Доктор Донская: алкоголь бьет по всем — от бомжа до академика

Знаменитый доктор Светлана Донская рассказала, почему с каждым годом белорусы пьют все больше и как можно победить эту страшную болезнь…

Беларусь относится к группе стран с высоким уровнем потребления алкоголя. В 2014 году на диспансерном учете состояло почти 172 тысячи человек. Но это официальная статистика. По мнению специалистов, в Беларуси около 1,2 миллиона алкоголиков. По количеству алкоголя на душу населения наша страна занимает первые позиции в мире.

Знаменитый доктор Светлана Донская в интервью Naviny.by рассказала, почему с каждым годом белорусы пьют все больше и как можно победить эту страшную болезнь.

Если родственник — алкоголик, риск повторить его судьбу в семь раз выше, чем в непьющей семье

— Светлана Львовна, почему белорусы так много пьют?

— Причины алкоголизации населения — недостаточный уровень жизни, семейные неурядицы, питейные традиции, доступность спиртных напитков, генетическое предположение. Недавно белорусский ученый Андрей Копытов в своей диссертации доказал, что у членов семьи, где есть больные алкоголизмом, риск развития этой патологии в семь раз выше, чем у остальных.

— Как понять, что твой близкий человек не просто время от времени выпивает, а болен алкоголизмом?

— Специалисту понять довольно просто, но это не сложно понять и любому члену семьи. Явные симптомы алкоголизма — потеря контроля над выпитым алкоголем, исчезновение рвотного рефлекса, повышение толерантности к спиртному (человек выпивает много, но как бы не пьянеет), отрицание факта злоупотребления алкоголем («я пью, как все»), плохое самочувствие после выпивки накануне. Желание опохмелиться — это уже вторая стадия алкоголизма.

Алкоголизм насильно не лечится

— Если человек не осознает свою болезнь, можно ли его лечить принудительно? Например, закрыть в квартире на две недели, а потом привезти на кодирование в медицинский центр.

— Это малоэффективно. Нельзя заставить человека, который не понимает своей проблемы, пройти лечение.

— Но в Беларуси действуют лечебно-трудовые профилактории (ЛТП). По своей воле туда не отправляют. Такой метод лечения вы считаете эффективным?

— Оформление в ЛТП не является принудительным лечением от алкоголизма — это лишь мера принудительной изоляции и медико-социальной реадоптации. Насильно в ЛТП не лечат, там главный доктор — воспитание и трудотерапия со строгим соблюдением установленного режима. Помещение алкоголика в такое учреждение — это, прежде всего, возможность для близких хотя бы на время забыть о пьяных разборках и драках, и в то же время, это шанс для человека осмыслить свое поведение и, может быть, принять решение о лечении.

— На ваш взгляд, целесообразно ли было сохранять ЛТП? Ведь Беларусь практически единственная страна на постсоветском пространстве, где данная практика существует до сих пор…

— Было время, когда ЛТП закрывали, но потом снова к этому вернулись, потому что очень много асоциальных алкоголиков, на которых абсолютно ничего не действует — ни психотерапия, ни убеждения, ни милиция. Хотя в 1990 году по просьбе Минздрава у нас прошло лечение 120 больных Жодинского ЛТП. Мы считали, что этот эксперимент обречен на неудачу. Через два года главный врач ЛТП проанализировал результаты, и оказалось, что 58,7% пациентов после лечения вели трезвый образ жизни. Тогда было сделано заключение, что в ЛТП попадают люди, которым не были предложены альтернативные методы лечения.

— Кроме ЛТП, государство пытается бороться с алкоголизмом и другими методами — в некоторых городах устанавливают доски позора с портретами алкоголиков. Иногда запрещают продажу алкоголя. Такие меры эффективны?

— На некоторых это действует, но на совсем спившихся — нет. Главный врач минского наркодиспансера Сергей Молочко предложил 0,1% стоимости алкогольных напитков направлять на борьбу с алкоголизмом. Полученная сумма только в Минске составила бы 2,5 млрд. рублей в год. Эти деньги можно было бы направить на научные исследования проблемы зависимого поведения, пропаганду здорового образа жизни.

