Беларусь без крайностей. Пакости Национального банка

Эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре...

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале — факты, логика и небезразличность.

«Либеральный клуб» для Naviny.by


Евгений Прейгерман Евгений Прейгерман

Время институтов

Два казалось бы никак не связанных между собой события подталкивают к одной и той же мысли. Во-первых, нашумевшая встреча Александра Лукашенко с представителями обоих писательских союзов страны: обычно лояльного властям Союза писателей Беларуси и обычно нелояльного Союза белорусских писателей. Во-вторых, заявление Александра Радькова, первого заместителя главы Администрации президента и по совместительству председателя «Белой Руси», о том, что последняя пока не собирается становиться политической партией.

Вдумчивый взгляд на эти разные события обнаруживает за ними одну общую проблему: очень слабое развитие общественных институтов в Беларуси. В социальных науках термин «институты» обозначает устойчивые формы организации общества, которые функционируют в рамках укорененных правил и упорядочивают жизнедеятельность общества, управляют им.

Не секрет, что в Беларуси во всей общественно-политической жизни доминирует институт президентства. Притом доминирует настолько, что другие традиционные институты современного общества — например, политические партии и парламентаризм — существуют в совершенно искаженном виде и во многом дисфункциональны.

Долгое время такое положение дел обеспечивало властям максимально комфортное достижение политических целей. Однако авторитарная система со слабыми общественными институтами, как и, например, командно-административная экономика, очень ограничена в своих возможностях выполнять задачи, выходящие за рамки привычной рутины. И в последние годы это становится все более очевидным.

Та же промышленная модернизация была с самого начала обречена именно из-за неразвитости институтов (в первую очередь, экономических).

Такая же участь, к сожалению, ждет и долгожданные инициативы вроде мягкой белорусизации. Сам факт встречи президента с союзами писателей замечателен, как и, скажем, обсуждение возможности создать белорусскоязычный вуз. Но на самом деле совершенно неважно, создадут чиновники этот вуз или нет.

Важны условия, когда такой вуз может создаваться и развиваться без их руководящей роли.

По этой же причине важно развитие института политических партий. Не для того, чтобы какая-нибудь «Белая Русь» получила вывеску партии власти. А для того, чтобы укоренять институты независимости, которые в критический момент не дадут стране пойти под откос.

Антон БолточкоАнтон Болточко

Банковская порука

Нацбанк Беларуси своим постановлением № 599 пощекотал нервы малому и среднему бизнесу. Теперь предприниматели будут платить за инкассацию наличных денег не ниже Br10 с каждой Br1000, что больше стоимости услуг банков при безналичном расчете.

Хотя первоначальная идея регулятора вполне нормальная: увеличить количество безналичных расчетов, тем самым повысив прозрачность финансовой системы. Тем более что удельный вес безналичных операций в Беларуси составляет всего 25% от их общего объема. Однако форма, в которой Нацбанк продвигает идею, явно не соответствует поставленной цели.

Своими действиями Нацбанк вмешивается в деятельность не только государственных, но и частных банков. Хотя регулятор не должен этого делать, т.к. его задачи находятся на макро-, а не микроуровне. Но в Беларуси государственное вмешательство является экономической традицией.

Особое внимание заслуживает финансовая часть вопроса. Фактически главный банк страны подталкивает малый и средний бизнес к финансовым потерям. Согласно расчетам Минторга, издержки торговых организаций от реализации постановления могут возрасти в 2 раза и составить примерно 2 трлн. рублей в год. Это определенно значимый стимул перейти на безналичный расчет с клиентом. Но ведь вся торговля Беларуси не сможет на раз избавиться от наличности, поэтому многие продавцы просто либо уйдут с рынка, либо поднимут цену на свой товар.

Однако, судя по всему, это никого не интересует. И не из-за того, что есть план по повышению доли безналичных расчетов, а потому, что есть скрытый смысл в действиях Нацбанка. Сергей Дубкова, его зампред, подтвердил это:

«Нам постоянно указывают на то, что ставки по кредитам высоки. Но доходность депозитов в белорусских рублях и иностранной валюте поддерживается на высоком уровне, чтобы не допустить оттоков денежных средств из банков. В итоге спред, получаемый от банковской деятельности, становится все тоньше. Его нужно как-то компенсировать».

Рентабельность банковских услуг за последние 12 месяцев упала именно у государственных банков (-2,1%), а у частных банков она выросла (+3,19%). Дополнительные поступления банкам за услуги инкассации могут улучшить показатели их деятельности. Поэтому понятно, за кого вступается Нацбанк, участвуя в банковской поруке, за которую стоило бы наказывать…

Никита БеляевНикита Беляев

Тунеядцы — наше всё

Выступая 20 октября на совещании по вопросам занятости и миграции в Беларуси, Александр Лукашенко согласился с инициативой по внесению изменений в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Речь идет о предложении главы государства начать борьбу с иждивенчеством и тунеядством.

Характер такого предложения вызывает некоторое недоумение. Во-первых, с внедрением термина «иждивенчество» и механизма принудительного трудоустройства неработающих граждан возникает множество вопросов. Так, первые проблемы появляются уже на стадии законодательного закрепления и разработки критериев тунеядства. Кроме того, подобные предложения противоречат трудовому и конституционному законодательству.

