чей «общак» надо отчислять деньги…

Куда испарились миллионы долларов?

Александр Карлович. Фото detectiv.by…В апреле 1993 года результатом разногласий двух авторитетных людей со статусом «положенец» (проще говоря, без пяти минут вор в законе) стало убийство. Смерть в Минске от рук своих телохранителей, вооруженных израильским пистолетом-пулеметом «Узи», принял Александр Карлович по прозвищу Король. При жизни он отвечал за минский «общак».

При обыске штаб-квартиры Короля, которая располагалась в «Мотеле», была найдена тетрадка с бухгалтерскими записями типа «приход-расход-итого». Из того, что удалось расшифровать, стало ясно, что в руках криминального сообщества находилось порядка 1,5 млн. долларов.

Юрий ПолшковЗа организацию убийства Короля на девять лет сел «положенец» Юрий Полшков по прозвищу Борода. Считалось, что именно от него Король принял «общак». Борода умер в январе 2011 года в одной из минских больниц.

Что собой представлял общереспубликанский «общак», знал человек, который и занимался его созданием и формированием. Но и он эту тайну не раскроет.

Петр НауменкоПетр Науменко, или Наум, которого считают первым вором в законе современной Беларуси, загадочно скончался в Витебском СИЗО в июле 1995 года. При нем, говорят, объем воровской кассы увеличился многократно. Наум собрал в единый банк всю «мелочевку» разношерстной белорусской братвы. И совсем не потому, что был хорошим финансистом. Просто являлся талантливым организатором, хорошо разбирался в людях.

Имя предпринимателя Олега Зильбермана всплыло только после не менее загадочного исчезновения преемника Наума — вора в законе Щавлика. Зильбермана называли личным бухгалтером Петра Науменко, хотя правильней было бы назвать предпринимателя консультантом по финансовым вопросам. По некоторым оценкам, благодаря его скромным советам воровская касса достигла объема в 10-12 млн. долларов, из которых лишь треть была в наличном виде.

После смерти Наума Зильберман «консультировал» Щавлика. А когда и этот «держатель» воровской кассы сгинул, предприниматель уехал в Россию и обосновался в небольшом городке Белоярск Ханты-Мансийского автономного округа. Там он занимался строительным бизнесом, иногда приезжал в Беларусь, где жила его семья и находились несколько фирм бизнесмена. В 2002 году Олег Зильберман был убит в Витебске из пистолета-пулемета. Тайну белорусского «общака» он, как говорится в таких случаях, унес с собой в могилу.

В 2006 году в белорусских СМИ со ссылкой на Витебскую прокуратуру появилось сообщение о раскрытии убийства «бухгалтера» Наума и Щавлика. По версии следствия, бизнесмен перешел дорогу российским конкурентам и те наняли украинских киллеров. Можно, конечно, предположить, что Зильберман на российском Севере отмывал и преумножал деньги белорусской воровской кассы. Да вот только кто ее видел и считал в ней деньги!

К месту заметить, в ряде минских ОПГ образца 90-х имелся свой бухгалтер или финансист. Люди эти, как правило, были далеки от криминальных дел, знал о них лишь очень узкий круг. Их делом было думать, куда вкладывать и как делать деньги без ножа и кастета. Очевидно, что речь шла и о легализации незаконно добытых средств, возможно, не только в Беларуси. Но опять же, судя по молчанию правоохранителей, до сих пор не представился случай предъявить общественности доказательства присутствия «общаковских» денег в каком-нибудь, скажем так, законном бизнес-проекте.

А в том, что воровской банк существовал и работал — нет никаких сомнений. Вот несколько косвенных фактов из прошлого.

Весной 1993 года из заключения вышел минский авторитет Сергей Широкий по прозвищу Боцман, который со своей братвой «держал» валютчиков. Былого арестанта пацаны встретили, как полагается. Его освобождение праздновали в ресторане гостиницы «Планета», а в подарок авторитет получил спортивную сумку денег и престижную в то время восьмую модель «Жигулей» цвета мокрый асфальт. Месяца через три Боцман купил трехкомнатную квартиру. Правда, еще через месяц его застрелили в той же подаренной машине. Убийство не раскрыто до сих пор.

В отличие от скромного в быту Наума, его преемник Щавлик ни в чем себе не отказывал. Вор в законе имел в столице несколько квартир, одна из них находилась на площади Якуба Коласа. По городу Щавлик передвигался на «шестисотом» «Мерседесе», цена которого была под сто тысяч долларов. Правда, официальным владельцем авто была его теща — скромный продавец промтоварного магазина.

Деньги у белорусского криминалитета имелись и, понятно, в одном чемодане под кроватью их не прятали. Но ведь не прогуляла же их ответственная братва с горя, когда Лукашенко пообещал «поотрывать головы»? Так где же «общак»?

…Зная заранее ответ, я все же задал этот вопрос некогда очень авторитетному человеку. В ответ с улыбкой он сказал: «Денег было много». Чтобы утолить любознательность журналиста, собеседник назвал пяток прозвищ людей, давно отошедших от дел уголовных. По его словам, сегодня они в легальном бизнесе: занимаются строительством, клубами, автобизнесом, компьютерами. «В дело они вложили собственные деньги», — особо подчеркнул собеседник. Откуда взялись эти «собственные деньги», и ежику понятно.

