Бородулин — это Беларусь

Такая у него судьба, такой чудесный дар — создать живой язык и превратить свою фамилию в синоним леса, дома, колодезного ворота…

Лорка — это Испания.

Фредерик Мистраль — Прованс с его легендами и миражами зноя.

Бородулин — это Беларусь.

Рыгор Бородулин

Такая у него судьба, такой чудесный дар — создать живой язык и превратить свою фамилию в синоним леса, дома, огорода, колодезного ворота, ведра с холодной солнечной водой.

И это он — дымок, летящий над полями, когда сжигают картофельную ботву.

Это его кленовый лист впечатался в домашний хлеб с затеками печного жара по краям.

Это его льняная скатерть цепляется за трещины и заусеницы на пальцах матери.

Это в его словах пульсируют земля и небо — родники и жаворонки.

Все остается только в слове, и только в нем вчерашнее не исчезает.

Таким неуходящим словом — простым и неожиданным, со всеми красками «веселки»-радуги, со всеми фонетическими отзвуками болот, лугов и сосен — Бог одарил Рыгора Бородулина.

И никуда он не ушел от нас. Заиндевевшая Ушаччина и аисты и коростели, и стога, переплывающие на пароме Двину, Березину и Днепр — все это Бородулин.

С поклоном и любовью — Игорь Шкляревский