Проректор ЕГУ: бастующие преподаватели могут быть уволены

Администрация ЕГУ не намерена восстанавливать главу сената вуза Павла Терешковича…

 

Администрация ЕГУ не намерена восстанавливать главу сената вуза Павла Терешковича  и готова уволить протестующих преподавателей, если они прибегнут к «незаконной забастовке».

В Европейском гуманитарном университете (Вильнюс), где учится около 1400 студентов из Беларуси, который месяц кипят страсти. Группа преподавателей, недовольных политикой администрации, создала платформу "За новый ЕГУ" и на последних выборах в сенат — орган академического самоуправления — заняла  в нем большинство мест.

5 февраля администрация уволила лидера протестующих — главу сената Павла Терешковича. Днем спустя его сторонники пригрозили объявить забастовку и не выйти на работу, если Терешковича не восстановят в должности. Кроме того, они призвали ректора ЕГУ Анатолия Михайлова уйти в отставку. Срок ультиматума истекает в 17:00 по литовскому времени 7 февраля, на 18:00 планируется начало забастовки.

Интернет-газета Naviny.by поговорила об этой ситуации с представителем администрации, проректором по развитию и коммуникации ЕГУ Дариусом Удрисом.

— В вашем вчерашнем пресс-релизе вы упомянули предложение по созданию совместной с сенатом ЕГУ "специальной комиссии", которая может разрешить конфликт. В чем суть этого предложения и почему только два представителя сената приглашены в комиссию? 

— Мы не делали никаких предложений в отношении персонального состава этой комиссии. Мы просто приняли приглашение сената принять участие в такой комиссии и предложили обсудить, как эта комиссия будет создана и когда она будет созвана. На самом деле, мы готовы встретиться в кратчайшие сроки, но, разумеется, мы должны обсудить, как выбрать представителей в комиссию. Но мы думаем, это не большая проблема, обе стороны смогут договориться.

— А что это комиссия должна будет сделать? 

— Мы надеемся, что она займется обсуждением вопросов, которые являются ядром разногласий между сенатом и администрацией касательно проводимых в университете реформ. По моему мнению, обсуждения в комиссии будут направлены на выработку рекомендаций, которые каждая сторона сможет рассмотреть. То есть, мы не будем давить на комиссию с тем, чтобы прийти к обязательным для исполнения решениям.

— Вы уже получили ответ от представителей сената? 

— К сожалению, мы не увидели никакой официальной реакции с тех пор, как приняли их предложение.

— Господин Удрис, каковы планы администрации по предотвращению готовящейся забастовки оппозиционных преподавателей? 

— Тот способ, которым объявляется забастовка, звучит так, как будто люди готовятся бастовать не в соответствии с литовским законодательством. Закон весьма четко оговаривает, как должна объявляться забастовка. Она не может объявляться в знак протеста по поводу одного отдельного контракта. И в этом случае забастовка будет незаконной.

— Как вы будете реагировать на такую забастовку? 

— Мы не хотели бы спекулировать в отношении конкретной реакции, но мы сохраняем за собой право предпринять любые меры, необходимые для того, чтобы учебный процесс для наших студентов не пострадал и не прервался.

— А в соответствии с уставом ЕГУ и литовским законодательством, что администрация университета в принципе может делать в подобной ситуации? Каков диапазон мер? 

— Они могут доходить до расторжения контрактов с теми людьми, чьи действия нарушают закон.

— Учитывая масштаб конфликта, вы до сих пор считаете, что решение уволить Павла Терешковича было своевременным? 

—  Я не буду комментировать этот вопрос. В наших правилах не комментировать решения по индивидуальным контрактам.

— Бросьте, господин Удрис. Терешкович — глава оппозиционного сената. Вы считаете это частным вопросом? 

—  Я уже ответил на этот вопрос.

— Я уверен, что вы сможете прокомментировать следующий вопрос. Павел Терешкович был уволен в соответствии с литовским законодательством? 

—  Абсолютно.

— По нашим сведениям, в соответствии с литовским трудовым законодательством, работник должен быть предупрежден об увольнении за два месяца до этого. Терешкович говорит, что его не предупредили. Вы по-прежнему настаиваете, что он был уволен в соответствии с законом? 

—  Да.

— Но как вы прокомментируете эту жалобу? 

—  Как я и говорил, я не буду это комментировать.

— Что будет со студентами и занятиями профессора Терешковича? Кто будет принимать экзамены вместо него? 

— Мы сейчас предпринимаем меры, чтобы учебный процесс не прервался.

— Вы не могли бы уточнить, что это за меры? Это может быть интересно студентам ЕГУ, которые нас читают

—  Студенты получат эту информацию от главы департамента в ближайшее время.

— Правильно ли я понимаю, что вы еще не нашли ему замену? 

—  Это наш внутренний вопрос, над которым мы работаем с тем, чтобы разрешить в максимально сжатые сроки.

— Понимает ли администрация те риски, с которыми сталкиваются белорусские преподаватели, работая в ЕГУ? Ведь они потом могут не найти работы в Беларуси. Это как-то влияет на ваши планы? 

—  Мы учитываем все обстоятельства, когда принимаем эти решения. Они никогда не принимаются легко или поверхностно без серьезных консультаций.

— То есть, это не меняет ваши планы? 

—  Как я и сказал, мы всегда берем это в расчет каждый раз, когда принимаем решения. Если вопрос в том, изменит ли это уже принятое решение, то ответ — нет, не изменит.