— Но пойдет ли на это государство? Ведь продажа спиртных напитков приносит хорошие деньги…

— Затраты на ликвидацию последствий злоупотребления алкоголем в восемь раз превышают ежегодную прибыль от реализации спиртного. Счет идет на миллиарды! Это и травматизм в пьяном виде, и ДТП от действий нетрезвых водителей, и пожары уснувших под парами алкоголя с сигаретой в зубах, и страшные преступления — убийства, кражи, драки. 

В Гродненской и Могилевской областях 100% убийств совершается под влиянием алкоголя.

Около 40 тысяч женщин страдают алкоголизмом

— Правда ли, что алкоголизм в Беларуси «молодеет»?

— Это действительно так. К нам обращаются за помощью даже несовершеннолетние, но мы отказываем, так как метод кодирования до 18 лет противопоказан из-за незрелости психики. Среди подростков особенно актуальна проблема пивного алкоголизма. У нас был пациент, который к 20 годам выпивал до 12 бутылок пива, а ведь пол-литра пива равноценно 50 г водки. Нужно с детского возраста объяснять, что такое пиво, что это не такой уж безобидный напиток.

— Что можно сказать по поводу алкоголизма среди женщин?

— В 1990 году соотношение женского алкоголизма к мужскому было 1:12, теперь — 1:4. Тенденция роста вызывает опасения. На диспансерном учете состоит более 38 тысяч пациенток. У женщин привыкание возникает гораздо быстрее, за 3-5 лет, у мужчин этот период составляет 7-10 лет.

Почему в последние годы белоруски стали пить чаще и больше? Современная женщина активно работает, и на ней зачастую лежит также работа по дому, воспитание детей. Для снятия нагрузки женщины начали злоупотреблять алкоголем, у них чаще идет одиночный алкоголизм. У пациенток алкоголизм развивается в более позднем возрасте. Есть два опасных периода — 25-30 лет (женщина выпивает для снятия стресса) и 40-45 лет (случается развод, семейные неурядицы, дети уходят во взрослую жизнь).

Вернуть женщину с алкогольной зависимостью к нормальной жизни довольно сложно. Важно, чтобы у нее сохранились ценности.

— Представим, что человек прошел лечение. Он выздоровел раз и навсегда?

— Нет, к сожалению, алкоголизм — это болезнь на всю жизнь! Стоит после многих лет трезвости попробовать спиртное — болезнь возвращается. Недавно к нам пришел пациент, который не пил 23 года. У него неожиданно умирает жена и на поминках его уговаривают выпить «три глотка спиртного». Через три дня он попадает в больницу, потому что у него начинается запой. Он считал, что если код закончился и он много лет не пьет сам, то у него крепкая сила воли, он сможет контролировать прием спиртного. Ничего подобного. Глоток спиртного возвращает болезнь!

— Если человек сорвался, ему с начала нужно будет пройти весь этот путь?

— Совершенно верно. Метод лечения и доктора он выбирает сам. Главное, чтобы он хотел избавиться от этой болезни. Ведь алкоголь поражает лобные доли головного мозга, а это наше творчество, целенаправленная деятельность, память. И если наступают провалы в памяти, то это уже вторая стадия алкоголизма, а третья стадия — неизлечима!

Кодирование — жизнь под страхом?

— В чем именно заключается кодирование? И можно ли назвать этот метод панацеей?

— Методы лечения от алкогольной зависимости делятся на две большие группы: медикаментозные и психотерапевтические. Ни один метод не является панацеей. Главный фактор для выздоровления — искреннее желание больного изменить свой образ жизни. Пациент сам должен выбрать способ, которому он доверяет.

