Спасти Найду! Овчарку привязали к дереву и бросили в лесу

Собаку случайно нашли дачники. Приносили ей еду и воду, писали в интернете объявления, пока кто-то не посоветовал обратиться...

Эту молодую восточноевропейскую овчарку семейная пара дачников Светлана и Владимир Ильченко обнаружила 18 мая в лесу недалеко от автодороги Колодищи — Заславль в районе деревни Приморье. Собака была привязана поводком к дереву. На нее был надет металлический строгий ошейник, впивавшийся проволочными шипами в шею.

Сколько времени провела там собака до момента ее обнаружения, неизвестно. Собака находилась в стрессе и казалась очень агрессивной. Людей к себе не подпускала.

В течение пяти дней супруги осторожно ставили рядом с собакой еду и воду. Близко не приближались. Постоянно думали, как помочь собаке. Сами они минчане. О существовании предприятия «Фауна города» на ул. Гурского, куда привозят отловленных и найденных животных, знали. Но обращаться туда не стали, понимая, что там собаку, если никто не заберет, умертвят. В интернете их дочь размещала объявления о найденной собаке. 

 

Кто-то посоветовал обратиться к монахине Свято-Елисаветинского монастыря сестре Иоанне, оказывающей помощь животным. По соседству с монастырем социально-экологическое общественное объединение «Паритет» строит приют «Чак» для бездомных собак. Именно сотрудники и волонтеры «Паритета» недавно провели операцию по спасению замурованных в подвалах домов по ул. Лынькова котов.

Спасать брошенную в лесу собаку отправились в субботу, 23 мая. На месте, указанном супругами Ильченко, увидели крупную восточноевропейскую овчарку, которая рычала, скалилась, была настроена агрессивно.

Решили все-таки позвонить в минскую «Фауну города», где работают профессиональные ловцы. Администратор ответила, что «Фауна города» за пределы Минска не выезжает (а в городе вызов стоит 500-600 тысяч рублей) и посоветовала обратиться к «девочкам-волонтерам» из зоозащитной организации «СуперКот». При этом администратор «Фауны города» отметила, что организация хоть и называется «СуперКот», но занимаются и собаками.

О сотрудничестве «Фауны города» с «СуперКотом» несколько дней назад рассказала и заместитель директора предприятия «Фауна города» Тамара Цариковская

 

«Девочка-волонтер» против восточноевропейской овчарки, брошенной хозяевами и просидевшей на привязи, как минимум, пять дней — это, конечно, интересно. В любом случае, на звонок она не ответила.

Позвонили на горячую линию КУП «ЖКХ Минского района», где сразу же дали мобильный телефон ловца животных Николая Ивановича. Он ответил быстро и по существу — в субботу у него выходной, поэтому обращайтесь в понедельник на предприятие «ЭкоСпецТранс», где он работает. Также пояснил, что его услуга платная — 2 млн рублей.

Стало понятно, что заниматься спасением собаки будет волонтер «Паритета» Андрей — больше просто некому.

Такой вариант предполагался изначально, поэтому захватили из дома толстое пальто и перчатки. Ни сетей для отлова собак, ни дротиков с обездвиживающими препаратами, ни удушающих петель на палках у Андрея не было. Но и выбора тоже. Оставлять собаку там до понедельника было нельзя. Она уже сломала дерево, к которому была привязана. Неизвестно, что могло бы произойти, если бы ей удалось освободиться после недельного жесткого плена. И как бы она себя вела, находясь в состоянии стресса.

Работать Андрей начал при помощи кровяной колбасы. Очень спокойно приблизился к собаке. Протянул руку с колбасой. Собака зарычала, но колбасу аккуратно взяла из рук. Контакт установлен. После следующего куска собака протянула Андрею правую лапу для «пожатия».

На попытку надеть намордник и мягкий ошейник овчарка отвечает агрессией. Андрей идет на хитрость. Рядом с ошейником и цепью держит колбасу. Вначале не получается — собака хорошо отличает «мух от котлет». Колбаса съедается, а на ошейник с цепью и намордник собака рычит, как бы намекая.

Понимаем, что заменить ошейник на мягкий и надеть намордник сейчас не получится. Пока Андрей задабривает собаку, быстро перерезаем привязанный к дереву поводок. Собака не думает вырываться и легко идет с нами к дороге.

Наконец, собака окончательно убеждается, что Андрей — это ее друг и позволяет заменить ошейник на мягкий и надеть намордник. Было очень трогательно наблюдать, как, прижавшись к Андрею, она попыталась лизнуть ему лицо. 

