Отец погибшей пациентки «Экомедсервиса» хочет показательного суда

«Меня не устраивает, что не названы все причастные. Я считаю, что виновна вся бригада: кто своим бездействием, кто молчаливым сговором», — заявил Юрий Кубарев...

Суд Октябрьского района Минска 9 января приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении руководителей и врача медицинского центра «Экомедсервис», обвиняемых в причастности к смерти пациентки Юлии Кубаревой.

Процесс ведет судья Алла Абакунчик, гособвинителем выступает представитель Генпрокуратуры Николай Жечко.

Экомедсервис

Потерпевшим выступает Юрий Кубарев — отец погибшей девушки. По его ходатайству в ходе суда к материалам дела приобщено исковое заявление от него и его жены о возмещении «Экомедсервисом» материального и морального вреда и о признании супругов Кубаревых гражданскими истцами по данному делу. Против иска ни гособвинитель, ни адвокаты, ни обвиняемые не возражали.

Юрий Кубарев пока не стал называть сумму гражданского иска, заявленного «Экомедсервису». «Я не хотел бы сейчас акцентировать внимание на этом. Для меня эта сумма абсолютно символическая», — сказал он, уточнив, что считает свою семью достаточно обеспеченной.

Юрий Кубарев
Юрий Кубарев

Юрий Кубарев считает, что обвиняются не все причастные к смерти его дочери. В беседе с журналистами отец Юлии Кубаревой заявил, что его цель заключается в том, чтобы все виновные в смерти его дочери были названы.

«Меня не устраивает, что не названы все причастные. Я считаю, что виновна вся бригада: кто своим бездействием, кто молчаливым сговором», — подчеркнул он.

Главной задачей отец Кубаревой считает то, чтобы были названы все виновные, «иначе пользы от суда не будет».

«Для меня этот суд имеет такое же значение, как суд над Коноваловым (обвиненный по делу о теракте в минском метро. — БелаПАН). Он должен быть показательным, чтобы из-за боязни ответственности уволились нерадивые врачи или бы их уволили», — сказал Кубарев.

Из беседы с отцом погибшей пациентки выяснилось, что после смерти дочери супруги хотели усыновить ребенка, но это оказалось невозможным, поскольку после трагедии у матери — Аллы Кубаревой — развилась стенокардия на нервной почве, а у самого Юрия Кубарева еще не прошло десяти лет после перенесенного онкозаболевания. По этим и некоторым другим противопоказаниям усыновление невозможно.

«Получилось, что Юле перекрыли кислород в прямом смысле, а нам — в переносном», — сказал Кубарев.

Алла Кубарева
Алла Кубарева

В судебном заседании объявлен перерыв до 10.00 10 января. Это связано с тем, что судья признала супругов Кубаревых истцами, а «Экомедсервис» ответчиком по гражданскому иску о возмещении морального и материального вреда. В связи с этим Алла Кубарева, а также представители «Экомедсервиса» должны быть вызваны в суд.

На сегодняшнее заседание свидетели не приглашались. Они выступят в другой день. Фото и видеосъемка в зале суда запрещена.

Юлия КубареваПациентка «Экомедсервиса», 25-летняя жительница Гродно Юлия Кубарева, скончалась 23 апреля 2013 года в 4-й минской городской клинической больнице после ринопластики, проведенной 26 марта в «Экомедсервисе» по медицинским и эстетическим показаниям. Все это время она находилась в коме.

3 мая 2013 года по факту смерти девушки было возбуждено дело по ч. 2 ст. 162 УК (ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее смерть пациента). Были задержаны шесть человек: члены операционной бригады (хирург, анестезиолог и две медсестры), гендиректор центра (в отношении нее возбуждено дело по ст. 428 УК о служебной халатности) и главный инженер медцентра (возбуждено дело по той же статье УК), который отвечал за техническое состояние оборудования. Следствие установило, что во время операции в течение примерно 40 минут аппарат искусственной вентиляции легких работал во внештатном режиме, происходили различные ошибки и сбои.

Генеральный директор медцентра Галина Волжанкина и главный инженер Вадим Лихута привлекаются к ответственности по ст. 428 УК (служебная халатность), врач-анестезиолог Александр Шуров — по ч. 2 ст. 162 УК (ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть пациента). Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена прежней.