Наша методика — эмоционально-стрессовая психотерапия, разработанная народным врачом СССР Александром Довженко, так называемое кодирование. В подсознание зависимого человека, который находится в состоянии транса, внедряется установка (код) на трезвую жизнь, на срок, который выбирает сам пациент. Метод демократичный: не нравится трезвая жизнь — можешь приехать и раскодироваться.

Метод не помогает тем, кто идет на лечение по принуждению (жена угрожает разводом, на работе обещают уволить, милиция собирается отправить в ЛТП). В таком случае не будет никакого эффекта. Такие люди, как правило, берут маленькие сроки кодирования и если им нравится трезвая жизнь — приходят на продление, не нравится — раскодируются.

— Заведующий сектором наркологии Республиканского научно-практического центра психического здоровья Владимир Максимчук заявлял, что «кодирование — это жизнь под страхом». Он считает, долгосрочные программы лечения более эффективными.

— На сегодня этот метод считается самым эффективным. У нас много больных, которые не пьют по 20-30 лет. Уверяю вас, они не чувствуют никакого страха, многие говорят, что после лечения у них «вырастают крылья». Недавно к нам пришел бывший пациент (алкоголик) лечиться от избыточного веса. Он рассказал, что 30 лет назад из-за пьянства потерял семью, работу, был бомжем, жил в подвале. Сейчас он восстановил всё, стал директором фирмы, хорошо выглядит.

Знаю, что многие критикуют данный способ лечения, говорят, что каждый метод живет 10 лет, потом теряет свою эффективность. Должна их огорчить, мой учитель работал по этой методике 44 года, я занимаюсь ею уже 30 лет, и все это время к нам идут больные и просят о помощи. Когда мы начинали, у нас очередь на лечение была на три года вперед.

— А существуют ли пациенты, которые не поддаются лечению по вашему методу? Скажем, очень сильная личность, которую невозможно убедить?

— Если больной приходит, чтобы показать справку жене или милиционеру, то эффекта не будет, а если он целенаправленно хочет вернуться к нормальной жизни, то не имеет значения, насколько это сильная личность. Его вводят в состояние транса, он слушает и не сопротивляется.

— Время от времени появляются объявления про акции на льготное кодирование в государственных медцентрах. Как вы относитесь к таким инициативам?

— Это не целесообразно. Во-первых, пациенты в таких случаях зачастую не знают о технике кодирования, необходимости подготовки к этому виду лечения. К сожалению, сейчас кодированием стали заниматься врачи, которые не прошли специальное обучение и имеют отдаленное представление о психотерапии. Во-вторых, когда человек отдает свои деньги за лечение, он более ответственно к этому подходит.

Довженко был верующим человеком и дружил с патриархом Алексием II. Однажды он привел его на конференцию в Москве. Из зала раздался вопрос к главе РПЦ: «Нужно ли брать деньги с больных, страдающих зависимостью?». И он ответил: «Человек, который болезнь получает за деньги, должен платить деньги за лечение. Тогда будет эффект».

Одними запретами проблему алкоголизма не решить

— В этом году исполняется 25 лет содружеству «Анонимных алкоголиков» (АА) в Беларуси. Насчитывается около 70 групп по всей стране. Как вы оцениваете эту методику работы с зависимыми от алкоголя?

— Мы рекомендуем пациентам обращаться в эти центры, особенно тем, у кого дефицит общения, одиноким больным. Но это движение вызывает дискуссии в обществе. Основа программы — беседы в группе, когда «больной лечит больного». Принципы АА создавались в США в рамках движения молитвенных протестантских домов. Члены группы должны признать свое бессилие перед алкоголем и попросить помощь у бога. Данные положения вызывали горячие споры в православной церкви, где эту методику называли протестантской. Неверующим предлагалось считать высшей силой саму группу. В некоторых случаях зависимость от алкоголя превращается в зависимость от группы. Но определенная помощь от таких групп есть как для самих алкоголиков, так и для их родных.

— Правда ли, что обычно от алкоголизма страдает вся семья, а не только человек, который злоупотребляет?

