В Куропатах будут искать захоронения расстрелянных польских офицеров

29 июля в Куропатах историк Игорь Кузнецов провел пресс-конференцию, посвященную планируемой эксгумации на месте массового захоронения жертв сталинских репрессий. Цель эксгумации — найти останки офицеров польской армии из так называемого белорусского катынского списка.

«В Минске 13 мест расстрелов. Четыре наиболее крупные: Куропаты, Лошица, Тростенец, парк Челюскинцев. Куропаты — 16 га территории, 510 могильных впадин. В ходе первой и второй эксгумаций было вскрыто 18 захоронений. То есть 493 захоронения не вскрыты на территории Куропат, — рассказывает Игорь Кузнецов. — Как можно начинать эксгумацию, если во время первой и второй эксгумаций не были найдены вещественные доказательства, подтверждающие наличие там офицеров польской армии? Ни знаки отличия, ни пуговицы, ни документы пока не были найдены. Может, возникли новые основания? Польская сторона говорит: нам кажется, что они должны быть в Куропатах. А почему не кажется, что они могут быть в Тростенце? Или одну партию могли расстрелять в Куропатах, одну — в Тростенце, третью — в Лошице, четвертую расстреляли в «американке» и закопали останки на Кальварийском кладбище».

По мнению Кузнецова, эксгумация может занять 8-10 лет, и не исключено, что останки офицеров польской армии не будут найдены. В таком случае, обращает внимание историк, «появится аргумент, что белорусского Катынского списка нет, потому что в Куропатах их не обнаружили».

«Не рассматриваются сегодня другие варианты, что надо убедиться, что нет под свалкой в Тростенце, нет в Лошице, и потом уже действительно вернуться к Куропатам. Эксгумация, сам процесс — это результат научных исследований, где копать, в каком районе, какие захоронения локализовать и иметь какую-то вероятность необходимости вскрытия этого захоронения. А не просто брать и 500 захоронений вскрывать по принципу: а вдруг мы что-то найдем? А если не найдем?», — задается вопросом эксперт.

По его мнению, «надо сконцентрировать усилия на наиболее вероятных местах и действительно провести там эксгумацию». «Но это могут быть не только Куропаты. Моя позиция убежденная, не документальная, конечно, что в Тростенце свалка насыпана на месте расстрела, прежде всего, офицеров польской армии. Эту акцию преступную надо было скрыть. А здесь — рядовые граждане, никому до них дела не было. Их десятками тысяч расстреливали. Поэтому никто и не пытался эти следы уничтожить. А это была особая акция. Это были иностранные граждане, это были военнопленные, это была акция, не имеющая срока давности», — сказал Игорь Кузнецов.