Коррупция в Белкоопсоюзе: чекисты искали деньги в вентиляции и канализации

Бывший председатель Белкоопосоюза, обвиняемый в коррупции, впервые дал показания в суде…

В Верховном суде продолжается слушание по громкому уголовному делу — в коррупции обвиняются бывшие сотрудники Белкоопсоюза. На заседании 9 июня экс-председатель Сергей Сидько рассказал о том, как проходил обыск в его квартире, есть ли у него дом на Канарах и почему он не признает вину. 

 
Сергей Сидько. Фото onliner.by

Как делили здание, за которое просили 1,5 млн долларов

В 2012 году гражданин Украины Андрей Турченко, который сейчас находится под стражей и обвиняется в мошенничестве и подстрекательстве к даче взятки, стал интересоваться неэксплуатируемыми объектами, находящимися на балансе Белкоопсоюза. Продажа зданий проходила через управление капитального строительства (УКС), которое в то время возглавлял еще один обвиняемый Дмитрий Колодезный.

«Белкоопсоюзу принадлежит несколько десятков тысяч зданий, — пояснил он на суде. — Из них примерно две тысячи не использовались».

Турченко заинтересовало три объекта — в Минске административное здание на столичной улице Татарской и бывший детский сад на Партизанском проспекте, а также бывший пионерский лагерь «Дружный» в 17 км от столицы.

По словам Колодезного, Турченко неоднократно приходил к нему с предложением продать эти здания нужным людям. Самый лакомый объект — здание на Татарской площадью 1200 квадратных метров.

Сначала Турченко заявил, что интерес проявили турки, представители мобильного оператора Life. Но позже иностранцы отказались. Тогда посредник нашел еще двух «серьезных бизнесменов». Позже выяснится, что один из них — сотрудник КГБ. К тому времени спецслужбы уже следили за Колодезным, Ленским и Турченко.

Дмитрий Колодезный объяснял влиятельному знакомому, что продать здания нужному человеку не так просто: «Нужно было решение правления. После этого по каждому объекту принимается решение комиссии по отчуждению, дальше необходимо получить решение общего собрания. Вся процедура занимает несколько месяцев».

Именно по объекту на Татарской размер возможной взятки доходил до 500 тысяч долларов, как заявляли ранее правоохранители.

«Турченко мне обещал 75 или 100 тысяч долларов, точно не помню, — заявил Колодезный на суде. — Столько же должен был получить и он, и председатель Белкоопсоюза Сидько».

Ранее, напомним, обвиняемый заявлял, что Сергей Сидько по всем сделкам получал седьмую часть от суммы взятки, что в несколько раз должно было превысить названные 75 или 100 тысяч долларов.

Впрочем, до продажи объекта не дошло. Сидько заявил Колодезному, что здание не продается. На тот момент его сдавали в аренду, шла стабильная прибыль.

Но Турченко продолжал лоббировать интересы знакомых бизнесменов. По словам Колодезного, он передал ему конверт с деньгами — 4 или 5 тысячами долларов, чтобы тот 1 тысячу долларов забрал себе, а остальное передал Сидько за благополучное решение вопроса.

«Я вернул все деньги Турченко, ничего не отдавал Сидько и даже не собирался, — сказал на суде Колодезный. — А взял конверт я, чтобы Турченко наконец-то от меня отстал».

При этом встречи Колодезного с Турченко продолжились. К ним присоединились «бизнесмены» Петр Довшан (позже Колодезный узнал, что на самом деле это сотрудник КГБ) и Валерий Желнеровский. С собой они приводили агента по недвижимости Ларису Браздецкую, которая также проходит обвиняемой по этому уголовному делу.

Ранее на суде она заявила, что от коллеги узнала о продаже здания на улице Татарской. Здание продавали за 1,5 млн долларов, ей обещали 10 тысяч долларов комиссионных, если она найдет клиента. Но было условие — треть от суммы (те самые 500 тысяч долларов) передать в виде задатка, остальное — перечислить на счет Белкоопсоюза, когда будет подписан договор.

Каждый в этой схеме рассчитывал получить свою долю.

Белкоопсоюз — одна из самых крупных в Беларуси организации, которая имеет сеть магазинов и кафе, занимается заготовкой и продажей сельхозпродукции, оказывает услуги населению, осуществляет внешнеэкономическую деятельность. Имеет свои строительные и транспортные организации, учебные заведения. На предприятиях и в системе Белкоопсоюза занято более 86 тысяч человек. Пост председателя сопоставим со статусом министра. Сейчас Белкоопсоюз возглавляет Валерий Иванов.