— Безусловно. Мне вспоминается случай, когда я еще работала в Новинках. На мое дежурство в 3 часа ночи привезли больного с алкогольным психозом, которого сопровождала жена. На ней не было живого места, вся в синяках и кровоподтеках. Утром сдаю дежурство главному врачу и вижу, как эта женщина тащит сумки с продуктами для своего мужа. Я-то думала, что она никогда его не простит, сделает выводы, разведется. Но, увы — это поведение созависимого человека, который готов не только простить его, но еще взять вину и ответственность за его безнравственное и жестокое поведение. Таким людям полезно посещать группы Ал-Анон. Там их учат «не бежать впереди паровоза», а дать самому больному «стукнутся головой об стенку», чтобы он все понял и пришел в себя.

— Как вы относитесь к «народным методам» лечения алкоголизма, которыми забит весь интернет?

— Как правило, народные методы заключаются в том, что в водку добавляют настойку чемерицы, корень любистка, чтобы вызвать рвоту. Но тайное подсыпание трав и препаратов не только бессмысленно, но и опасно.

— На Западе алкоголь стоит гораздо дороже, чем в Беларуси. В некоторых странах спиртное можно купить только в специализированных магазинах. На ваш взгляд, может и Беларуси стоит пойти по этому пути?

— Сложный вопрос. Одними запретительными методами проблему не решить. Всегда найдут способ, как это обойти: продажа спиртного в такси, подпольная продажа по завышенным ценам... С пьянством нужно бороться не с помощью запретов, а работать в неблагоприятных семьях. Занять подростков, чтобы у них не было свободного времени сидеть на скамейке и пить пиво или водку.

— В обществе сформировался стереотип, что алкоголик — это бедный, необразованный человек, который ни к чему не стремится. Можно ли соотнести этот портрет с основным потоком пациентов?

— Алкоголь бьет от бомжа до академика. Просто обеспеченные люди пьют более дорогие спиртные напитки. Но от зависимости их это не спасает. Если у человека есть генетическая предрасположенность, это обязательно сыграет. Бывает, страдает родственник алкоголизмом. Начинают смотреть на семью, вроде бы остальные не злоупотребляют. А потом выясняется, что прадед любил выпить лишнего. Казалось бы, два поколения прошло, а внука «зацепило». Среди наших пациентов есть даже врачи, которые лучше других знают, что с алкоголем шутки плохи. К сожалению, даже самые светлые умы иногда заканчивают психиатрической больницей.

— Понятно, что самый лучший способ избежать алкоголизма — отказаться от спиртного. Но в нашем обществе такой человек зачастую выглядит как белая ворона. В компании над ним могут подтрунивать, поэтому далеко не каждый готов пойти на это…

— Если у человека после прилично принятой дозы нет рвотного рефлекса, он не чувствует меры, утром бежит опохмелиться — ему нужно срочно отказываться от спиртного! Другого выхода нет. А если на следующий день человек чувствует себя хорошо, нет никаких проблем со здоровьем, то здесь зависимости от алкоголя нет. Не надо бить тревогу: он может позволить себе выпить, и от этого не страдает ни семья, ни работа, ни общество.

Светлана Донская

Светлана Донская родилась в 1938 году. Окончила Минский государственный медицинский институт. Работала врачом-психиатром в Республиканской клинической психиатрической больнице, врачом-наркологом медсанчасти завода «Горизонт».

В 1980-х познакомилась с народным врачом СССР Александром Довженко, автором уникального метода лечения алкоголизма. Прошла курсы усовершенствования в Харьковском научно-исследовательском институте неврологии и психиатрии Академии медицинских наук Украины, затем обучалась в Республиканском научно-практическом наркологическом центре в Феодосии.

В 1984 году первая в Беларуси получила право проводить лечение людям, страдающим зависимостями (алкогольной, никотиновой, пищевой) методом стрессопсихотерапии Довженко. С тех пор работает в центре «Резервные возможности человека». Пролечила десятки тысяч пациентов.

Член Республиканской ассоциации психотерапевтов, член Международной Лиги Трезвости.