Бывший судья Арнольд Луканский: «Моё дело сфабриковал КГБ»

Бывший судья суда Бобруйского района и Бобруйска, осужденный за взятки, уверен, что дело против него сфабриковали, но при этом продолжает верить, что живет в правовом государстве...

Бывший судья суда Бобруйского района и Бобруйска Арнольд Луканский давно уже не при делах. В настоящее время он находится в местах не столь отдаленных. За спиной у Луканского более трех лет отсидки, но он не считает себя виновным и убежден, что его дело сфабриковали чекисты. И, как ни странно, бывший судья верит, что живет в правовом государстве, в котором соблюдается уголовное законодательство и Конституция…

Арнольд ЛуканскийАрнольд Анатольевич Луканский, родился 6 августа 1965 года. Уроженец деревни Старое Величково Бобруйского района Могилевской области. В судебной системе отработал 16 лет. Специализировался на рассмотрении уголовных дел. Указом президента от 25 июля 2006 года был назначен на должность судьи суда Бобруйского района и г. Бобруйска. 16 декабря 2011 года был задержан сотрудниками КГБ в служебном кабинете после получения взятки.

Приговором Верховного суда 15 февраля 2013 года был признан виновным и осужден по ст. ст. 430 ч.3 (получение взятки), 16 ч.5, 431 ч.2, (подстрекательство к даче взятки), 209 ч.1 (мошенничество) к 13 годам лишения свободы, с конфискацией всего имущества, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах и судах сроком на 5 лет. Позже была применена амнистия, и срок наказания сокращен на один год.

От должности судьи освобожден указом президента № 259 от 5 июня 2013года в связи с вступлением в законную силу обвинительного приговора.

Наказание отбывает в ИК-3, которая больше известна в народе как «Витьба».

«Где найти справедливость в нашей стране, если допущен беспредел? В суде, в прокуратуре? Но именно Верховным судом осужден мой сын!», — говорит Людмила Луканская.

Убитую горем женщину, наверное, можно понять. Мать не верит, что ее сын взяточник. Она уже прошла все возможные инстанции. Как и осужденный Арнольд Луканский. Особенностью вынесения приговоров Верховным судом является то, что они кассационному обжалованию и опротестованию не подлежат и вступают в силу сразу после оглашения. Жалобы же осужденного и его адвоката в порядке надзора в Верховный суд и Генеральную прокуратуру остались без удовлетворения.

«Неоднократно мы обращались к Александру Лукашенко, но наши письма не доходят, — рассказывает Любовь Львовна. — Через вашу редакцию хотим обратиться к президенту...».

Женщина передала корреспонденту Naviny.by пачку копий всевозможных документов по делу ее сына: 40 страниц приговора, больше 200 страниц протокола судебного заседания, многостраничные жалобы, постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

В их числе и так называемое открытое письмо президенту, в начале которого Луканский Арнольд Анатольевич, как гражданин Республики Беларусь, сообщает: «Хочу довести до Вашего сведения о нарушении законодательства Республики Беларусь, в том числе Конституции Республики Беларусь, Верховным Судом и Генеральной прокуратурой»...

наркотиков. Следствие проводил следственный отдел УКГБ по Могилевской области.

«Дело было очень «хорошим» в том плане, что действительных и состоятельных доказательств по сути дела не было», — пояснял Луканский. По его словам, на него давили следователи и другие сотрудники КГБ, чтобы он выносил обвинительный приговор, а Луканский «сопротивлялся этому всяческими путями». Вот чекисты ему и отомстили, сфабриковав дело с помощью оговоривших принципиального судью обвиняемых и свидетелей.

Верховный суд не нашел оснований занять сторону провинциального судьи. Гособвинитель, к слову, просил наказать Луканского 12 годами лишения свободы. Суд же дал на год больше.

…В этой истории есть ряд любопытных моментов, которые напрямую не имеют ничего общего с уголовным законодательством.

Арнольд Луканский, оказывается, был в дружеских отношениях с Людмилой Дьяченко, которая немало поспособствовала, чтобы вывести на чистую воду судью-взяточника. Сложно сказать, что общего было между служителем Фемиды и простой медсестрой. Притом, что Луканский дважды судил ее сына.

Женщина, к месту заметить, в бобруйском суде была частым гостем. Свидетели по делу сообщили, что Дьяченко знала многих судей, заходила попить чайку с секретарями, поздравляла с праздниками председателя, интересовалась уголовными делами, к которым не имела никакого отношения. Зналась медсестра и с местными прокурорскими работниками. И зачем ей такие специфические знакомства?

Непонятно и почему опытный судья, знающий о борьбе с коррупцией не понаслышке, хранил в служебном кабинете «заначку от жены». «Это была его ошибка», — убеждена мама бывшего судьи. Цена этой «ошибки» известна.

«Я попал в правовой тупик», — пишет в открытом письме на имя президента бывший судья. Как человек, который прослужил в судебной системе более полутора десятка лет, он просто обязан знать, как работает Система. На что он надеется?