Наталья Силивончик: мой сын — патриот Беларуси

Мать 22-летнего Кирилла Силивончика, осужденного в России на два года, уверена, что ее сын не поддерживает терроризм...

Два года колонии-поселения присудил 22-летнему гомельчанину Кириллу Силивончику Московский окружной военный суд. Парня признали виновным по статье «Публичное оправдание терроризма или публичные призывы к нему». И хотя Силивончик к армии не имеет никакого отношения, в союзной России эта статья подпадает под юрисдикцию военного суда.

«Для меня это загадка, так как сын нигде и ни в чем не участвовал, — рассказывает корреспонденту городе системным администратором. Задержали его с друзьями, но что с ними, пока неизвестно. Причиной стали сообщения в поддержку Украины, которые размещались в социальной сети «ВКонтакте». Будто бы сам Кирилл призывал «убивать москалей», «вернуть Крым Украине». На одном из рисунков украинский солдат рвет российский флаг и топчет герб.

Наталья Силивончик уверена, что ее сын не оправдывает и не поддерживает терроризм. Говорит только, что не нужно было что-то плохое писать о России, если в ней живешь и работаешь.

Сына своего Наталья Силивончик знает как настоящего патриота Беларуси и называет националистом в хорошем смысле этого слова:

«Я знаю, что он националист — на белорусском языке разговаривает. Все над ним даже смеялись. Он спрашивал: «Мама, как ты относишься к тому, что я разговариваю на белорусском языке?» Я говорю: «Хорошо, хорошо. Молодец! Белорусский язык вообще забывается, а он должен развиваться. Прогресс должен быть». Теперь получается так, что даже белорусы не могут русское слово перевести на белорусский. Даже читать некоторые по-белорусски не могут. И разговаривают даже на местном диалекте. Так что его белорусский язык я только приветствовала».

У Натальи трое детей. 22-летний Кирилл — самый младший. Их отец умер в середине 90-х. Сама Наталья работает в столовой в Светлогорским районе. Вышла второй раз замуж.

Кирилл окончил в Гомеле машиностроительный колледж по специальности «Программное обеспечение информационных технологий» и поступил на заочное отделение в Торгово-экономический университет. Год после колледжа искал постоянную работу, жил на съемной квартире.

«Работы не было. Понимаете, он год не имел работы. А там он сделал заказчику программу. Как программист он им понравился. Конечно, ездил сначала на пробные задания. Он, как выяснилось, прилежный, ответственный. Так и остался», — говорит Наталья Силивончик.

Мать Кирилла благодарна всем, кто городе ожидает направления в колонию-поселение. Только ей не очень верится, что это что-то изменит в судьбе сына, так как в России свои законы, свои порядки:

«Что у сына сторонники есть — за это большое спасибо. Но у меня сомнение есть, что это поможет. Возможно, если бы он был в Беларуси, то да, может, и помогло бы. А там же Россия. У них свои законы, у нас — свои. Кажется, одинаково, но у них одно, а у нас совсем другое. Так что сомневаюсь, что это поможет. И, знаете, возможно, больше на эту тему и говорить не буду».