Сейчас белорусское законодательство работает с понятием «право на труд», предложение же главы государства делает это обязанностью. Во-вторых, эффективность обязательного трудоустройства низка и создает больше проблем, нежели выгод от его введения. Об этом, кстати, говорится и в самом выступлении президента. Так, по поводу лиц, обязанных работать для возмещения государству расходов по содержанию детей, глава государства высказал следующее замечание:

«Как они работают? В систему ЖКХ вы их отправляете. Устроили и устроили — работники ЖКХ мучаются и постоянно жалуются: то на работу не ходят, приходится милиции их за руку водить, то еще куда-то что-то».

В-третьих, апеллируя к конституционной обязанности граждан финансировать государство, власти забывают о том, что граждане исполняют ее не только через уплату подоходного налога, но и через НДС, пошлины и акцизы.

По всей видимости, некоторые меры в борьбе с тунеядством все-таки будут приняты, уж очень настойчиво звучали требования президента. Однако получат ли власти ожидаемый эффект — большой вопрос. Уже сейчас существует множество способов «уйти» от вероятной ответственности. Спорное же предложение о тунеядстве лишь в очередной раз загрузит дополнительной работой госаппарат и снизит эффективность его работы по основным направлениям.

Учитывая количество настоящих насущных проблем, стоит ли игра свеч?..

Вадим МожейкоВадим Можейко

Литература на президентском уровне

Прошедшая на этой неделе встреча Александра Лукашенко с белорусскими литераторами наделала немало шуму. Еще бы: помимо Николая Чергинца и прочих близких к власти людей искусства туда позвали председателей «оппозиционных» организаций» Андрея Хадановича (ПЕН-центр) и Бориса Петровича (Союз белорусских писателей). Причем не просто позвали, но и позволили выступить с рассказами «о наболевшем», после чего сам Лукашенко и высокие чиновники обстоятельно отвечали Хадановичу и Петровичу.

Для Беларуси эта ситуация столь уникальна, что сразу породила сильную волну оптимизма: мол, ура, власть нас услышала, отреагировала на призывы к цивилизованному диалогу, да еще и поддерживает идею вспомоществования белорусскому языку, с которым в литературе все весьма и весьма плохо.

Однако очень точно охарактеризовал всю эту ситуацию непосредственный участник встречи, глава СБП Борис Петрович:

«Я был приятно шокирован, получив в ответ на пятиминутный вопрос полуторачасовой развернутый ответ по всем пунктам. Это не значит, что мысли собеседников совпадали; это не значит, что я услышал нечто приятное; это не значит, что кто-то пообещал, что завтра всем оскорбленным издательствам вернут лицензии, все имена неугодных в официальных СМИ писателей вернутся».

Действительно, в эйфории от разумных шагов власти не надо думать, что завтра вся государственная система коренным образом изменится. То, что строилось и консолидировалось 20 лет, не может самоизмениться вмиг.

Но это, конечно, не значит, что надо сидеть, сложа руки. Даже тот минимальный потенциал белорусизации, который сегодня по разным причинам есть у власти, надо задействовать по максимуму. А то потом будет уже совсем поздно.

Василий КорфВасилий Корф

Вместо своих авторов — Пушкин и Донцова

Можно ли назвать белорусов читающей нацией? Интересуются ли белорусы своей национальной литературой? Увы, ответы на эти вопросы будут отрицательными. Об этом свидетельствуют данные Лаборатории аксиометрических исследований «Новак», проведенных по заказу ОО «Союз белорусских писателей».

Социологи опросили 1000 респондентов различных возрастных групп в разных регионах Беларуси. Общая картина культуры чтения белорусов вызывала у исследователей серьезную обеспокоенность. В целом наши сограждане стали читать больше, однако количество людей, читающих на белорусском языке, снизилось до катастрофического минимума — всего 5%. При этом еще в 2011 году аналогичное исследование определило долю белорусскоязычных читателей в пределах 14%.

Это значит, что за последние три года интерес к белорусской литературе среди населения нашей страны снизился почти в три раза. 70% белорусов вообще не смогли назвать ни одного современного белорусского писателя. А вот среди зарубежных авторов самыми популярными оказались Пушкин и Донцова. Весьма интересное сочетание.

Данные «Новак» хорошо сочетаются с проведением круглого стола с участием чиновников и представителей белорусской литературы.

К слову, в последнее время проблема сохранения белорусского языка все больше заботит как действующую власть, так и народ. Недавно помощник президента по экономическим вопросам Кирилл Рудый огласил результаты другого социологического опроса, во время которого респондентов спрашивали о долгосрочных угрозах для страны:

«Угроза номер один — уменьшение населения из-за низкой рождаемости, ответили 37% опрошенных. На втором месте — потеря белорусского языка, на третьем — пьянство и алкоголизм».

Сейчас пришло время перейти от обеспокоенности к решительным действиям. Ведь если ситуация с белорусской литературой будет и дальше развиваться в схожем направлении, то очень скоро «угроза № 2» может стать самой трагической реальностью.