— Другими словами, никакие обстоятельства не заставят администрацию изменить свое решение уволить Павла Терешковича? 

—  Да, это так.

— Даже если все его сторонники уволятся в знак протеста, вы не пойдете на уступки? 

—  О ком конкретно вы говорите?

— О членах платформы "За новый ЕГУ", об оппозиционном большинстве сената. 

—  Если люди захотят уволиться, мы мало что можем сделать. Это их личное решение. Нам будет жалко, если уйдут хорошие сотрудники, но это индивидуальное решение.

— Есть какие-то уступки, которые администрация готова предложить оппозиционным преподавателям? 

— Мы готовы сесть за стол переговоров и обсудить проблемы, которые, как мы надеялись, они обсудят в конце прошлого — начале этого года. Но они пропустили эти дедлайны, потому что сенат не принял решения, которые должны были быть приняты. И поэтому мы были вынуждены принять определенные решения сами. Но мы надеемся вернуться и посмотреть на некоторые детали принятых решений вместе с представителями сената и, возможно, прийти к согласию по тем пунктам, где мы сейчас не согласны. Но я не хочу комментировать конкретные шаги, пока мы не сядем и не обсудим их. Возможности зависят от доброй воли обеих сторон и способности идти на уступки.

— Возможно ли, что ректор Михайлов уйдет в отставку, как того требуют протестующие? 

 — У него нет таких планов.

— Вовлекаются ли студенты в процесс разрешения конфликта? 

— Администрация предпринимает значительные усилия с тем, чтобы не втягивать студентов в конфликт, но очевидно, что студенты в курсе разногласий. Мы общались с ними в ходе отдельных совместных открытых встреч и пытались объяснить ситуацию с тем, чтобы не подвергать их негативным последствиям конфликта. Мы будем продолжать информировать их, но не подвергать этим негативным последствиям разногласий. Мы делаем, что можем, чтобы защитить их от этого.

— Какова их позиция в отношении противостояния? 

— Среди наших студентов есть множество разных мнений, как и в любой социальной группе. Я не думаю, что есть единая позиция, вам нужно спросить их.

— Как конфликт влияет на позицию спонсоров ЕГУ? Кого они поддерживают? 

— Наши спонсоры не занимают позиций в отношении конфликта. Они заинтересованы в том, чтобы быть уверенными в высоком качестве образования наших студентов. Это главная забота и интерес наших спонсоров. И мы стараемся обеспечить это качество.

— Если я прав, одним из ключевых элементов реформы в ЕГУ, которую администрация объявила как раз для повышения качества образования, является изменение системы найма. Вы не могли бы рассказать о деталях реформы, учитывая, что некоторые преподаватели жалуются, что им до сих пор не сообщили условия конкурсного отбора на замещение специальностей? 

— Конечно же, я могу объяснить суть изменений. Во-первых, мы проведем открытый конкурс на 17 ключевых вакансий на условиях полной занятости. Эти люди будут иметь постоянный трудовой контракт на пять лет. Отбор будет производиться специальным комитетом по найму, который будет включать представителей администрации и сената. Сенат назначит двух сторонних преподавателей. Будут участвовать и другие сторонние преподаватели с тем, чтобы сделать процесс найма максимально открытым и прозрачным. И дополнительно 40 преподавателей будут наняты путем внутреннего конкурса, департаменты самостоятельно предложат кандидатуры. Мы еще не определили окончательный механизм отбора, мы открыты для дискуссий по этому вопросу и надеемся обсудить это с сенатом. Мы хотим прийти к согласию о том, как будет проходить эта вторая стадия отбора. Их контракты будут сроком на два года. В соответствии с литовским законодательством, университет может нанимать преподавателя на двухлетний срок без "внешнего конкурса". Таким образом, это та уступка, на которую мы идем, признавая ту работу, которую проделало академическое сообщество за прошедшие годы. Все остальные вакансии, которые понадобятся, будут заполняться путем индивидуальных контрактов. То есть те 17 плюс 40 преподавателей, которых мы нанимаем на пятилетний и двухлетний срок, будут иметь контракты на постоянную занятость, что даст им возможность претендовать на все бонусы в соответствии с литовским законодательством.

— Будет ли литовское гражданство или вид на жительство обязательными условиями приема на работу? 

— Гражданство не будет таким критерием. Постоянное проживание также не будет требоваться, но мы ожидаем, что для того, чтобы выполнять все обязанности, связанные с работой на полной занятости, люди будут жить где-то недалеко от университета. Но это не строгое требование.

— Как вы будете распределять эти 40 и 17 мест? Какие вакансии будут замещаться в каком порядке? 

— Как я и говорил, комитет по найму будет решать, кто будет нанят. Так предписано литовским законодательством о высшем образовании.

— Больше двух недель назад группа выпускников ЕГУ выступила с заявлением, в котором отметила уникальную педагогическую атмосферу в университете. Как вы сможете ее сохранить, если значительное число выдающихся преподавателей покинет вуз? 

— Я не вижу большой угрозы того, что значительное число наших преподавателей уйдут. Поэтому это больше спекулятивный момент. На мой взгляд, происходит то, что небольшая группа преподавателей пользуются ситуацией в своих интересах, с тем, чтобы добиваться своих целей и продвигать свое видение развития университета. Но я не думаю, что подавляющее большинство наших лучших преподавателей занимает такую же позицию.