Так что сегодня поиски белорусского «общака» сродни тому «золоту КПСС», которое после развала СССР искали все, но не нашли. Только вот первые российские долларовые миллионеры как раз и вышли из среды советской номенклатуры.

На что живут они сегодня

Если в приснопамятные годы бандитского беспредела основным доходом ОГП был до ужаса модный рэкет, то нынче эта тема для воровского движения не актуальна. В бескомпромиссной борьбе с оргпреступностью белорусским правоохранителям удалось самое главное — победить страх людей. За что им — огромное спасибо. Отдельные случаи «наездов» с целью вымогательства случаются, но связаны они, как правило, с бывшими рэкетирами, которые, выйдя на свободу после многолетних сроков, по привычке берутся за старое. Однако время нынче не их, а потому такие «борзые» вновь отправляются на нары. Потерпевшие больше не молчат.

По данным Naviny.by, изрядно потрепанный, но отчасти сохранившийся профессиональный белорусский криминалитет находится сегодня в режиме ожидания большой воровской сходки российской братвы, которая и должна расставить все точки над «i» в третьей воровской войне. А поэтому особой активности наша оргпреступность пока не проявляет. Но ведь и жить на что-то надо!

Про новый «общак» ничего неизвестно. Возможно, как такового единого его и нет, ибо в этой среде сейчас нет авторитетного лидера, способного взяться за дело и тем самым рискнуть не только свободой, но и жизнью. Хотя источники для формирования воровской кассы имеются. Да и с кадрами для новых ОПГ проблем в Беларуси нет.

По официальной статистике, в стране ежегодно регистрируется около 140 тысяч преступлений, из них до 80% приходится на так называемые имущественные преступления, в числе которых — квартирные и прочие кражи, грабежи, разбои. Раскрываемость — 60%, а в местах лишения свободы по таким делам парятся около 30 тысяч человек.

Есть и другие уже обозначившиеся воровские темы.

Говорят, лидская братва освоила, поделила и контролирует практически половину легального грибного бизнеса в этом регионе. Те же лисички — товар валютный, да и леса кругом. Прибыль такой группировки за сезон, по слухам, может составлять до 20 тысяч долларов.

Более серьезной темой занимаются люди Саши Кушнера. Молва приписывает им высокодоходный бизнес в виде поставок и реализации в Беларуси так называемых «бубок» — мака с высоким содержанием наркотических веществ. Из килограмма мака с помощью ацетона получается 3-4 дозы ацетилированного опия. Цена сырья для «ширки» доходила до 150 тысяч рублей за килограмм. По оценкам экспертов, в Беларуси около 150 тысяч наркоманов, свыше 80% которых — «бубочники». Вот и считайте объем рынка и возможную прибыль.

Попытки запретить вообще или хотя бы ограничить поставки такого мака путем монополизации этого сегмента государством успехом не увенчались.

Не исключено, что определенную «материальную помощь» своим сторонникам в Синеокой оказывают и враждующие между собой российские кланы «законников» Таро и Деда Хасана.

Финансовая сторона третьей воровской войны

Денег в российском «общаке», вероятно, не намного меньше, чем в белорусском Нацбанке. Доходы нашей братвы от лисичек и даже «бубок» не идут ни в какое сравнение с российскими воровскими капиталами.

Аслан УсоянКак повествуют российские СМИ, третью воровскую войну разогрел дефолт 1998 года. Оказалось, большая часть «общака» была вложена в… государственные краткосрочные облигации. Кризис обесценил вложения, «законники» пролетели и потребовали ответа от хранителя кассы — Аслана Усояна, он же Дед Хасан. Авторитет от ответа ушел, а наиболее настойчивые предъявители претензий получали пулю или в лучшем случае оказывались за решеткой. За дефолт Усоян «по понятиям» не ответил до сих пор.

Примирить кланы пытался Вячеслав Иваньков, больше известный в мире под прозвищем Япончик. Но и тот получил пулю, от которой скончался в 2009 году.

Попал в прицел снайпера и сам Дед Хасан. Вечером 16 сентября 2010 года в Москве на Тверской улице на него было совершено покушение. Старик получил три огнестрельных ранения в живот, но выжил и продолжает «рулить».

Главная тема 75-летнего авторитета сейчас, помимо междоусобицы, — Олимпийские игры в Сочи. По разным оценкам, российская братва вложила в строительство различных олимпийских комплексов 19 млрд. российских рублей — свыше 600 млн. долларов. На белорусских лисичках столько точно не заработать.

Лучше всего ситуацию в воровском мире прокомментировал разменявший девятый десяток Гоги Чиковани — единственный живущий в Грузии вор в законе старой формации. В интервью одному из российских телеканалов Гоги рассказал, что пытался примирить враждующие кланы, но они его не послушали. «Я не смогу их помирить, — сказал старик. — Откровенно — они уже не воры, они — бизнесмены...»

…Вполне возможно, что ворам-бизнесменам из-за разборок пока недосуг обращать свой взор на маленькую страну, где не ими все схвачено. В Беларуси, как сообщил хорошо осведомленный источник, они ничего не потеряли и пока никакого материального интереса не имеют и не проявляют. Оставили на потом или ждут удобного момента?

Продолжение темы. «Cмотрящие» от власти в законе
Вы узнаете:
- кто в Беларуси опаснее самых кровавых ОПГ;
- есть ли воровские «делегаты» в белорусской власти;
- «паханы» в законе от закона: возможно ли такое?