Год на свободе. Николай Автухович восстанавливает работу такси и собирает материалы для книги

В интервью Naviny.by бывший политзаключенный рассказывает, как изменилась его жизнь после освобождения…

Николай Автухович — один из самых знаменитых бизнесменов Волковыска. Несмотря на массированную пропаганду, местные жители его уважают, при встрече даже незнакомые люди подходят к нему и пожимаю руку — за смелость. Когда-то успешный бизнесмен отказался «помочь» руководству налоговой. Борьба за справедливость стоила ему более восьми лет заключения. Но даже после этого он остается принципиальным человеком.

Год назад Автухович вышел на свободу. Корреспондент Naviny.by встретилась с бывшим политзаключенным, чтобы узнать, как изменилась его жизнь.

— Как проходила ваша адаптация? Что было самым сложным и непривычным?

— Конечно, изменились технологии — сейчас другие компьютеры, мобильные телефоны, но я довольно быстро все освоил. Только вот времени сидеть в социальных сетях нет. День так проходит: пришел на работу — смотришь, а уже вечер. Не могу сказать, что я до конца свободен, ведь за мной продолжается надзор — из милиции регулярно приезжают и звонят, чтобы проверить, дома ли я. Есть нормальные сотрудники, которые просто выполняют свои обязанности, я же все понимаю. А есть те, кто пытается провоцировать…

— Что вы имеете в виду?

— Недавно милиционер приехал к моему диспетчеру и говорит, мол, не могу дозвониться Автуховичу, буду писать, что он не выполняет условия надзора. Я потом приезжаю в милицию к начальству, спрашиваю, в чем дело. Оказывается, тот милиционер неправильно набрал номер, но рапорт уже успел составить, и мне шьют нарушение. В отношении меня зафиксировано одно нарушение. В феврале мне срочно нужно было выехать в Гродно, чтобы забрать таксометры. Изначально должен был ехать другой человек, но он в последний момент не явился, пришлось отправиться мне. Не успел я доехать до города, как устроили настоящую облаву — ОМОН был, сотрудники ГАИ. Думаю, кто-то из своих сообщил, что я еду. Это нарушение истекает 1 августа, но мне прямо говорят, что суд будет продлевать срок на несколько месяцев. Я так понимаю, что надзор за мной оставят до президентских выборов.

— Каково осознавать, что вы не можете доверять коллегам, людям из близкого окружения, которые потенциально могут сливать о вас информацию?

— Я прекрасно понимаю, что каждый мой шаг отслеживают. Осенью знающие люди передали, что на меня пытались завести уголовное дело за то, что якобы я собираю незаконные бандформирования и отправляю людей воевать в Украину. Из «фактов» у них было то, что я знаю некоторых ребят, которые сейчас находятся на Донбассе. Видно, дело не склеилось. Как действовать в такой ситуации? Не нарушать закон и быть более осмотрительным.

— Насколько изменилось ваше окружение после того, как вы вышли на свободу? Удалось ли познакомиться с теми, кто несколько лет писал вам письма в тюрьму?

— С одной стороны, у меня появилось много новых друзей, ведь мне писали сотни незнакомых людей с самых разных стран. С некоторыми и сейчас активно поддерживаем связь. С другой стороны, есть люди, которые боятся за себя, оборвали все контакты, когда меня задержали, и по сей день мы не пересекаемся. Хотя когда я был успешным бизнесменом, они были у меня частыми гостями. Так что эта ситуация показала, кто есть кто. Ко мне ведь часто подходят вообще незнакомые люди, здороваются, спрашивают, как идут мои дела. Недавно вот на рынке подошел человек: «Скажите, вы Николай? Можно я пожму вашу руку?»

— Вы упомянули войну в Украине. Последний год это самая обсуждаемая тема. Какую позицию занимаете вы и ваше окружение?

— У меня позиция однозначная — Путин ведет войну против украинского народа. Но многие, казалось бы, образованные люди поддерживают его. Я недавно встречался со старой знакомой, директором магазина, так она горой за Россию. В Украине, говорит, власть захватили неофашисты. Я как услышал это, развернулся и просто ушел. Люди зомбированы российским телевидением.

— Что вы думаете по поводу общественно-политической ситуации в Беларуси? Приближаются выборы, оппозиция вновь не может определиться с единым кандидатом…

— Ничего хорошего по этому поводу сказать не могу. У партий есть ресурсы — люди, какое-никакое финансирование, но никаких конкретных действий народ не видит.

— Вам предлагали после освобождения присоединиться к какой-либо партии или движению?

— Я человек конкретный, поэтому давно заявил, что оппозиционные партии в том виде, в котором они существуют сегодня, меня не интересуют. Еще в тюрьме я переписывался с некоторыми лидерами. Писал Некляеву, что они занимаются совершенно не тем, что нужно стране. Он после этого, правда, мне больше не писал. Меня сейчас гораздо больше интересует работа, чем рассуждения о том, как оппозиция будет действовать на президентских выборах.

— Сколько автомобилей такси удалось вернуть к работе?

— Сейчас курсирует семь машин. Потихоньку возвращаем клиентов. Разработали социальный тариф для пенсионеров — 20 тысяч за поездку по городу в поликлинику, аптеку или больницу. Постоянным клиентам делаем скидки. Раньше, конечно, у нас были другие обороты. Мы могли разыграть отдых в Турцию среди наших пассажиров или мобильный телефон. Сейчас в Волковыске высокая конкуренция среди таксистов. Приходится не просто качественно работать, но еще доказывать свою правоту то санстанции, то транспортной инспекции. Ничего не поменялось — предпринимателей по-прежнему душат проверками, создают искусственные преграды для работы.

— Где вы искали работников?

— К нам вернулись старые водители, есть и новички. Первое правило у нас — не обманывай. В салонах установлены видеорегистраторы, таксисты работают по счетчику.

— Удалось ли вам пройти лечение?

— Меня долго не хотели отпускать в Минск, мол, здесь есть больница — иди и лечись. Хотя в Волковыске нет ни оборудования для обследования, ни специалистов. Выпустили только, когда написал, что переезжаю на постоянное место жительства в Минск. Конечно, тюрьма дает о себе знать — проблемы с суставами, костьми — в гродненской тюрьме очень старые сырые помещения.

— Сразу после освобождения вы говорили, что планируете выпустить книгу о том, как вас преследовали и как прошло ваше заключение. Вы уже начали над ней работу?

— Продолжаю собирать материалы, недавно нашел еще целую сумку с письмами с первого срока. Несмотря на то, что много времени занимает работа, эту идею я не оставляю.

Во время нашей беседы через рацию постоянно слышатся вызовы автомобилей. Сервис Автуховича снова пользуется спросом в Волковыске. Именно он сделал такси доступным даже для пенсионеров. На небе сгущаются тучи и поднимается ветер.

«Дождь — это хорошо, — говорит Николай на прощанье. — Люди чаще вызывают такси».