 

В машину собака зашла уверенно — намордник стал не нужен. Сразу же поехали на монастырское подворье, чтобы познакомить спасенную собаку с сестрой Иоанной. 

 

Найду, так собаку назвали по просьбе нашедших ее супругов Ильченко, разместили в строящемся на Лысой горе возле монастыря приюте «Чак».

Найда оказалась молодой полуторогодовалой сукой. Возможно, кто-то узнал эту собаку и знает ее бывших хозяев. За что с ней так поступили и кто это мог сделать?

Надеемся, что откликнется обладатель информации об этой собаке. Очень бы хотелось привлечь виновных по статье «Жестокое обращение с животными».

Сейчас собаке нужен новый хозяин. Собака контактная, понятливая, знает команды, знакома с намордником.

Пишите на e-mail paritet_eco@tut.by или оставьте сообщение в группе «ВКонтакте»

Комментарий юриста

Светлана ХаревичСветлана Харевич, руководитель общественного объединения «Паритет»: — Это наглядный пример того, что государственные ведомства в Беларуси относятся к безнадзорным животным либо животным, оставшимся без хозяина, как к мусору.

Бригада по отлову безнадзорных животных, с мастером которой состоялся телефонный разговор, находится в штате коммунального предприятия по оказанию услуг «ЭкоСпецТранс» (г. Заславль), которое занимается вывозом мусора на территории Минского района. В этом предприятии несколько бригад. Но, как у бригады по вывозу мусора, так и у бригады по отлову, цель одна — собрать мусор, вывезти его и утилизировать.

Разница в том, что бригада по отлову собирает ЖИВОЙ мусор, который подлежит умерщвлению перед вывозом на скотомогильник либо в крематорий, имеющий звучное наименование «Комплекс по сжиганию трупов животных» (расположен на полигоне ТКО «Тростенецкий»). Никаких гуманных целей для деятельности мусоросборочного предприятия не предусмотрено. Руководство предприятия «ЭкоСпецТранс» — грамотные и ответственные люди. Но в их компетенцию не входит задумываться над тем, что мусор, который собирает их предприятие, — живой. И что этот мусор испытывает страдание и стресс.

Вот именно этим обусловлено развитие событий в день спасения Найды. Это была суббота — выходной день. Поэтому мастер бригады по отлову животных Руденя Н.И. на законных основаниях отказался выехать на служебном транспорте к месту, где была привязана собака. В процессе беседы, состоявшейся 25 мая с директором КУП «ЭкоСпецТранс» Петюком Г.Н. и главным инженером Березовским В.А., было пояснено в деталях, почему служебная машина не может выехать с базы в выходной день. Все логично. Мусор по кличке Найда, подлежащий утилизации, подождет до понедельника. Не может быть никаких претензий к руководству КУП «ЭкоСпецТранс». Все действовали строго в рамках своих служебных полномочий.

Претензии есть к законодателям и общественности, которые многие годы позволяют функционировать службам и бригадам по отлову в рамках мусоросборочных предприятий. Люди, сталкивающиеся с этой проблемой на собственном печальном опыте, жалобы, в принципе, пишут. Пишут в прокуратуру, в исполком, и лично президенту. Все жалобы по кругу возвращаются в службу, занимающуюся отловом.

Но о том, что эта проблема существует, и что ее пробовали решать, свидетельствует мнение Генеральной прокуратуры, изложенное старшим прокурором отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Марины Поповой при проведении 5 марта 2009 г. круглого стола в конференц-зале газеты «СБ. Беларусь сегодня»: «Все мы сходимся в одном: нужно определить тот государственный орган, который будет решать проблему. Это должна быть некая межведомственная согласительная комиссия на уровне Совмина. В нее нужно включить Минсельхозпрод, он отвечает за разведение домашних животных, то есть он ближе всех к данной проблеме; Минприроды, потому что занимается проблемами живой и неживой природы; и Минжилкомхоз, как организация, обслуживающая жилфонд...»

Прошло шесть лет. А мы откатились в решении этой проблемы от уровня согласительной комиссии при Совмине до «девочек-волонтеров из «СуперКота».

В настоящее время в парламенте в очередной раз идет работа над законопроектом «Об обращении с животными». По моему оценочному мнению, члены рабочей группы над законопроектом не осознают масштаб ужаса для животных и людей и нецелесообразности для государства системной работы служб ЖКХ с безнадзорными животными.