 

Первым потенциальным покупателем в феврале 2013 года стал бизнесмен из Москвы, пишет «Наша ніва». Правда, он не мог понять, как перевести 500 тысяч задатка. Тогда возникла схема с банком в Риге: деньги переводят на счет, с которого продавец сможет их снять только после заключения договора о продаже. Но бизнесмен хотел увидеть оригиналы документов на здание до того, как перечислит средства. Документы так и не показали, поэтому сделка не состоялась.

Впрочем, у бывшего председателя Белкоопсоюза свой взгляд на произошедшее. 9 июня он впервые дал показания в суде.

Более чем в 40 тысяч долларов оценило следствие доход Сидько, полученный незаконным путем

Прежде всего, Сергей Сидько рассказал о доме на Канарах, который, как во всеуслышание в ходе послания-2014 заявил Лукашенко, глава Белкоопсоюза купил и зарегистрировал на дочь.

«У моей дочери на самом деле есть недвижимость на острове Гранд-Канария. Но это не дом, а трехкомнатная квартира на последнем этаже в панельном доме. Думаю, она стоит дешевле, чем моя квартира в Минске на улице Пионерской», — сказал Сидько.

Улица Пионерская в микрорайоне Дрозды занимает первое место в рейтинге самых дорогих по стоимости недвижимости улиц Минска. За квадратный метр здесь просят 4500 долларов. Семье Сергея Седько принадлежит трехкомнатная квартира в этом районе.

Что касается дочери Сидько, то, по его словам, она занималась бизнесом, хотя и «безуспешно». Светлана Борисик (Сидько) работала в универмаге товароведом, позже — инспектором по размещению в гостинице.

«В Испании у нее была еще машина Volkswagen Jetta, — заявил обвиняемый. — Мне ничего не известно о ее теперешних делах, потому что я два года нахожусь в СИЗО и с ней переписку не веду. Мне стыдно писать письма из тюрьмы».

Сын Сергея Сидько Павел подавал надежды в футболе: провел несколько матчей в высшей лиге за команду «Звезда-БГУ». Сейчас работает тренером детской команды брестского «Динамо». 

 
Сергей Сидько и Александр Лукашенко на общем отчетном собрании Белкоопсоюза, 8 февраля 2013 года.
Фото пресс-службы президента Беларуси

Бывший председатель Белкоопсоюза полностью отрицает предъявленное ему обвинение — злоупотребление властью и служебными полномочиями, получение взятки. Ему насчитали 631 млн рублей дохода, полученного незаконным путем. Подчиненному Дмитрию Колодезному — 150 млн рублей, посреднику Владимиру Ленскому — около 45 млн рублей.

«Почему сегодня Колодезный обвиняет во всем меня? Потому что пытается решить свои проблемы за мой счет. В его кабинете была установлена камера, которая зафиксировала, как они с Ленским делят деньги, поэтому куда ему деваться? Частично вину он признает. Но чтобы себя оправдать, указывает, что исполнял мои приказы. Это неправда», — заявил бывший председатель Белкоопсоюза.

Как мелкий предприниматель Ленский построил руководителей Белкоопосоюза

Сергей Сидько рассказал в суде, что он познакомился с Владимиром Ленским в начале 2010 года. Тот пришел к нему со словами, что он родственник «чиновника высокого ранга» Виктора Кондратова — начальника управления анализа и прогноза развития отраслей народного хозяйства при Администрации президента. И спросил, как можно поучаствовать в строительстве объектов Белкоопсоюза. Сидько, по его словам, уточнил у Кондратова, что это за человек:

«Мне было сказано, что Ленский — мелкий предприниматель, продает на рынке в Ждановичах очки, перчатки и бижутерию. Но пытается двигаться вперед. Я познакомил его с Колодезным. Сказал, чтобы он все вопросы по строительству решал с ним».

В своих стремлениях Ленский продвинулся так далеко, что Колодезный по всем эпизодам уголовного дела утверждает, что исполнял его приказы и не мог ослушаться. Деньги он получал тоже от него. И по его словам, откаты Сидько тоже передавал «мелкий предприниматель» Ленский. Правда, лично Колодезный этого ни разу не видел.

