«Беларусь без крайностей». Новая Ялта и стратегия ложек не сработают

Эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре...

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале — факты, логика и небезразличность.

«Либеральный клуб» для Naviny.by

Евгений ПрейгерманЕвгений Прейгерман

Новая Ялта невозможна

Организаторы региональной экспертной площадки Минский диалог — «Либеральный клуб» и Центр Острогорского — обнародовали рабочий документ по итогам первой конференции, которая прошла в Минске в конце марта. Инициатива Минского диалога направлена на создание экспертной (неправительственной) платформы для поиска ответов на самые сложные вопросы международных отношений в Восточной Европе. Глобальная задача инициативы — способствовать налаживанию диалога и предотвращению разделительных линий.

Рабочий документ под названием «Новая Ялта невозможна» резюмирует содержание долгой дискуссии с участием ведущих экспертов-международников из России, стран Восточного партнерства и Евросоюза, а также представителей дипломатического корпуса. Конференция проходила преимущественно за закрытыми дверями, что способствовало более откровенному и даже жаркому обмену мнениями.

В документе представлен тезисный анализ причин, которые привели к возникновению геополитического кризиса в Восточной Европе. Также объясняется специфика положения и внешней политики малых стран (например, Беларуси), которые находятся между большими геополитическими акторами — Россией и ЕС.

Предлагаются и первичные идеи для урегулирования разногласий. Притом рекомендации касаются как правительств, так и уровня неправительственной дипломатии. Роль последней, по мнению экспертов Минского диалога, сегодня особенно значима. На фоне усиливающейся геополитической эскалации неправительственный диалог является важнейшим каналом коммуникации и инструментом для выстраивания доверия.

Поэтому Минский диалог уже в сентябре вновь соберет гостей из ближнего и дальнего зарубежья для нового раунда откровенных дискуссий.

И все же главный посыл экспертов Минского диалога напоминает великим державам, что мир сильно изменился со времен блокового противостояния. В частности, урегулировать все свои разногласия за спиной малых стран, как после Второй мировой войны, в современных условиях уже не получится:

«Малые страны обладают рычагами влияния, с помощью которых могут блокировать решения великих держав. Поэтому в современных условиях «новая Ялта невозможна».

Нужны более сложные и изощренные решения.

Антон БолточкоАнтон Болточко

Стратегия ложек не работает

Внешняя торговля страны серьезно просела. Пока минус по экспортной статье удается перекрыть усиливающейся борьбой с импортом. Однако в долгосрочной перспективе такая экономическая политика не приведет к развитию. Наоборот, Беларусь может постепенно опуститься в пучину кризиса.

Неудивительно, что власти снова активизируются в поисках новых рынков сбыта. Так, визит Лукашенко в Пакистан, по заявлениям государственных СМИ, должен стать толчком к экономическому сотрудничеству двух стран.

Однако с 1994 года, когда Беларусь и Пакистан установили дипломатические отношения, объем совместной торговли колебался в пределах всего 120 млн долларов (в 2013 году — $58,3 млн). В структуре экономических взаимоотношений Пакистана с внешним миром наша страна занимает менее 0,5%. Доля Пакистана на нашей карте внешних партнеров также не превышает половины процента.

Есть ли перспективы расширения сотрудничества с этой достаточно крупной страной Южной Азии (ВВП Пакистана больше 200 млрд долларов)?

Детальный анализ требует серьезных информационных ресурсов, но для экспресс-обзора достаточно данных The Atlas of Economic Complexity. Согласно им, 54% из 37,8 млрд долларов импорта Пакистана приходится на три категории товаров: минеральные продукты (25%), машины и оборудование (17%), продукция химической отрасли (12%). Аналогичные категории в экспорте Беларуси занимают практически ту же долю (53% из 36,4 млрд долларов). В оставшейся половине импорта Пакистана менее привлекательные — с точки зрения объемов поставки — позиции для Беларуси, хотя и там можно найти отдельные категории, за которые наша страна способна конкурировать.

