«Чернобыльский шлях». Почему белорусы перестали ходить на акцию

Об этом Naviny.by спросили у тех, кто помнит, как всё начиналось...

С каждым годом на «Чернобыльский шлях», как впрочем и на другие организуемые демократической оппозицией акции, приходит все меньше и меньше людей. Почему, спросили Naviny.by у тех, кто помнит, как всё начиналось.

Алесь Марочкин: никогда не пропускал «Чернобыльский шлях»

Алесь марочкин

Художник Алесь Марочкин напомнил строчки Владимира Короткевича: «Спіць народ, нібы зерне ў зямлі». В обществе в целом наблюдается какая-то сонливость — такие обстоятельства, отметил художник: «Может, быть мало людей приходит, потому что народ устал. На мой взгляд, у нас подорван иммунитет духовный и физический. Это рождает безразличие ко многому».

Между тем, отметил Алесь Марочкин, никто ведь не агитирует посещать могилы на Радуницу, а люди идут: «Так и традиционный «Чернобыльский шлях» в день трагедии. Это мероприятие для тех, кто хочет помянуть жертв чернобыльской аварии. Это традиция — вспоминать их в этот трагический день не только для Беларуси, но и для мира. Сколько бы ни пришло людей — всё хорошо».

Сам Алесь Марочкин ходит на «Чернобыльский шлях» каждый год: «Я никогда не пропускал «Чернобыльский шлях», никогда. В 90-х, помню, разгоняли акцию, чуть не разбили мою икону «Матерь Божья жертв Чернобыля», а я получил крепкий удар от омоновца».

Лявон Борщевский: нет организации, за которой пошли бы люди

Лявон Борщевский
Фото Филип Козловский, Agencja Gazeta

Филолог и общественный деятель Лявон Борщевский по-прежнему ходит на уличные акции. Правда, в последнее время на «Чернобыльский шлях» попасть не получается, потому что в это время его, как правило, нет в Минске. Не будет его в столице 26 апреля и в этом году.

«А вот на День Воли 25 марта хожу всегда», — отметил Лявон Борщевский.

Конечно, говорит он, теперь на акции не выходят по 70 тысяч человек, как в некоторые годы ранее. Однако теперь и ситуация другая:

«Нет организации, за которой пошли бы люди. Количество пришедших, на мой взгляд, зависит больше не от мероприятия, а от того, кто на него собирает людей. Были бы теперь такие лидеры, как в 90-е, было бы все по-другому. Лозунг правильный несложно придумать. Доверие должно быть к тем, кто его произносит».

Теперь приходят на «Чернобыльский шлях» те, кто не может не прийти, считает Лявон Борщевский.

«И, в конце концов, это не восемь человек, — сказал он. — К тому же увеличивается доля молодежи среди участников акций. И это не случайные люди. Какой смысл идти на тот же «Чернобыльский шлях» случайным людям, если потом из-за этого можно пострадать?»

Лявон Борщевский отметил, что многие чернобыльцы, кто активно ходили на первые чернобыльские акции, уже умерли. Да и в обществе актуальность темы Чернобыля уменьшается с годами:

«Люди ко всему привыкают, даже в концлагере к нечеловеческим условиям. Когда вокруг то война, то самолеты разбиваются, у людей выработался иммунитет к боязни последствий аварии на ЧАЭС».

Винцук Вячорка: люди вообще никуда не ходят

Винцук Вячорка

В последние годы не принимал участия в «Чернобыльском шляхе» и общественный деятель Винцук Вячорка. Не было в этом году его и на Дне Воли. «Так получалось», — объяснил он.

«Причин того, что на акции ходит мало людей, очень много. Люди вообще никуда не ходят — вот одна из них, — сказал Винцук Вячорка. — Не хватает также ясных предложений от организаторов. Повтор определенных поводов и усталость от них может быть еще одной причиной. Любое событие имеет общественную значимость, если соответствует общественному настроению и ожиданиям».

Может ли в расколотом белорусском обществе найтись идея, которая отвечала бы интересам значительной части общества?

Винцук Вячорка считает, что актуализация того или иного события во многом в руках власти, которая имеет информационную монополию, может актуализовать или дезактуализовать ту или иную тему.

«Поэтому, — сказал Винцук Вячорка, — сегодня нет более важной проблемы, чем информационное поле, в котором живет общество. От этого могут зависеть очень серьезные события ближайшего времени, связанные с национальной идентичностью, независимостью. Для действующей власти государственная независимость не является ценностью, она сама для себя ценность. Только общество может само себя спасти. В этой связи медиа, в том числе новые, приобретают особую значимость».

Валентин Голубев: акция памяти, которая идет на спад

Валентин Голубев

Историк Валентин Голубев не уверен, что в этом году пойдет на «Чернобыльский шлях»:

«На сегодняшний день это не мероприятие для митинга. Это не День Воли. Первое время «Чернобыльский шлях» имел цель вынудить власти принять меры по ликвидации последствий аварии, которые поначалу власти скрывали. Общество путем проведения митингов выполнило задачу как информирования, так и ликвидации последствий аварии».

Теперь, отметил историк, «Чернобыльский шлях» — это акция памяти, которая идет на спад. Политическая составляющая, которая превалировала в конце 80-х и 90-х, ушла, а если человеку есть что и кого вспомнить в связи с этой трагической датой, то он может это сделать и дома, считает Валентин Голубев.

Кроме того, если событие происходило давно и его значимость плохо поддерживается информационно, то интерес к нему неумолимо падает.

«Если бы к событиям Великой отечественной войны на государственном уровне активно не подогревали интерес, простые люди так, как теперь, День Победы не праздновали бы», — заключил Валентин Голубев.