Убийца Татьяны Слонимской поверил в бога и обещает исправиться за 25 лет

«Первый удар я нанес, и она начала громко кричать, я не знал, что делать, она сильно кричала. Мне было страшно...»

В металлической клетке зала судебных заседаний Верховного суда Евгений Кулик, приговоренный Минским областным судом к пожизненному заключению за жестокое убийство минчанки Татьяны Слонимской, находился с закованными в наручники руками сзади. Его губы беспрестанно шевелились. Оказалось, что вор, ставший убийцей, вдруг поверил в бога и молился.


Евгений Кулик и Николай Лотыш. Фото TUT.By

Сегодня, 14 ноября, судебная коллегия Верховного суда по уголовным делам приступила к рассмотрению кассационного протеста прокуратуры, жалоб потерпевших Анны и Ивана Слонимских на мягкость приговора подельнику Кулика — Николаю Лотышу и жалобы убийцы, который счел пожизненное заключение слишком суровым наказанием.

Напомним, минчанка Татьяна Слонимская без вести пропала 3 июля 2013 года. Подозреваемых задержали 17 июля. Тело 50-летней женщины с многочисленными ножевыми ранениями обнаружили 18 июля закопанным в лесном массиве вблизи деревни Дворец. Добычей преступников стали автомобиль «Мазда» и золотые украшения женщины.

16 июля текущего года коллегией по уголовным делам Минского областного суда обвиняемым был вынесен приговор. Виновным в убийстве Татьяны Слонимской суд признал 21-летнего Евгения Кулика, ему назначено пожизненное заключение. Его приятелю 19-летнему Николаю Лотышу суд переквалифицировал обвинение с соучастия в убийстве и разбое на укрывательство следов преступления, поэтому приговор оказался более мягким — 7 лет лишения свободы, вместо затребованных обвинением 25 лет.

Прокурор сегодня просил Верховный суд отменить приговор Миноблсуда в отношении Лотыша и направить дело на новое рассмотрение в первую инстанцию в части эпизода возможного пособничества Лотыша в убийстве минчанки. По убеждению госовинителя, Лотыш помогал Кулику грузить тело в багажник, сопровождал машину с Куликом за рулем, в которой труп отвезли в другое место, и выбросил окровавленную одежду убийцы в мусорку.

Лотыш отверг все претензии. «Обвинять меня по 139-й статье (убийство) никак нельзя, я ничего подобного не совершал. Убил Кулик, он со мной не советовался, я ему не помогал», — заявил Лотыш. В своих показаниях он был краток. В отличие от своего друга детства — Кулик и Лотыш жили в одном подъезде.

Вот какими словами обвиняемый Евгений Кулик пытался объяснить суду, почему он не заслуживает пожизненного заключения:

«Высокий суд, прошу вас, пожалуйста, смените срок наказания на 25 лет усиленного режима. Учтите все мои смягчающие… Я осознал, что я совершил.

Я с первого дня задержания осознал, что совершил и начал раскаиваться. С первого дня способствовал во всем, давал показания, собственноручно все писал и подписывал, помогал следствию, указал, какие преступления…

Учтите мой юный возраст, я еще ничего в жизни своей не видел. Что я видел за эти пару лет? В 18 лет школу закончил, не работал, два года проболтался, в двадцать арестовали и вот…

После школы меня задержали за кражу совершенную. Следователь сказал, чтобы исправился — не исправился. После суда меня отпустили в зале суда. После этого я устроился на работу. Устроился учеником литейщика на мотовелозавод. Но там долго не проработал, пошел работать на авторынок, неофициально, продавцом. После этого уехал с другом в Москву, работал в автосалоне слесарем, механиком, продавцом тоже, оформлял машины. Потом приехал сюда, заработал немного, решил вложиться, не получилось отбить, и вот прогорел…

Я нож никогда собой не носил. Он был нужен, чтобы коробки вскрывать, которые были в схроне (в лесу, где Кулик и Лотыш прятали наворованное и где увидели Татьяну Слонимскую, которая собирала ягоды. — авт.). Мы же не знали, что в коробках находится. Я не носил с собой никогда постоянно нож. Да и свидетели, что были опрошены, никогда не характеризовали меня с худшей стороны».

В ходе этой, с позволения сказать, исповеди судья спросил у Кулика:

«Вот объясните. Человек ягоды собирает... Чем она вам помешала? Почему вы решили ее заре… что ей жить нельзя?»

В ответ — молчание.

«Попытайтесь убедить нас, что вы были правы», — предложил председатель заседания.

После небольшой паузы Кулик сказал:

«Я не был прав, совершив это преступление. Совершенному нет оправдания. Высокий суд, я прошу вас простить… Дайте мне 25 лет лишения свободы. Я смогу исправиться, я еще молод, дайте мне исправиться, помогите… Отец, ему 56 лет, инвалид, ему удалили пол-легкого, а мать после инсульта. Я смогу исправиться, в колонии я смогу работать, тем самым возмещать ущерб потерпевшим. Смогу получить профессию...»

Об убийстве женщины Кулик пояснил:

«Я находился в стрессовом состоянии, не помню, сколько ударов наносил. Я не могу вспомнить, почему столько было ударов ножом (эксперты насчитали 13 колото-резанных ран на теле жертвы и 4 резанных на руке. — авт.). Я помню только пять… Первый удар я нанес, и она начала громко кричать, я не знал, что делать, она сильно кричала. Мне было страшно. После убийства страха не было, я хотел скрыть следы...

В последнее время, находясь в заключении, я очень сильно уверовал в бога, посещал святого отца, читал много Библию. Это очень тяжело (говорит дрожащим, почти плаксивым голосом. — авт.). Я каждый день себя корю за совершенное. Смягчите мне наказание!»

Из якобы смягчающих наказание обстоятельств в суде были названы лишь положительные характеристики из школы, по месту жительства и с работы (какой только?), а также состояние здоровья родителей. В выступлении адвоката прозвучало, что Кулик «надеется на свое исправление и перевоспитание, возвращение в общество, чтобы стать достойным членом этого общества».

Что скажет общество?

Верховный суд объявит свое решение по протесту и жалобам 18 ноября.

P.S. Потерпевшие Анна и Иван Слонимские не смогли присутствовать на судебном заседании. Но даже в заочной форме, не глядя в глаза, Евгений Кулик ни словом не обмолвился о том, какую боль он принес этим людям. Не было ни слов сочувствия, ни просьбы о прощении…