Гибкая занятость пугает и работников, и работодателей

Есть директива президента, рекомендации Минтруда, но процесс внедрения новой формы занятости идет медленно. Хотя спрос на гибкие формы занятости есть...


Гибкая занятость в Беларуси используется недостаточно. Между тем, считают эксперты, рынку труда пойдет на пользу привлечение большего числа работников с использованием нестандартных форм занятости, гибких графиков и режимов.

Как было отмечено на круглом столе, проведенном Белорусской организацией трудящихся женщин, гибкая занятость в нашей стране законодательно возможна с 2010 года. На этот счет есть директива президента, рекомендации Минтруда, но процесс внедрения новой формы занятости идет медленно. При том, что спрос на гибкие формы занятости есть — среди студентов, женщин, воспитывающих детей, в том числе детей-инвалидов, людей с инвалидностью, пенсионеров.

«На сегодняшний день ни в Беларуси, ни в других странах нет четкого определения понятия «гибкая занятость», — считает эксперт по социальным вопросам Раиса Синельникова. Она отметила, что к определению форм гибкой (атипичной) занятости используют подход от обратного — «все, что не является стандартной или традиционной (устойчивой) занятостью, является гибкой или атипичной занятостью».

Гибкие формы занятости отличаются от традиционных продолжительностью договора, режимом рабочего времени, местом выполнения работы, содержанием обязательств между работником и работодателем.


Кадровые службы не любят нетипичную занятость

Директор Научно-исследовательского института труда Министерства труда и социальной защиты Светлана Шевченко среди преимуществ гибкой занятости отметила возможность работодателя управлять численностью и составом работников, исходя из конъюнктуры рынка, оптимизируя при этом свои затраты и поддерживая должный уровень производительности труда. Особое значение гибкие формы занятости имеют для развития малого бизнеса.

«Работники получают возможность сочетать труд с индивидуальными потребностями, обусловленными состоянием здоровья, семейными обязанностями, желанием получить образование, приобрести опыт работы, сохранить занятость», — отметила Светлана Шевченко.

Согласно опросу 340 субъектов хозяйствования, более 82% из них используют гибкие формы занятости.



При этом гибкими формами занятости было охвачено около 30% наемных работников. Дистанционный и городской транспорт, улучшается состояние окружающей среды. У работников больше свободного времени, так как происходит его экономия на переезде. Ведь сегодня в крупных городах люди тратят до 1,5-3 часов на приезд и отъезд с работы.

В Беларуси, считает Владимир Карягин, в контекст социально-трудовых отношений важно включить фрилансеров, труд которых не регламентирован. Такая же проблема и с использованием заемного труда:

«В ЕС получил развитие займ работников высокой квалификации, технических работников без оформления трудовых договоров данных работников. Компании уменьшаются. У нас в стране свыше 80 тыс. унитарных предприятий с количество работников до 15 человек, до 15 тысяч предприятий, где численность составляет от 15 до 100 работников, 2,5 тысячи средних предприятий. Для решения проблем трудовых ресурсов в период трудовых отпусков, выходных дней, сезонной занятости, все чаще компании как бы одалживают работников друг другу и оформляются такие отношения договорами между организациями».

Но пока нет четкого законодательства, работники не будут адекватно воспринимать предложение работодателя по гибкой занятости.

Например, отмечает Владимир Карягин, в законодательстве недостаточно прописаны ситуации для тех ИП или их наемных работников, кто прерывает работу и идет на военную службу: «Никто не может предоставить гарантию занятости по возвращении. Требует обязательного пересмотра подход к режиму рабочего времени и нормированию труда. В противном случае судебная практика будет опираться на законодательство, неадаптированное к гибким формам занятости».

Кроме того, система удаленной занятости противоречит выработанным годами традициям, установкам прежней советской экономики. Поэтому, отмечает Владимир Карягин, необходим коренной поворот в экономическом мышлении и социальных посылах.

«В любом случае, человек должен иметь возможность свободно выбирать форму занятости, и только тогда можно будет смело утверждать, что в Беларуси на современном уровне реализуется принцип добровольности труда», — подчеркнул специалист.