Вот давайте на нашем конкретном примере с собакой Найдой проанализируем целесообразность работы государственных служб по отлову животных. Предположим, что люди, которые обнаружили в лесу привязанную собаку, ничего бы не знали о зоозащитниках-волонтерах. Что бы они сделали?

Ну, конечно же, позвонили в «Фауну города». Предприятие на слуху. Многие даже считают, что это приют. Там их отправили к «девочкам-волонтерам» из «СуперКота». Девочек они не нашли и обратились к мастеру бригады по отлову КУП «ЭкоСпецТранс», который им сказал, что он выезжает только по заявке и за оплату. Выяснили бы, кто делает заявку. Оказывается — сельсовет, на территории которого находится дерево, к которому привязана собака. Дождались бы понедельника. Обратились бы в Папернянский сельсовет, который бы направил заявку в КУП «ЭкоСпецТранс» и перечислил бы туда бюджетные деньги за то, что собаку будут отлавливать на их территории.

Получив заявку, КУП «ЭкоСпецТранс» выписал бы путевые листы и направил экипаж ловцов из трех человек к дереву, к которому привязана собака. Ловцы выстрелили бы в собаку пистолетом-дротиком, заправленным обездвиживающим ветеринарным препаратом. Собака бы обездвижилась. И куда бы работники службы отлова Минского района повезли бы собаку?

Да все на ту же «Фауну города». Поставили бы в вольер или умертвили бы сразу — это было бы никому не известно. «Фауна города» — не резиновая. Вольеров — ограниченное количество. Мы можем только предполагать, что бы случилось с собакой Найдой.

А вот сколько стоит этот круг работы для КУП «ЭкоСпецТранс», нам известно доподлинно.

Ежемесячно КУП «ЭкоСпецТранс» перечисляет денежные средства ГП «Фауна города» за содержание, эвтаназию и последующее захоронение трупов животных согласно актов сверки. За период с 1 февраля 2015 г. по 22 мая 2015 г. «Фауне города» перечислено 49 млн рублей. Сколько бюджетных денег сельсоветы Минского района перечислили КУП «ЭкоСпецТранс» за работу по заявкам — не известно.

Надеемся на то, что разработчики законопроекта «Об обращении с животными» смогут проанализировать предоставленный нами материал и использовать его при написании закона.

В соседних с Беларусью европейских странах приняты законы, касающиеся отношений с животными. Например, в 2012 г в Литве принят закон «О благополучии животных». В статье 3 перечислен ряд министерств и ведомств, которые обеспечивают благополучие и защиту животных в рамках их полномочий. Самым важным является то, что Минсельхозпрод обязан утверждать процедуру идентификации и регистрации котов, собак и других домашних животных.

Только после того, как будет узаконена эта норма, постепенно закончится бесконтрольный развод животных у заводчиков; бесконтрольное направление потоков денежных средств в предприятия ЖКХ на отлов собак и котов, их умерщвление и захоронение; оплату труда ловцов, водителей машин, которые возят трупы животных на скотомогильники, в крематорий, а в регионах — на городские свалки, бухгалтеров, которые считают все эти деньги, крутящиеся в сфере отлова бесконтрольно размножающихся животных и их умерщвления.

Прекратят обогащаться фирмы, которые тоннами поставляют в Беларусь препараты для умерщвления животных. Региональные службы ЖКХ прекратят тратить деньги на ветеринарные обездвиживающие препараты. ЖЭСы Минска прекратят перечислять деньги жильцов жилфонда, уплачиваемые ими за вывоз мусора, в «Фауну города» астрономическими суммами, поскольку «Фауна города» зачем-то установила плановые отловы в каждом ЖЭСе два раза в месяц. И никто из жильцов не знает, сколько их денег направляется на отлов и умерщвление котов и собак на «Фауне города». Отловы, конечно же, останутся. Только планово приезжать не будет никакой необходимости. Ее и сейчас, в принципе, нет. Просто народ не знает, куда их деньги уходят.

Отлов в законе Литвы не отменен. Закреплен он за местными органами власти. Только звучит это по-другому: «Организовывать мероприятия по снижению численности числа бродячих животных на подчиненных территориях, временной опеке бездомных и бродячих животных и передаче бездомных животных их владельцам».

Только идентификация (чипирование) в сочетании с надежной системой регистрации приведет к максимальному контролю. Идентификация овчарки Найды помогла бы нам узнать, кто хозяин этой собаки. И мы с большой долей вероятности смогли бы узнать, кто подверг истязаниям овчарку, и кого привлекать к ответственности за жестокое обращение с животными.