Высшее образование Беларуси — вторая европейская лига

Сегодня в высших учебных заведениях Беларуси обучается 428 тысяч студентов. До прошлого года количество студентов в нашей стране стабильно увеличивалось…

 

Сегодня в высших учебных заведениях Беларуси обучается 428 тысяч студентов. До прошлого года количество студентов в нашей стране стабильно увеличивалось. В основном, за счет тех, кто за образование платил. Вузы набирали все больше и больше студентов, не взирая на то, что массовость высшего образования стала одной из причин снижения его качества. Теперь наметился обратный процесс. Но не потому, что политика государства стала другой, а из-за уменьшения числа детей и молодежи. В результате набор в вузы и численность студентов в целом начали сокращаться.

17 ноября — Всемирный день студентов

И все же доля студентов в населении Беларуси велика. В 2008 году их было 425 на 10 тыс. жителей. В 2012-м уже 453, что являлось лидирующим показателем среди стран СНГ: Россия — 424, Кыргызстан — 409, Украина — 401.

Массовость высшего образования вкупе с невключением Беларуси в европейское образовательное пространство и Болонский процесс порождает много проблем. Например, наша страна готовит много студентов, однако работодатели высказывают неудовлетворенность качеством подготовки специалистов.

Как отмечается в Обзоре государственных расходов в Беларуси, подготовленном экспертами Всемирного банка, данные опросов показывают, что компании не могут найти работников с «правильным» набором навыков даже в тех случаях, когда имеется значительное количество специалистов с официальными дипломами высокого уровня.

Несоответствие навыков также очевидно в секторе сельского хозяйства, где четвертая часть работников имеют высшее или среднее специальное образование и могли бы, предположительно, найти лучшую работу в более производительных секторах, но не делают этого.

Согласно исследованию деловой и предпринимательской среды, более 60% предприятий, которые обследовались, отмечали, что навыки молодых работников являются существенным фактором, препятствующим развитию предприятий.

Получается, многие студенты учатся не по тем специальностям, которые востребованы сегодня национальной экономикой.

Есть проблема мобильности студентов, когда большинство из них варится в собственном соку, не имея возможности выехать на стажировку или по обмену в учебное заведение другой страны. Можно еще говорить об академической свободе или сугубо формальном участии студентов в управлении университетов.

Массовость высшего образования связана и с проблемой коммерциализации образования, когда университеты наращивают объемы платных услуг, принимают все больше и больше студентов, которые не всегда в состоянии справиться с программой. Сейчас только треть студентов учится за счет бюджета.

Однако Кодекс об образовании не запрещает принимать столько платников, сколько в аудиториях поместится. В результате с каждым годом платные отделения ширятся и ширятся.

Причем, за счет средств студентов-платников вузы не столько зарабатывают деньги для собственного развития, сколько для выживания. Преподаватели хорошо знают, что их зарплаты зависят от того, сколько платников набрал вуз. При этом закрываются глаза на падение качества обучения. Во-первых, из-за снижения базового уровня студентов в целом, во-вторых, из-за перегруженности инфраструктуры (групп, аудиторий, библиотек).

Доцент Европейского гуманитарного университета Андрей Лаврухин отметил, что не столько массовость влияет на снижение качества образования, сколько именно его коммерциализация. Зависимость от средств, которые платят студенты, ведет к негласному запрету на отчисление студентов за плохую успеваемость. Студента держат, потому что он несет золотые яйца. В странах Западной Европы такое практически невозможно.

При этом министр образования Сергей Маскевич отмечает, что платный студент учится с большой поддержкой государства: «Непосредственно студентами или их родителями компенсируется лишь примерно половина. Иначе говоря, определенная на сегодняшний день стоимость обучения покрывает только 50% расходов, которые несет вуз. И у нас нет платного образования в полном смысле этого слова».

Минобразования утверждает, что платники не являются рентабельными студентами. Этого не скажешь об иностранных студентах, большое количество которых является мечтой Минобразования. В прошлом году доход от подготовки иностранных граждан в Беларуси составил около 20 млн. долларов.

В вузах Беларуси обучаются около 13 тыс. иностранных студентов из 88 стран. Основная доля экспорта услуг образования в Беларуси приходится на страны СНГ, а также на Юго-Восточную и Юго-Западную Азию.

В Беларуси программа экспорта в сфере высшего образования принята еще в 2007 году. С тех пор постоянно ведутся разговоры о необходимости увеличения числа иностранных студентов. Однако если сейчас в белорусских вузах количество иностранных студентов составляет около 3% от общего числа обучающихся, то в советские времена, отмечает эксперт в сфере образования Владимир Дунаев, это показатель достигал 10% (в СССР в целом — около 15-18%).

Есть еще проблема качества — в Беларусь приезжают отнюдь не самые лучшие студенты. Многие из них не поднимают, а, наоборот, снижают планку образования.

По-другому сейчас и быть не может. Европейская молодежь не поедет получать образование в страну, дипломы которой не будут иметь никакого веса в глазах западных работодателей. Ситуация может измениться лишь в случае присоединения Беларуси к Болонскому процессу. Но для этого государство должно провести реформы — стандартные для общего европейского образовательного пространства, но весьма болезненные в условиях существующего в нашей стране политического строя, так как эти реформы связаны с лишением государства большей части руководящих и контролирующих функций в области высшего образования. 

И в первую очередь государству необходимо понять, что нужно это не европейцам, не иностранным студентам, для которых, безусловно, Беларусь после включения в Болонский процесс станет более привлекательной. Это нужно нам самим, чтобы молодые белорусы не чувствовали себя представителями второй лиги, той самой «последней диктатуры», а смело и открыто представляли всему миру свою национальную идентичность.