Ленский ни дня не работал в потребкооперции, но это не помешало ему, по словам Сидько, представляться то начальником Белкоопсоюза, то родственником председателя, то приятелем других влиятельных фигур.

Как это могло проходить за спиной руководства? Во-первых, определенную связь Сидько с Ленским все-таки поддерживал.

В октябре 2010 года, к примеру, Сергей Сидько с супругой летал на отдых на Канарские острова, куда его пригласил бизнесмен Сергей Немец, с которым Сидько познакомился в Минске через Ленского. К тому же, Ленский договаривался с супругой Турченко, чтобы та на своей машине бесплатно довезла Сидько до аэропорта в Вильнюсе.

Но в 2011 году председатель Белкоопсоюза сказал Ленскому больше к нему не ходить, слишком заметна была его роль в структуре организации.

«Нужно признать мою слабость, — сказал Сергей Сидько в суде. — Ленский был для меня хорошим источником информации. От него я мог узнать обо всем происходящем, в том числе, что думают подчиненные обо мне».

Во-вторых, о преступных деяниях Ленского, Турченко и Колодезного Сидько, по его словам, узнал только из материалов дела.

«Сотрудники КГБ наблюдали за этой тройкой, их разговоры и встречи записывались, — заявил бывший председатель Белкоопсоюза. — Конечно, там проскальзывало мое имя. Например, по объекту на Татарской я категорически заявил, что продажи не будет. И оперативники решили и меня подтянуть, все-таки председатель — фигура более значимая».

На суде Владимир Ленский старательно избегает объективов и просит его не фотографировать. «Я еще жить хочу», — говорит он.

Обыск в квартире Сидько продолжался 22 часа

19 июля 2013 года Ленский приехал к Сидько домой, в подарок привез бутылку дорогого виски. Сам выпить отказался, а через несколько секунд после того, как за ним захлопнулась дверь, в квартиру ворвались оперативники.

Сидько самолично отдал сбережения — около 6 тысяч долларов и примерно 3 тысячи евро.

«Но искали другие деньги, взятку. Обыск продолжался 22 часа, — рассказал обвиняемый. — Ордера на обыск не было, его привезли позже, когда дочь начала возмущаться. Меня и членов семьи (жену, дочь, внучку) раздели и осмотрели. Потом вызвали сотрудников МЧС, чтобы проверить, не спрятал ли я взятку в вентиляционных отверстиях. Ничего не нашли. Вызвали сантехника, который снял унитаз, прочистил стояк. Опять ничего нет. Дальше приехали две ассенизаторские машины, которые откачали воду из канализации, но и там ничего не было. Тогда оперативники решили, что я съел эти деньги. Меня привезли в поликлинику КГБ, где сначала проверили меня на рентгене, потом заставили проглотить зонд. Этого им показалось мало. Меня поместили в изолятор, дали ведро, в которое я должен был ходить в туалет. Восемь дней его не выносили, хотя температура воздуха в помещении доходила до 35 градусов. Потом испражнения отправили на экспертизу, которая показала, что денег и там нет».

Сидько находится в СИЗО КГБ почти два года. Первые 13 месяцев его вообще не допрашивали. Только 16 декабря 2014 года он смог ознакомиться с материалами дела:

«Конечно, я был в шоке, что заявили Колодезный, Турченко, Ленский в своих показаниях. Я считаю, что у них были основания меня оговорить. Турченко — за то, что я не согласился продать объект на Татарской, Ленский — за то, что я не давал нужные ему объекты, Колодезный — чтобы обелить себя, заявить, мол, я выполнял только приказы. Мне тоже предлагали во всем признаться, тогда дадут не десять лет, а пять. Но я решил идти до конца».

Бывшие сотрудники Белкоопсоюза, включая Сидько, на суде настаивают, что они не были госслужащими. Ответственность за коррупцию для госслужащих более строгая. Дело в том, что Белкоопсоюз по форме собственности — частная компания, однако по некоторым вопросам (обслуживание сельского населения, заготовка и переработка сельхозпродукции) она подотчетна правительству. При этом председателя Белкоопсоюза выбирает общее собрание уполномоченных представителей пайщиков, а не назначает президент. И никаких льгот и доплат, положенных чиновникам, сотрудники Белкоопсоюза не получают, в том числе и председатель, хотя его должность приравнена к министру.