Структура внешней торговли двух стран показывает, что в принципе точки соприкосновения есть. Однако опыт 20 лет торговли свидетельствует: реализовать этот потенциал сотрудничества мы не смогли, для этого не нашлось рыночных оснований. Поэтому не стоит ждать серьезных изменений и сейчас. Даже если визит президента позволит увеличить поставки белорусских товаров в Пакистан на 10-20 или даже 50 млн долларов, никаких существенных проблем белорусской внешней торговли это не решит.

Продавать ложками — устаревшая стратегия.

Вадим МожейкоВадим Можейко

Теряем культурных героев

Хорошо, когда белорусское искусство высоко оценивают за границей. Плохо, когда при этом оно не находит достойного места собственно в Беларуси.

Сергей Михалок (вместе со своим продюсером Антоном Азизбекяном) на днях получил вид на жительство в Украине. Вице-премьер — министр культуры Украины Вячеслав Кириленко мотивировал свое ходатайство о выдаче им разрешения на постоянное проживание так:

« … как деятелей культуры, иммиграция которых отвечает интересам Украины, чтобы поддержать имидж Украины как государства, в котором гарантированы возможности для свободного выражения собственных взглядов и убеждений, в том числе через творческую деятельность, а также учесть в этом решении позицию группы по поддержке украинской Революции достоинства и их вклад в развитие украинской музыки».

Можно по-разному относиться к решению Михалка эмигрировать (с имиджем брутального борца-революционера это не очень соотносится), однако факт в том, что Беларусь теряет одного из самых успешных музыкантов. Потому что «поддерживать имидж Беларуси как государства, в котором гарантированы возможности для свободного выражения собственных взглядов и убеждений» наш Минкульт, в отличие от украинского, увы, совершенно не стремится.

Вот и свою первую пьесу Виктор Мартинович ставит в Вене, а не в Минске:

«И это очень как-то по-белорусски — то, что первый успешный театральный опыт приходит ко мне в форме сотрудничества с театром одной из культурных столиц мира. Не удалось в Беларуси, в Купаловском, и вдруг вот так задалось в Австрии».

Самое печальное, что с официальной точки зрения тут никакой проблемы и нет: подумаешь, какие-то Михалок с Мартиновичем. «А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?» Это не Финберг и не Пинигин, пускай себе творят где-нибудь подальше, в Европе да Украине, а у нас «Славянский базар» и «Дожинки» скоро будут.

 

Александр Филиппов Александр Филиппов

Дорожная карта в туман образования

Первые недели участия Беларуси в Болонском процессе запомнятся надолго. Многочисленными семинарами, на которых чиновники и методисты демонстрируют неспособность ответить на актуальные вопросы о будущем образования. Лихорадочным переписыванием буквально всего и вся в сжатые сроки (до этого же сами не верили, что нас возьмут). А также дорожной картой, выполнимость условий которой вызывает сомнения.

Уже сама лихорадочность и поспешность, с которой чиновники в очередной раз взялись за реформирование системы образования под Болонский процесс, не придают оптимизма по поводу его будущего в Беларуси.

Вопросов по дорожной карте еще больше. Так, к концу 2017 года должен появиться независимый орган по оценке качества образования. Означает ли это, что он должен заменить Департамент контроля качества образования? За счет чего будет обеспечена его независимость в белорусских условиях? А самое главное — будут ли исполняться его решения и рекомендации, особенно по отношению к государственным университетам?

Откажется ли государство от контроля за мобильностью студентов и преподавателей? Кто будет участвовать в программах обмена — «свои, нужные» или по-настоящему способные студенты? Кто и на каком языке будет работать с иностранными студентами, прибывающими в Беларусь на 1-2 семестра? Как и за счет чего все это будет финансироваться?

Откажется ли руководство страны к 2016 году от обязательного распределения? И что станет с системой школьного образования, здравоохранения и некоторых других, которые держатся во многом за счет кадров, отрабатывающих обязательное распределение?

Как будет реализована университетская автономия, особенно в части необыкновенно высокого участия студентов в досрочном голосовании, а также многочисленных добровольно-принудительных мероприятиях? Будут ли избираться ректоры и деканы, и если да, то насколько честно и прозрачно?

И самое главное — как будет организован учебный процесс в условиях дефицита научно-педагогических кадров, оторванности системы образования от рынка труда, демографической ямы, недостаточного финансирования вузов?

Пока все эти вопросы остаются без ответов.