Главный принцип реформ в белорусском образовании — с бухты-барахты?

Вступительная кампания-2013 стартовала в атмосфере отсутствия значимых изменений…

 

В белорусских вузах началась запись на профессионально-психологическое собеседование. Таким образом, вступительная кампания-2013 стартовала — в атмосфере отсутствия значимых изменений в системе высшего образования. При этом очевидно, что перемены назрели.

Профессионально-психологическое собеседование должны пройти будущие дипломаты, управленцы, таможенники, журналисты и правоведы. Записаться на собеседование или отправить документы по почте можно по 31 марта включительно. Непосредственно собеседование будет проводиться с 5 по 30 апреля.

Далее — запись на ЦТ, экзамены в школах, собственно ЦТ и зачисление — по тем же правилам, что и в прошлые годы. Нововведение — новые минимальные проходные баллы по предметам: русский и белорусский язык — 10, математика, физика и биология — 15, всемирная история, история Беларуси и история новейшего времени — 20.

При том, что в Беларуси в последние годы не происходит никаких значимых структурных изменений в системе высшего образования, о необходимости что-то менять говорят все.

Александр Лукашенко 1 марта на заседании Совета министров поручил «все отрегулировать» в сфере образования, чтобы удовлетворить спрос на определенных специалистов.

Как сообщает пресс-служба главы государства, во время своего доклада вице-премьер Анатолий Тозик одной из проблем назвал переизбыток специалистов с высшим образованием и острую нехватку рабочих со средним специальным образованием: «Надо перестать оценивать работу средней школы по количеству поступивших в вузы. Результаты этой работы надо оценивать по количеству состоявшихся людей. А нам сегодня одинаково важны и хороший инженер, и хороший каменщик, и хороший водитель».

Однако Лукашенко не согласился с такой трактовкой и высказал сомнение по поводу возможности выработать методику и критерии для определения понятия «состоявшийся человек».

Вместо этого он акцентировал внимание на теме повышения платы за обучение в вузах: «Я от вас не услышал, какая цена, к примеру, одного часа обучения в вузе. Кто это посчитал? Вот он (Тозик — Naviny.by.) брякнул где-то, что на 10% надо увеличить оплату в вузах. Почему на 10, а не на 50 или 2%? И все ли вопросы у нас к абитуриентам и студентам? Мы давно перестали образовывать детей так, как надо. У нас в вузах полный бардак, и никто на это не смотрит. Я говорил уже несколько раз. И все реформы у вас начинаются как будто с бухты-барахты».

Что касается тезиса о том, что в Беларуси переизбыток специалистов с высшим образованием, глава государства подчеркнул, что «это непростые вопросы, и их надо аккуратно обсуждать». «Аккуратно, если уж на то пошло, соберитесь с ректорами и определитесь, сколько вам надо в вузах людей по профессиям», — сказал Лукашенко.

«Поэтому, принимая решения, давайте серьезно их прорабатывать, особенно в образовании, — добавил он. — Что касается образования, может, не за один год, но в этой пятилетке надо все отрегулировать. И если в государстве спрос на определенные категории специалистов, то их надо и готовить. Остальное — плати. И надо больше уделять внимания целевым направлениям».

Рынок труда и сфера образования в настоящее время действительно не могут найти общий язык. В вузах готовят не тех специалистов, в которых есть потребность. Однако, отмечает координатор проекта «Летучий университет» кандидат социологических наук Татьяна Водолажская, «вряд ли можно допустить мысль, что ректоры могут на собрании решить проблему соотнесения образования и рынка труда или решить, кого нужно выпускать из вузов». Для решения задач такого уровня «нужно более глубокое обсуждение концепции национального белорусского образования и того, какое место оно занимает в социуме, кого оно готовит и как».

В Беларуси, считает Водолажская, одно из важных направлений — создание более адекватной и открытой системы анализа сферы образования и рынка труда. Чтобы выйти на решение задач, нужна хорошая аналитическая основа, чего теперь нет.

Изменения, которые за годы суверенитета претерпела система высшего образования, вряд ли можно назвать продуманными и целостными. Более того, как отмечает Татьяна Водолажская, в Беларуси до сих пор нет концепции национального образования, работа над которой велась в середине 90-х годов. Однако ни один из предложенных вариантов принят не был.

Между тем обсуждать систему качества образования мы можем уже сегодня: «Пора уже говорить о том, чему учат и кого готовят в вузах. Обучение в университете — это образование, подготовка или еще что-то? Мне кажется, такая дискуссия была бы для образования более полезной, чем перераспределение бюджетных и платных мест, которое сейчас происходит», — считает Татьяна Водолажская.

По ее мнению, теперь самое время продемонстрировать движение в сторону Болонского процесса: «Ведь очевидно, что система образования ни одной из стран, входящих в Болонский процесс, не является идеальной. Значит, ценно будет само движение. Если посмотреть на мониторинг академических свобод, очевидно, что он требует реакции. Можно создать некую коллегию, которая разбирала бы эти случаи, серьезно относясь к претензиям, предъявляемым общественными организации и представителями академического сообщества. Именно это свидетельствовало бы о нормальности системы, а не о замалчивании проблем».

При этом Водолажская отметила, что сделать это непросто. Чтобы разбираться, например, со случаями политически ангажированных увольнений или исключений студентов из вузов, необходимо признать сам факт их существования или хотя бы допустить его возможность. Сам механизм разбирательства должен быть понятным, прозрачным и признаваться обеими сторонами. Только в белорусских реалиях обеспечить это непросто.