Не хочешь работать по распределению — иди в армию

Решение Конституционного суда является признаком милитаризации белорусского общества…

 

У выпускников бюджетных отделений белорусских вузов появилась дополнительная возможность не возмещать расходы на образование в случае нежелания отрабатывать два года по распределению. Решение о необходимости освободить военнослужащих от возмещения затрат на обучение, независимо от того, служат они по призыву или по контракту, принял Конституционный суд.

Не хочешь работать по распределению — иди в армиюВ настоящее время от обязанности возмещать средства, затраченные государством на подготовку в вузе при отказе от работы по распределению «освобождаются только выпускники, которые призваны на военную службу по призыву в Вооруженные силы, другие войска и воинские формирования и уволены с нее». Конституционный суд (КС) указал, что это «свидетельствует о конституционно-правовом пробеле в законодательстве».

КС признал необходимым закрепить на законодательном уровне право выпускников, которым место работы предоставлено через распределение и не отработавших установленный обязательный срок в связи с добровольным поступлением на военную службу по контракту, на освобождение от возмещения средств, затраченных государством на их подготовку.

Совмину предложено подготовить проект закона о соответствующих изменениях Кодекса об образовании и внести его в установленном порядке в Палату представителей.

В настоящее время сроки службы по контракту определены в законе «О воинской обязанности и воинской службе». Согласно документу, контракт о прохождении военной службы заключается на срок не менее одного года. Контракт о прохождении военной службы с военнообязанными, женщинами, не состоящими в запасе, военнослужащими срочной военной службы — на два года. Таким образом, если в Кодексе об образовании появятся рекомендованные Конституционным судом изменения, женщины впервые смогут избежать распределения, поступив на воинскую службу по контракту.

Любопытно, что Конституционный суд, как сообщает его пресс-служба, вынес это решение «по результатам рассмотрения обращения гражданина Р.В. Крыжберского». Но в нашей стране, как известно, граждане не наделены полномочиями обращаться в Конституционный суд с инициативами о рассмотрении того либо иного нормативно-правового акта на соответствие Основному закону. Согласно ст. 6 закона «О Конституционном суде Республики Беларусь», предложения о проверке конституционности акта вправе вносить только президент, Палата представителей, Совет Республики, Верховный суд, Высший хозяйственный суд и Совет министров.

Тогда каким же образом гражданин Крыжберский добился того, чтобы Конституционный суд рассмотрел его обращение?

Как пояснили Naviny.by в пресс-службе КС, института индивидуальной конституционной жалобы в Беларуси действительно нет, однако на основании обращений, которые носят универсальный характер, проводится анализ правовой ситуации. К слову, ежегодно в Конституционный суд обращается более тысячи человек. Большинство вопросов касается проблемы правоприменения.

Бывший судья Конституционного суда, а ныне руководитель экспертной группы «Европейского диалога о модернизации» Михаил Пастухов отметил, что соответственно законодательству о Конституционном суде гражданин не уполномочен ставить перед ним вопросы о конституционности каких-то правовых актов. Однако после роспуска первого состава Конституционного суда в регламент было сделано дополнение о том, что судом могут приниматься и обращения граждан, если в них ставятся вопросы о конституционности каких-то решений, действий. Жалобы и обращения рассматриваются на заседаниях суда.

«Фактически Конституционный суд дополнил законодательство положением о том, что может выборочно рассматривать отдельные обращения граждан. И практика решений на их основании получила достаточно широкое распространение: более 30 решений после 2000 года было принято как раз на основании обращений граждан. В 2008 году был принят декрет президента № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь», который еще расширил полномочия суда. Судей уполномочили осуществлять предварительный контроль законопроектов после подписания палатами до подписания президентом», — отметил эксперт.

Говоря о решении суда в отношении выпускников вузов, Михаил Пастухов заметил, что перед судом стоял вопрос политической целесообразности — признать более важным поступление людей по контракту на военную службу или получение средств за обучение в случае отказа от распределения. Получается, что Конституционный суд решил вопрос в пользу военной службы.

И это при том, отметил юрист, что сумма возмещения расходов за обучение, которая взыскивается с нежелающих отрабатывать по распределению, достаточно высока.

Например, в договорах с вузами первокурсников-бюджетников в Минском государственном лингвистическом университете на факультете английского языка стоимость обучения за 5 лет определена в размере 124 422 430 рублей. На филологическом факультете БГУ на специальности «Романо-германская (немецкая) филология», где готовят специалистов по аналогичным инязу программам, себестоимость обучения определена в размере более чем 158 млн. рублей.

В договорах с бюджетниками указано, что данные цифры являются предварительными и подлежат пересмотру на основании фактических расходов в случае, если у выпускника возникнет обязанность возместить в республиканский бюджет деньги, затраченные государством на его подготовку в связи с отказом отрабатывать положенные два года по распределению.

Михаил Пастухов отметил, что «ни одно решение Конституционного суда не принимается случайно, а демонстрирует какой-то государственный интерес, а в данном случае государство делает свой выбор в сторону поддержки выпускников, выбирающих военную службу».

Решение Конституционного суда является признаком милитаризации белорусского общества, считает эксперт в сфере образования, преподаватель Европейского гуманитарного университета Андрей Лаврухин.

«Получается, что с точки зрения власти важны не столько специалисты, сколько люди, готовые в любой момент стать в ружье — во всех смыслах этого выражения. Армия — механизм послушания граждан вне зависимости от того, насколько это рационально или иррационально. Люди превращаются там в массу, с которой можно делать все, что угодно», — отметил эксперт в комментарии для Naviny.by.

Но поскольку белорусское общество очень милитаризовано, то такое решение Конституционного суда будет воспринято нормально, считает Андрей Лаврухин. В настоящее время в силовые структуры выгодно идти работать тем, кто не имеет достаточных знаний, навыков и желания, чтобы добиваться материального благополучия собственным умом и настойчивостью. Социальная поддержка активно работает на армию и милицию, которые хорошо датируются из бюджета.

Меж тем, считает Андрей Лаврухин, такое использование человеческого капитала приносит ущерб экономике, так как актуальным в современном мире является образование через всю жизнь. Разрыв же в образовательном процессе, когда приобретенные во время учебы навыки не используются, плох как для выпускника вуза, так и для страны.

«Сейчас очень быстро происходят изменения на рынке труда, а государство позволяет своим гражданам взять тайм-аут, выпасть из процесса на вполне ощутимый срок, — пояснил Андрей Лаврухин. — Если человек не останется в армии после окончания контракта, по возвращении из нее он будет не в состоянии воспроизвести свои профессиональные навыки и ему придется фактически начинать обучение заново. Это профессиональная дисквалификация. По большому счету, речь идет о пустой трате ресурсов сферы образования и армии. В результате нет ни профессиональной армии, ни высококвалифицированных специалистов».